Информация свежая... и не очень

Модераторы: morozov, mike@in-russia, Editor

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#526   morozov » Ср июл 17, 2013 11:53

Осцилляции D0-анти-D0
1 апреля 2013

В эксперименте LHCb, выполняемом на Большом адронном коллайдере с участием исследователей из России, зарегистрированы превращения (осцилляции) D0-мезона (кварковый состав c-анти-u) в его античастицу анти-D0, предсказываемые Стандартной моделью. Эти осцилляции вызываются нейтральными слабыми токами за счёт смешивания по чарму. Аналогичные осцилляции K0-, B0- и D0s-мезонов ранее уже наблюдались. Также ранее по совокупности данных экспериментов BaBar, Belle и CDF отмечались осцилляции D0-анти-D0, но с малой статистической значимостью. В новом эксперименте LHCb сначала по наличию π+ в распадах D*+ → D0π+ определялся тип частицы (D0 или анти-D0), и затем измерялось отношение R темпов предпочтительного по Кабиббо распада D0 → K-π+ и затруднённого распада D0 → K+π-. Причём, те же продукты распада K+π- возникали в результате осцилляций D0-анти-D0 с последующими распадами анти-D0 → K+π-. Измеренная форма зависимости R от времени подтверждает факт осцилляций D0-анти-D0, а гипотеза об их отсутствии, когда R=const, исключена на уровне 9,1 σ. Источник: Phys. Rev. Lett. 110 101802 (2013)

Квантовые вычисления с неизвестным заранее результатом
1 апреля 2013

До последнего времени квантовые вычисления выполнялись в квантовых битах — кубитах, но устройства считывания (измерения) результатов были специальным образом сконфигурированы, исходя из известных классических (неквантовых) решений тех же задач. Группой исследователей из университетов Бристоля (Великобритания) и Квинсленда (Австралия) выполнен эксперимент нового типа без упрощения квантовых схем считывания, когда результат квантового вычисления заранее неизвестен. Производилось итеративное определение фазы (phase estimation algorithm) у состояний поляризации фотонов. Методика определения фазы φ в собственном состоянии унитарного оператора Uψ=ei2πφψ широко используется в квантовых алгоритмах и позволяет экспоненциально ускорить вычисления по сравнению с классическим случаем. Строились собственные состояния для поляризации фотонов, проходящих через сплиттеры, и в цепочке измерений вычислялись последовательные биты в двоичном представлении фазы, начиная с менее значимых битов, которые затем использовались для уточнения более значимых. Квантовые вычисления без заранее известного ответа являются важным шагом на пути создания практических квантовых компьютеров. Источник: Nature Photonics 7 223 (2013)

Коллапс волновой функции в графене
1 апреля 2013

Y. Wang (Калифорнийский университет и Берклиевская национальная лаборатория, США) и др., используя кластеры из ионов кальция в решётке графена, реализовали аналог предсказанного И.Я. Померанчуком и Я.А. Смородинским (J. Phys. USSR 9 97 (1945)), но не наблюдавшегося пока эффекта коллапса волновой функции электрона вблизи сверхтяжёлого ядра. Согласно расчётам в рамках квантовой электродинамики (см. обзор Я.Б Зельдовича и В.С. Попова в УФН 105 403 (1971)), при заряде ядра Z>Zc ≈ 170 атом становится нестабильным. Происходит коллапс волновой функции электрона — падение электрона на ядро с рождением и вылетом позитронов. В решётке графена с помощью сканирующего туннельного микроскопа создавались кластеры размером ≈ 5 нм из пар ионов — димеров кальция, до пяти димеров в каждом кластере. Димеры формировались спонтанно при нагреве и с помощью иглы микроскопа перемещались в кластеры. Тот же микроскоп применялся для наблюдения за электронным облаком, с его помощью измерялся спектр dI/dV на различных расстояниях от кластеров. Электроны в графене имеют большую константу взаимодействия и дисперсионную кривую релятивистского вида, что создает условия для коллапса волновой функции уже при зарядах кластеров Zc ≈ 1. Взаимодействие электрона с кластером из 3-5 димеров действительно приводило к коллапсу волновой функции, что отмечалось по возникновению резонансного состояния электрона с энергией ниже точки Дирака до расстояний более 10 нм от кластеров. Вместо позитронов, как предсказывалось в версии с отдельными ядрами, в эксперименте с графеном из кластеров вылетали дырки — электронные вакансии. Результаты эксперимента хорошо соответствуют теоретическим расчётам коллапса волновой функции. Альтернативные объяснения, такие как множественные рассеяния электронов между димерами, не способны воспроизвести наблюдаемую картину. Источник: Science, онлайн-публикация от 7 марта 2013 г.

Полимерный конденсатор
1 апреля 2013

Исследователи из Наньянгского технологического университета (Сингапур) создали прототип конденсатора с полимерным изолятором между обкладками, который по своим характеристикам значительно превосходит обычные конденсаторы и может найти важные применения в микроэлектронике. Полимерные конденсаторы применялись и ранее, но их недостатком было малое электрическое поле пробоя, выводящее изолятор из строя из-за дефектов в структуре полимера. Сингапурские исследователи синтезировали новый многослойный диэлектрик, обладающий полем пробоя, значительно большим, чем в обычных конденсаторах. В основе диэлектрика — очень устойчивый (химически, термически и электрически) полимер. Источник: physicsworld.com

Чёрная дыра с большим угловым моментом
1 апреля 2013

С помощью космических рентгеновских телескопов NuStar и XMM-Newton установлено, что сверхмассивная чёрная дыра в центре галактики NGC 1365 имеет угловой момент L, близкий к максимально допустимому в рамках общей теории относительности. Этот результат получен путём регистрации переменного рентгеновского излучения, отражённого от внутренней области аккреционного диска вокруг чёрной дыры. Чем быстрее вращается чёрная дыра, тем меньше радиус внутренней части диска, что определённым образом модифицирует спектр излучения. Взаимодействие излучения с газом на луче зрения также может искажать спектр, и данный вклад необходимо было отделить от релятивистских эффектов. Эту задачу решили G. Risaliti (Флорентийская обсерватория Arcetri) и его коллеги с помощью телескопа NuStar, имеющего рабочий диапазон 3–80 кэВ — несколько выше, чем у других рентгеновских телескопов. Наблюдение высокоэнергетической части рентгеновского спектра позволило однозначно идентифицировать эффект уширения линии железа и избыток комптоновского излучения как результат влияния гравитационного поля чёрной дыры. Измеренный в результате параметр углового момента чёрной дыры составляет a=Lc/(GM2)≥0,84 при максимально возможном a=1. Большой угловой момент чёрная дыра могла получить во время своего формирования, либо в более позднее время при сильно несферической аккреции вещества или слияниях с другими чёрными дырами. Источник: Nature 494 449 (2013)

Новости не опубликованные в журнале


Регистрация переворотов единичных спинов
4 апреля 2013

A. Mooser (Майнцский университет Иоганна Гутенберга, Германия) и др. выполнили эксперимент, в котором наблюдались единичные перевороты спинов отдельных протонов в ловушке Пеннинга. Источник: Phys. Rev. Lett. 110 140405 (2013)

Регистрация легких ядер в эксперименте PAMELA
22 апреля 2013

Детектором PAMELA, установленным на спутнике Ресурс-ДК1, измерены распределения по энергиям легких изотопов водорода и гелия. Спектр ядер 1H, 2H, 3He и 4He формируется в результате взаимодействия первичных космических лучей с атомами межзвездной среды. Самые точные на сегодняшний данные PAMELA позволят уточнить модели происхождения и распространения космических лучей. Источник: arXiv:1304.5420 [astro-ph.HE]
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#527   morozov » Вс июл 21, 2013 14:27

Нейтрино высоких энергий
1 августа 2013

Нейтринным детектором IceCube с достоверностью 2,8 σ зарегистрированы два нейтрино с рекордно большими энергиями — около 1 ПэВ = 1015 эВ. IceCube состоит из 5160 черенковских детекторов в объеме ≈ 1 км3 в толще льда Антарктиды на глубинах 1450-2450 м. Обнаруженные события, создавшие каскады частиц во льду, могут объясняться как взаимодействием νe,μ,τ (или антинейтрино) с ядрами посредством нейтральных слабых токов, так и взаимодействием νe (анти-νe) через заряженные токи. Задача регистрации нейтрино высоких энергий облегчается тем, что при энергиях ≥1 ПэВ мало фоновых событий, создаваемых космическими лучами в атмосфере. Кроме того, исключались мюонные события из верхней полусферы, а учитывались только события от нейтрино, прошедших сквозь Землю. Таким образом, вероятность наличия среди полученных данных двух и более фоновых событий составила 2,9 × 10-3. Если два зарегистрированных события действительно вызваны нейтрино астрофизического происхождения, то их источниками могли быть, например, космические гамма-всплески или процессы в активных ядрах галактик. Источник: Phys. Rev. Lett. 111 021103 (2013)

Силы Ван-дер-Ваальса между ридберговскими атомами
1 августа 2013

L. Beguin (Лаборатория Шарля Фабри Института Оптики, Франция) и др. впервые измерили ван-дер-ваальсово взаимодействие двух атомов, находящимися в высоковозбуждённых ридберговских состояниях. По сравнению с атомами в основном состоянии, диполь-дипольные взаимодействия ридберговских атомов (силы ван-дер-Ваальса) гораздо сильнее. Ранее силы Ван-дер-Ваальса измерялись косвенными методами во множестве экспериментов. Например, измерялось притяжение макроскопических тел, измерялся сдвиг частоты колебаний атомов в двухатомных молекулах с ван-дер-ваальсовой связью, а также изучалось взаимодействие ридберговского атома с поверхностью проводника. В новом эксперименте два атома рубидия были захвачены в ловушки, создаваемые сфокусированными лучами лазера на регулируемом (от 3 до 20 мкм) расстоянии. Фокусирующая асферическая линза одновременно собирала фотоны, излучаемые атомами. Под действием резонансных лазерных импульсов вызывались осцилляции между основным и ридберговским квантовыми состояниями двухатомной системы, а частота Раби Ω этих осцилляций возмущалась взаимодействием между атомами. Эксперимент выполнялся в режиме частичной ридберговской блокады, когда энергия ван-дер-ваальсова взаимодействия была сравнима с энергией осцилляций. Путем регистрации излучаемых атомами фотонов измерялась вероятность нахождения атомов в основных и ридберговских состояниях в зависимости от расстояния между атомами и длительности лазерного импульса. Полученная из этих данных энергия ван-дер-ваальсова взаимодействия ∝ r-6 хорошо соответствует теоретическим расчётам. Эксперимент интересен также и тем, что в нём удалось поддерживать когерентность пары ридберговских атомов, что открывает перспективу создания на их основе квантовых логических ячеек. Источник: Phys. Rev. Lett. 110 263201 (2013)
Структура энергетической щели в CeCoIn5
1 августа 2013

J.C. Davis (Брукхейвенская национальная лаборатория и Корнелльский университет, США) и его коллеги исследовали структуру энергетической щели в сверхпроводнике с тяжёлыми фермионами CeCoIn5. Предполагается, что механизм куперовского спаривания в подобных соединениях определяется спиновыми флуктуациями, но для полного прояснения механизма сверхроводимости требуются дальнейшие исследования. В описываемом эксперименте структура щели Δ(k) в импульсном пространстве изучалась методом интерференции квазичастиц (Bogoliubov quasiparticle interference imaging). Электроны расщепляющихся куперовских пар испытывали интерференцию на примесях, и с помощью сканирующего туннельного микроскопа регистрировались возникающие при этом стоячие электронные волны. Данная методика позволила выявить очень малые вариации энергии щели в зависимости от направления. Как оказалось, щель ориентирована в кристаллическом направлении вдоль связей Ce-Ce и имеет dx2-y2-симметрию. Также была измерена форма Ферми-поверхности и структура энергетических уровней, в том числе, в области расщепления уровня с малой эффективной массой на гибридизированые уровни тяжёлых фермионов. Источник: Nature Physics, онлайн-публикация от 14 июля 2013 г.

Фотокатализатор TiO2
1 августа 2013

Известно, что полиморфные кристаллические модификации диоксида титана TiO2 рутил и анатаз являются хорошими фотокатализаторами — они эффективно расщепляют молекулы воды (осуществляют фотолиз) на своей поверхности под действием света. В 1972 г. было обнаружено, что образцы со смесью двух модификаций обладают значительно лучшими катализирующими свойствами, чем чистые рутил и анатаз по-отдельности. Предполагалось, что это свойство связано с относительным сдвигом валентных зон в рутиле и анатазе, но однозначное экспериментальное подтверждение отсутствовало. D.O. Scanlon (Университетский колледж Kathleen Lonsdale Materials Chemistry, Великобритания) и др. выполнили новый эксперимент и компьютерное моделирование структуры TiO2, которые достаточно надёжно подтвердили различие уровней энергии. С помощью рентгеновской фотоэмиссионной методики изучалась гетероструктура, состоящая из слоёв рутила и анатаза. Как оказалось, валентная зона анатаза расположена на 0,4 эВ ниже валентной зоны рутила. Это означает наличие потока электронов от рутила к анатазу при фотовозбуждении. Вероятно, такое расположение валентных зон и ведёт к значительному улучшению фотокатализирующих свойств смешанного кристалла. Источник: Nature Materials, онлайн-публикация от 7 июля 2013 г.

Внегалактические радиовсплески
1 августа 2013

С помощью 64-метрового радиотелескопа Паркс (Австралия) обнаружена новая популяция космологических всплесков радиоизлучения длительностью ≈ 1 мс и спектральной плотностью потока 0,4-1,3 Ян. В 2007 уже регистрировался похожий мощный всплеск (всплеск Лоримера), происхождение которого осталось неизвестным. В новых наблюдениях зарегистрированы ещё четыре всплеска из направлений ≥ 40° над плоскостью диска Галактики. Сильная дисперсия сигналов могла возникнуть лишь при их распространении с расстояний 1,7-3,2 Гпк (источники на z = 0,45-0,96) за счёт взаимодействия радиоволн с космической плазмой, так как дисперсии в разреженной плазме Галактики на высоких галактических широтах для формирования наблюдаемых спектров недостаточно. В связи с этим делается вывод о космологической природе всплесков. При экстраполяция на всю небесную сферу предсказывается число ≈ 104 подобных радиовсплесков в день со всех направлений. Повторных или совпадающих событий в других диапазонах волн пока не найдено. Хотя происхождение этих радиовсплесков ещё не выяснено, в качестве возможных источников указывались высокоэнергетичные процессы вблизи чёрных дыр или нейтронных звёзд. Источник: Science 341 53 (2013)
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#528   morozov » Чт авг 08, 2013 0:09

Первые результаты эксперимента GERDA

30 июля 2013 года. ТрВ № 134, c. 11, "Исследования"
Александр Барабаш
Рубрика: Исследования

16 июля 2013 года на научном семинаре в лаборатории Гран Сассо (Италия) были представлены первые результаты поиска безнейтринного двойного бета-распада (ββ0v) ядра Ge-76 с помощью детектора GERDA-I [1]. На следующий день озвученные результаты появились в виде электронного препринта [2] и через неделю были доложены на европейской конференции по физике высоких энергий (Стокгольм, 18-24 июля 2013 года).

Эти результаты ожидались учеными с большим интересом. Интрига была связана с тем, что одной из задач эксперимента была проверка сенсационного (но, в тоже время, и крайне неоднозначного) результата, полученного и опубликованного несколькими участниками эксперимента Гейдельберг-Москва (Г-М) — так называемый результат Клапдора (по имени одного из лидеров эксперимента Г. Клапдор-Клайнгротхауса). Сначала коллаборация сообщила о не наблюдении процесса pp0v-распада в Ge-76 и установила предел на период полураспада — Т1/2 > 1,9х1025 лет. Затем несколько человек из этой коллаборации, во главе с Г. Клапдор-Клайнгротхаусом, заявили о наблюдении ββ0v-распада с уровнем достоверности 4Ѡ (Т = 1,2х1025 лет). Позднее, после более сложного анализа, был получен результат с уровнем достоверности 6Ѡ: Т1/2 = (2,2±0,3)х1025 лет. Этот результат приводит к фундаментальным последствиям: лептонное число не сохраняется, нейтрино обладает массой, эта масса майорановского типа, и эффективная масса равна <mv> ~ 0,3 эВ. Однако научное сообщество отнеслось к этому результату с большим недоверием и не приняло его. Анализ, проведенный независимыми группами ученых, показал большое количество неточностей, противоречий и откровенных «натяжек» допущенных авторами «открытия».

Изображение
Рис. 1. Схема установки GERDA (с сайта [1])

Тем не менее, результаты эксперимента GERDA-I ожидались с большим интересом. В этом эксперименте используется совершенно новый подход к организации пассивной и активной защиты от фонового сигнала. Были предприняты серьезные усилия по минимизации количества конструкционных материалов вокруг полупроводниковых германиевых (HPGe) детекторов. С целью снижения уровня фона кристаллы германия помещены в сосуд с жидким аргоном, который, в свою очередь, помещен в огромный бак с водой (диаметром и высотой 10 м) (см. рис. 1). Жидкий аргон и вода прошли специальную очистку от радиоактивных примесей. Полный вес HPGe детекторов ~ 18 кг. Интересно отметить, что в эксперименте, в основном, используются HPGe детекторы, которые прежде применялись в экспериментах Г-М и IGEX. Вся установка размещена в подземной лаборатории Гран Сассо (Италия) на глубине, соответствующей толще воды 3,5 км.

Интерес подогревался еще и тем, что коллаборация решила использовать так называемый «слепой анализ» — когда экспериментальные данные в области ββ0v-распада были неизвестны до самого последнего момента. Измерения были начаты в ноябре 2011 года и продолжались примерно полтора года. Наконец в июне 2013 года экспериментальные данные в области 0v-моды были открыты. И что же мы увидели?

Полное отсутствие эффекта! При ожидаемых 2,5 событиях от фона было зарегистрировано 3 события (см. рис. 2). Таким образом, был установлен лишь предел на время двойного безнейтринного бета-распада Т1/2 > 2,1х1025 лет (<mv> < 0,2-0,4 эВ). Это закрывает первоначальный результат Клапдора, но, тем не менее, формально не исключает его последний результат (хотя, сами авторы не рассматривают его, считая его заведомо завышенным). На самом деле, первоначально планируемая чувствительность эксперимента GERDA-I была 3х1025 лет. В этом случае оба результата Клапдора были бы закрыты (что и планировалось). Однако уровень фона оказался несколько выше ожидаемого, кроме того два детектора вышли из строя и в итоге это не позволило достичь планируемой чувствительности. Тем не менее, эксперимент GERDA-I стал новым этапом в развитии экспериментальной техники для поиска ββ0v-распада Ge-76. Предложенная методика показала свою работоспособность и эффективность, а достигнутый уровень фона оказался примерно на порядок ниже по сравнению с предыдущими экспериментами Г-М и IGEX.

Изображение
Рис. 2. Суммарный спектр для всех детекторов. верхний спектр — исследуемая область. Нижний спектр — часть спектра, которая использовалась для оценки среднего фона в исследуемой области. Темным цветом отмечены события, оставшиеся после применения анализа по форме импульса. На верхнем спектре показан также ожидаемый сигнал для Т1/2 = 2,1х1025 лет (синяя сплошная кривая) и Т = 1,2х1025 лет (красная пунктирная кривая). Из препринта [2]

Запланирован следующий этап эксперимента, GERDA-II, в котором предполагается вдвое увеличить массу Ge-76 и существенно снизить уровень фона. Планируемая чувствительность около 2х1026 лет за 3 года измерений. Набор данных начнется, видимо, в начале 2014 года. В результате будет окончательно решена проблема, связанная с результатом Клапдора, и достигнут новый уровень чувствительности в экспериментах по поиску ββ0v-распада.

В заключение отметим, что в эксперименте GERDA участвуют ученые из нескольких российских институтов (ИТЭФ, ИЯИ, Курчатовский институт, ОИЯИ).

Александр Барабаш

ИТЭФ, Москва
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#529   morozov » Пн авг 19, 2013 22:24

Астронет

Спутник Gravity Probe B подтвердил наличие гравимагнетизма
Изображение
Спутник Gravity Probe B подтвердил наличие гравимагнетизма
Авторы и права: Команда спутника Gravity Probe B, Стенфорд, НАСА
Перевод: Вольнова А.А.
Пояснение: Есть ли магнитная составляющая у гравитационного поля? Чтобы получить магнитное поле, достаточно всего лишь заставить вращаться какой-нибудь электрический заряд. Заставьте вращаться какую-нибудь массу, и, согласно Эйнштейну, вы получите эффект, чем-то похожий на магнетизм. Этот эффект должен быть настолько малым, что в лаборатории, на экспериментах с частицами его не обнаружить. Предприняв смелую попытку прямого измерения эффектов гравимагнетизма, НАСА в 2004 году запустили на орбиту самые гладкие сферы, которые только могли сделать люди, и стали наблюдать за их вращением. Эти четыре сферы, каждая размером с мяч для пинг-понга, являются центральными элементами высокоточных гироскопов, расположенных на борту спутника Gravity Probe B. На прошлой неделе, после учёта постоянного фонового сигнала, были объявлены первые результаты — гироскопы прецессируют, и величина прецессии согласуется с предсказаниями Общей Теории Относительности Эйнштейна. Эти результаты, подкреплённые имеющими находками, разворачивают перед нами не только долгосрочные перспективы, их можно использовать уже сейчас, например, для создания более точных систем времени и глобальных координат.

Authors & editors: Robert Nemiroff (MTU) & Jerry Bonnell (USRA)
NASA Web Site Statements, Warnings, and Disclaimers
NASA Official: Jay Norris. Specific rights apply.
A service of: LHEA at NASA / GSFC
& Michigan Tech. U.

По материалам Astronomy Picture Of the Day
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#530   morozov » Вт сен 03, 2013 23:46

23 августа 2013 г.
Изображение
PAMELA - впечатление художника
Artist's impression of PAMELA
PAMELA вновь выдает избыток позитронов


Европейская коллаборация PAMELA опубликовала новые данные о таинственном избытке позитронов, пронизывающих космическое пространство. Представленные данные содержат впервые абсолютные, а не относительные количества позитронов и помогут уточнить теоретические модели - в том числе и те, которые объясняют избыток позитронов как след темной материи.

PAMELA (Payload for Antimatter/Matter Exploration and Light-nuclei Astrophysics), это спутник, запущенный в 2006 году институтами Германии, Италии, России и Швеции для изучения природы античастиц в космических лучах. Первые результаты, опубликованные в 2008 году, показали удивительную особенность: устойчивый рост отношения позитронов к электронам для энергий выше примерно 10 ГэВ. Это идет вразрез с основными теоретическими расчетами, предсказывающими, что позитронная фракция должна уменьшаться.

Теоретики выдвинули несколько объяснений позитронному избытку. Самое захватывающее связано с темной материей, неуловимой субстанцией, взаимодействующей гравитационно, но не электромагнитно (потому и не видима для света); по оценкам, она составляет почти 85% от общего количества материи во Вселенной. Согласно многим теоретическим моделям, частицы темной материи могут аннигилировать друг с другом, тем самым порождая электроны и позитроны. При низких энергиях электроны от других астрофизических источников заметно превосходят количество этих позитронов, но с ростом энергии количество таких электронов будет сокращаться, в результате чего соотношение числа электронов и позитронов становится таким, как наблюдает PAMELA.

Вращающиеся звезды

Другим объяснением является то, что позитроны генерируется вращающимися звездами, известными как пульсары. И еще одна возможность состоит в том, что команда PAMELA не правильно интерпретирует результаты своих экспериментов. Неправильное толкование теперь, похоже, почти полностью исключено, потому что в начале прошлого года физики, используя космический гамма-телескоп Ферми (от NASA), подтвердили, что они также обнаружили увеличение позитронной фракции при энергиях от 20 до 100 ГэВ. Затем, в апреле этого года, данные магнитного альфа-спектрометра (AMS) на борту Международной космической станции тоже выявили избыток позитронов.

Последнее данные PAMELA, полученные в период с июля 2006 года по декабрь 2009 года, содержат в три раза больше позитронных событий, чем в предыдущем случае. Более важно, однако, что данные включают абсолютное число позитронов, а не только их фракцию в общей массе. "Если вы хотите понять механизмы, которые могут быть связаны с [избытком позитронов], то интересно знать количество позитронов самих по себе", говорит Мирко Боэцо (Mirko Boezio), возглавляющий группу анализа данных PAMELA в Национальном институте ядерной физики в университете Триеста, Италия.

Измерение абсолютного числа позитронов не простая задача. Важно отметить, что такое измерение требует точной оценки числа позитронов, которые теряются из-за неэффективности обнаружения - в отличие от измерения относительной доли позитронов и электронов, когда такие неэффективности компенсируются. PAMELA не первая коллаборация сделавшая абсолютное измерение: оно было уже выполнено в ходе нескольких экспериментов на аэростате и с помощью космического гамма-телескопа Ферми. Однако измерения от PAMELA более точные и могут, по заверениям Боэцо, помочь теоретикам исключить конкурирующие модели.

Тень на темную материю

Теоретик (элементарные частицы) Субир Саркар (Subir Sarkar) из Оксфордского университета в Великобритании с удовлетворением отмечает, что последние измерения PAMELA позитронной фракции так хорошо соответствуют недавним измерения AMS. Он указывает, однако, что отношения между позитронной фракцией и энергией, как представляется, не дает возможности сценарию темной материи. "Объяснение в терминах темной материи довольно надуманное, так как требует частиц с массой в ТэВ/c2, со значительно увеличенной скоростью аннигиляции в сравнении с обычными предсказаниями, [и], которая не производит никаких антипротонов!", говорит он.

Саркар считает, что астрофизический источник позитронов более вероятен, но это не пульсары. Вместо этого, он считает, что космические лучи могли бы генерировать позитроны в процессе их взаимодействия с окружающим веществом в ударных волнах от сверхновых, которые и ускоряют позитроны. Если это так, говорит он, то доля некоторых ядер в космических лучах будет также отличаться от ожидаемой. Например, углерод будет превращаться в бор, приводя к увеличению отношения количества бора к углероду при высоких энергиях.

Независимо от возможного понимания избытка позитронов, ясно, что коллаборация PAMELA дала пищу для размышлений физикам-теоретикам. Марко Цирели (Marco Cirelli), физик-теоретик из Института теоретической физики в CEA/Сакле, недалеко от Парижа воздает должное результатам. "Они являются большим достижением эксперимента и коллаборация сработала действительно хорошо", говорит он.

Результаты исследования опубликованы в журнале Physical Review Letters.

Автор: Джон Картрайт, независимый журналист из Бристоля, Великобритания

Перевод: Олег Кириллов.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#531   morozov » Ср сен 11, 2013 11:50

Осцилляции нейтрино в эксперименте T2K
1 сентября 2013

Первые события превращений (осцилляций) мюонных нейтрино в электронные в эксперименте T2K (Япония) были зарегистрированы в 2011 г. путём сравнения состава пучка мюонных нейтрино вблизи выхода из ускорителя в Токаи и на расстоянии 295 км в детекторе Супер-Камиоканде. К настоящему времени наблюдалось уже 28 событий, и достоверность регистрации осцилляций достигла 7,5 σ. Важно, что T2K является экспериментом “на появление” нового типа нейтрино в пучке. Эксперименты на появление, как правило, более однозначны, чем эксперименты “на исчезновение”, в которых фиксируется дефицит частиц. Осцилляции νμ → νe тесно связаны с нарушение CP-инвариантности в слабых взаимодействиях, и ожидается, что по мере накопления статистических данных можно будет исследовать CP-нарушение в лептонном секторе по нейтринным осцилляциям. Несколько событий другого типа осцилляций — νμ → ντ наблюдались недавно в эксперименте OPERA (Италия). В экспериментах T2K и OPERA активное участие принимают российские исследователи. Источник: http://t2k-experiment.org

Фотонный аналог “кота Шредингера”
1 сентября 2013

А.И. Львовский (Университет Калгари, Канада и Российский квантовый центр в Сколково) и его коллеги получили в эксперименте квантовое запутанное состояние единичного фотона и макроскопического ансамбля из более чем 108 фотонов, т. е. создали фотонный аналог “кота Шредингера”. Квантовая запутанность между микро- и макро-объектами уже была реализована в ряде систем, например, в атомных ансамблях, но для чисто фотонных систем она получена впервые. Эксперимент начинался с пары фотонов в запутанных состояниях, получаемых методом параметрической вниз-конверсии. Один из фотонов пары подвергался затем многократному усилению методом смещения в фазовом пространстве. Измерения состояний выполнялись с помощью квантовой томографии, а обратное смещение позволило проверить, что действительно имеет место квантовая когерентность. Состояние единичного фотона благодаря квантовой запутанности влияло на состояние большой системы, которая могла находиться в суперпозиции состояний, отличающихся по числу фотонов на десятки тысяч. Источник: Nature Physics, онлайн-публикация от 21 июля 2013 г.

Управляемые скирмионы
1 сентября 2013

Скирмионы — стабильные спиновые структуры, несущие топологический заряд, были предложены теоретически в 1962 г. в полевой модели Т. Скирма и к настоящему времени наблюдались уже в нескольких различных системах. Исследователи из Института прикладной физики Гамбургского университета (Германия) впервые сумели избирательно создавать и уничтожать отдельные скирмионы путём локального воздействия спин-поляризованного тока, создаваемого сканирующим туннельным микроскопом, на ультратонкие магнитные плёнки, состоящие из бислоя PdFe на поверхности кристалла иридия. Вблизи значения внешнего магнитного поля 1-1,4 Тл имелись метастабильные топологические конфигурации, близкие по энергии, но разделенные энергетическим барьером. Потенциал туннельного микроскопа (порядка 0,1-1 В) вызывал обратимые переходы через барьер между уровнями энергии и, соответственно, образование или уничтожение скирмионов. Обратимость переходов означает, что в этом режиме скирмионами можно легко управлять с целью записи и хранения информации. Таким методом были последовательно независимо созданы несколько скирмионов на локальном участке плёнки, а затем также по-одному скирмионы были уничтожены. Скирмионы регистрировались по характерным особенностям изменения туннельного тока. Каждый скирмион, в области которого магнитный момент делал полный оборот, своей площадью охватывал примерно 270 поверхностных атомов плёнки. Эксперимент выполнялся при низких температурах ≤8 K, когда мала вероятность перехода между топологическими состояниями под влиянием тепловых флуктуаций. Перспектива практического применения скирмионов основана, в частности, на том, что их магнитное состояние более устойчиво, чем у обычных магнитных доменов. Источник: Science 341 636 (2013)

Вращательный эффект Доплера
1 сентября 2013

Исследователи из университетов Глазго и Стратклайда (Великобритания) впервые реализовали в эксперименте метод измерения скорости углового вращения тел по их взаимодействию с лучом света, фотоны которого обладают орбитальным угловым моментом. Если угловой размер вращающегося тела невелик, то обычный доплер-эффекта для измерения скоростей движения частей тела неприменим, однако для этой цели подходит «закрученный» свет. В отражённом от вращающегося тела луче возникает сдвиг частоты, пропорциональный произведению частоты вращения тела и орбитального углового момента фотонов. В эксперименте M.P.J. Lavery и др. вращающийся кусочек алюминиевой фольги освещался двумя лучами полупроводникового лазера с равными по величине, но противоположными по направлению угловыми моментами ± 18h/2π, создаваемыми программируемыми пространственными модуляторами. Ось вращения была параллельна лучу зрения, но из-за неровности поверхности отражение происходило под некоторыми малыми углами. Как и ожидалось, отражённый свет в двух пучках получил сдвиги частоты противоположного знака — красное и синее смещения. В эксперименте регистрировались биения, возникающие при интерференции этих лучей, и по характеру биений можно было вычислить скорость вращения диска. Полученные при различных скоростях вращения результаты находятся в согласии с теоретическими расчётами данного эффекта. Источник: Science 341 537 (2013)

B-мода поляризации реликтового излучения
1 сентября 2013

С помощью 10-метрового радиотелескопа South Pole Telescope, расположенного в Антарктиде на Южном полюсе, впервые зарегистрирована B-мода поляризации микроволнового фонового (реликтового) излучения, связанная с вихревой частью тензора поляризации. Поляризация реликтового излучения может генерироваться при его рассеянии на неоднородностях плазмы и метрики (гравитационных волнах) в эпоху рекомбинации, либо возникать позже в результате гравитационного линзирования излучения на космологических неоднородностях плотности. Безвихревая E-мода уже наблюдалась телескопом-интерферометром DASI в 2002 г. В новых данных, полученных за первый сезон работы чувствительных к поляризации болометрических приемников телескопа South Pole Telescope, впервые достоверно зарегистрирована B-мода. Расчет 4-точечных корреляционных функций для мультиполей l ≥ 150 показал, что измеренная B-мода на уровне достоверности 7,7 σ коррелирует с картой распределения вещества, полученной в ИК-обзоре телескопа Гершель и с измерениями E-моды. Как известно из других наблюдений, ИК-обзоры хорошо воспроизводят распределение гравитационного потенциала, который и ответственен за гравитационное линзирование и происходящее при этом преобразование E-моды в B-моду поляризации. Очень ценную информацию о ранних стадиях эволюции Вселенной, в том числе о стадии инфляции, в будущем может дать регистрация поляризации реликтового излучения, вызванной реликтовыми гравитационными волнами. Полученные South Pole Telescope данные представляют фон, над уровнем которого можно будет выполнять поиск поляризационных сигналов, обусловленных гравитационными волнами. Источник: arXiv:1307.5830 [astro-ph.CO]
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#532   morozov » Вс сен 15, 2013 11:42

Наноградусник

Для многих явлений и процессов в окружающем мире и в нас самих важнейшим фактором является величина и распределение температуры. Например, локальные изменения температуры земли могут приводить к штормам, наводнениям, засухе и прочим бедствиям, а отклонение температуры человеческого тела от нормы всего лишь на доли процента (по абсолютной шкале) сигнализирует о болезни. Температура определяет кинетику химических реакций и равновесное состояние их продуктов. Для измерения температуры что только не используют: от спутников до ИК-камер и обычных термометров – в зависимости от природы и масштаба объекта. А можно ли измерить распределение температуры с нанометровым разрешением? В работе [1] (США, Китай) для этой цели использованы нанокристаллы алмаза, содержащие дефекты азот-вакансия (NV-центры).

Изображение
Рис. 1. Упрощенная диаграмма энергетических уровней NV-центра.
В отсутствие магнитного поля триплетное основное состояние
расщепляется на величину D, зависящую от температуры
(d – отстройка СВЧ-импульса от резонанса).

Изображение
Рис. 2. Измерение температуры живой клетки при нагреве внедренной в нее наночастицы Au лазерным излучением.
Расщепление D спиновых уровней NV-центра (рис. 1) зависит от температуры. Возбуждая электроны СВЧ-импульсами и изучая последующую флюоресценцию, удается зарегистрировать малейшие изменения D, а значит – и температуры (до 1.8 мК). С помощью такого “наноградусника” авторы [1] следили за изменением локальной температуры живой клетки при ее нагреве (рис. 2). Если удастся повысить временнóе разрешение метода (сейчас – десятки секунд), то его можно будет использовать для изучения нестационарных субклеточных процессов, играющих важную роль в биологических и медицинских приложениях.

1. G.Kuesko et al., Nature 500, 54 (2013).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#533   morozov » Ср сен 18, 2013 21:01

Магниты могут быть сильнее, чем казалось...

Поиски сильных магнитов сегодня ведутся по пути подбора их химического состава и атомной структуры. На этом пути регулярно добиваются некоторых успехов (как в случае редкоземельных магнитов, кажущихся непревзойденными). Однако реальность оказывается сложнее и интереснее, чем наши представления. В [1] дан краткий обзор “сильных” магнитов. Под “сильными” понимается не величина магнитного поля, а тот факт, что напряженность поля, создаваемого этим магнитом, превышает индукцию насыщения материала магнита. Может показаться, что такого не бывает... Однако есть экспериментальные доказательства: в Гренобле изготовлена система магнитов, создающая в узком зазоре поле до 5 Тл [2]. В [1] перечислены и другие эксперименты в этой области.

Но, как известно, чудес действительно не бывает. Главным условием существования “сильных” магнитов является не только большая коэрцитивная сила, но и сильная магнитная анизотропия, которую раньше не брали в расчет. Спин-орбитальное взаимодействие d-электронов – главный источник кристаллической анизотропии. Из учебника Ч. Киттеля каждый хорошо знает, что сумма диагональных компонент тензора размагничивающего фактора дает поле насыщения. Это строго доказано для тел эллипсоидальной формы. Применение этой оценки для тел другой формы вносит небольшую поправку в коэффициент и с точностью до 10% совпадает с оценками для эллипсоида. Отсюда делался вывод, что создаваемое поле не может превышать поле насыщения. Но для тел неэллипсоидальной формы с неоднородной намагниченностью, индуцированной анизотропией, эти оценки оказываются неверными. В анизотропных магнетиках тензор размагничивающего фактора нельзя привести к диагональному виду, а недиагональные компоненты весьма велики. Такие ситуации в течение многих десятков лет просто не рассматривались и поэтому не считались возможными.

Пригодность магнитов для создания “сильных” полей определяется фактором качества: Q = K1/2pMs2, где K1 – магнитокристаллическая анизотропия, Ms намагниченность насыщения. Например, SmCo5 имеет Q ~ 50 и может, поэтому, считаться сильно анизотропным, в то время как для NdFeB фактор качества
Q ~ 10, что уже позволяет его отнести к переходной области.


Изображение
Рис. 1. а – Система из двух противоположно намагниченных
магнитов с магнитопроводом; б – зависимость компонент поля
рассеяния от пространственных координат x, y.



В качестве примера можно привести систему двух магнитов, намагниченных в противоположные стороны и имеющих общий магнитопровод (рис. 1). Вблизи места соприкосновения магнитов (в узкой щели между ними) наблюдается магнитное поле, значительно превышающее поле насыщения намагниченности, которое в данном примере составляет 1000 Гс.

В качестве доказательства существования сильных полей в обзоре [1] приводится три независимых экспериментальных метода. Один из них использует магнитооптические измерения. Авторы воспользовались тем фактом, что лабиринтная доменная структура (рис. 2) может возникать в зазоре между двумя магнитами только в определенном узком диапазоне “сильных магнитных полей”. Таким образом, доказательство наличия таких полей удается просто сфотографировать.


Изображение
Рис. 2. Доменная структура феррит-гранатовой пленки
у края границы между магнитами.

Если в качестве магнита взять коническую структуру, то оценки показывают, что максимально возможное поле, которое в такой системе можно создать, достигает 10 Тл. Это, по-видимому, предельная величина магнитного поля, которой можно добиться, меняя форму сильно анизотропных магнитов.

В технических приложениях важную роль может играть не само магнитное поле, а его градиент, создание которого также является тонким искусством. Расчеты показывают, что в системе постоянных магнитов можно достичь градиента поля до 107 Э/см.

В обзоре предложены самые разнообразные технические применения “сильных” магнитов: ЭПР микроскопия, наномасштабные головки магнитной записи, холодильные установки, сепараторы слабомагнитных веществ и т.д. и т.п.

Таким образом, для реализации очень сильного магнитного поля (как в сверхпроводящих магнитах) оказывается достаточно сильно анизотропного магнита, напильника (для его обработки) и немного терпения и знаний, чтобы получить желаемые результаты, превышающие самые смелые прогнозы.

О.Коплак

1. В.Н.Самофалов и др., УФН 183, 287(2013).
2. F.Bloch et al., Eur.Phys. J. Appl.Phys. 55, 85 (1999).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#534   morozov » Вт сен 24, 2013 0:57

Просветление в магнитном поле

Наноструктурированные среды, известные под именем фотонных и плазмонных кристаллов, широко используются в оптике для усиления всевозможных эффектов: электрооптических, магнитооптических, нелинейных оптических и др. Намного реже приходится слышать о принципиально новых эффектах, которые вообще бы отсутствовали в материале, не будь в нем наноструктуры. Как раз такой эффект продемонстрирован в недавней статье [1] коллектива с обширным международным представительством (Россия, Германия, Индия, Швеция и Австралия): благодаря нанесенной на магнитооптический материал металлической решетке магнитное поле способно значительно увеличивать прозрачность материала.

Изображение
Изображение
Рис. 1. Рассчитанное распределение амплитуды электрического поля E электромагнитной волны:
a – в размагниченном состоянии; b – в магнитном поле B
(стрелками показаны компоненты электрического поля в плоскости рисунка, цветом – в направлении перпендикулярно рисунку).

В качестве магнитооптического материала использовали пленки висмут-замещенного редкоземельного феррита-граната, прозрачного для длинноволнового видимого и ближнего инфракрасного диапазонов. На него наносили металлическое покрытие в виде тонких (меньше 100 нм) полосок золота с субмикронным периодом. Инфракрасное излучение, падающее по нормали к пленке, возбуждает гибридную плазмонно-волноводную моду (рис. 1). Приложение магнитного поля в плоскости пленки перпендикулярно щелям решетки позволяет возбудить дополнительную волноводную моду, ортогональную первой, что приводит к изменению оптических спектров магнитоплазмонного кристалла и увеличивает его коэффициент оптического пропускания (рис. 1б). Авторами [1] продемонстрирована модуляция интенсивности света 24% и это далеко не предел.

Здесь следует отметить, что магнитная модуляция интенсивности, и весьма значительная, наблюдается также в магнитных жидкостях, за счет образования цепочек из частичек ферромагнетика во внешнем поле. Однако характерные времена такого процесса – десятки или сотни секунд. В этом аспекте наблюдаемый магнитооптический эффект с характерными временами переключения в пикосекундном диапазоне и меньше, намного перспективнее для использования в фотонике, главным достоинством которой является как раз быстродействие.

А. Пятаков

1. V.I.Belotelov et al, Nature Commun. 4, 2128 (2013).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#535   morozov » Пн сен 30, 2013 3:09

Тройная точка в твердом теле

В физике конденсированного состояния вещества большое внимание уделяется изучению различных термодинамических фаз, их свойств и переходов между ними. При заданных величинах внешних параметров (например, давления и температуры) устойчивой является та фаза, у которой меньше свободная энергия. При равенстве свободных энергий две фазы сосуществуют. На фазовой диаграмме этому отвечает соответствующая кривая. В точке, где пересекаются две такие кривые, сосуществуют сразу три фазы, поэтому эта точка называется тройной. Как правило, в тройной точке соседствуют различные агрегатные состояния вещества (например, лед, вода и водяной пар, рис. 1а). Но бывает и по-другому. Авторы работы [1] обнаружили тройную точку в твердом теле – диоксиде ванадия VO2. В этой точке смыкаются две диэлектрические фазы с моноклинной структурой и одна металлическая фаза со структурой рутила (рис. 1b).

ИзображениеИзображение
Рис. 1. Тройные точки на диаграммах фазовых состояний воды (a) и диоксида ванадия (b).R – металлическая фаза, M1 и M2 – диэлектрические фазы.

По-видимому, именно наличие такой точки является причиной противоречивости экспериментальных данных о переходе металл-диэлектрик в VO2. Полученные в [1] результаты представляют интерес как с практической (VO2 предполагается использовать в сверхскоростных оптических и электрических переключателях), так и с фундаментальной (контроль фазовых переходов в других сильнокоррелированных системах, таких как манганиты, безмедные ВТСП на основе железа и пр.) точек зрения.

1. J.H.Park et al., Nature 500, 431 (2013).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#536   morozov » Пн окт 07, 2013 0:14

Как магнитное поле влияет на “немагнитные” материалы

За последние 20 лет вышло более 200 статей о влиянии магнитного поля с индукцией 0.1-30 Тл с длительностью экспозиции в диапазоне 10-6 -106 с на различные свойства целого ряда “немагнитных” материалов: полимеров, диэлектриков, полупроводников, металлов (см. обзоры [1-4]). В отдельных случаях механизмы влияния поля на некоторые свойства представляются авторам более или менее ясными. Например, известно, что магнитное поле в ионных кристаллах влияет на спин-зависимые реакции между парамагнитными дефектами [1-5]. В тоже время, в литературе имеется множество примеров, в которых внешние феноменологические последствия помещения образцов в магнитное поле оказываются весьма сходными с теми, которые описаны в [1-4]. Однако при этом необходимые условия возникновения спин-зависимых реакций часто не выполняются. Например, магнитное поле влияет на свойства металлов (микротвердость алюминия, бронзы, висмута и др., в которых короткие времена спиновой релаксации полностью исключают влияние магнитного поля на спин-зависимые реакции), на свойства полимеров (не содержащих частиц со спинами). Другой пример – часто обсуждаемое в литературе влияние магнитного поля на “состаренные” кристаллы, в которых не протекают никакие процессы и реакции и магнитному полю попросту не на что влиять. Трудно представить, чтобы спин-зависимые реакции, столь “капризные” и нуждающиеся в выполнении целого набора экспериментальных условий и приводящие в химии обычно к эффектам на уровне нескольких процентов [5], могли бы реализовываться без создания специальных условий во всех типах материалов, где о них вспоминают как об основном механизме, объясняющем магнитные эффекты. Несмотря на это обстоятельство, многие авторы a priori присваивают наблюдаемым им эффектам “спин-зависимое” происхождение, зачастую затрудняясь назвать тип частиц, обладающих спином. Все это заставляет искать более универсальные (чем спин-зависимые реакции) причины влияния термодинамически слабого магнитного поля на состояние и свойства твердых тел. Проведенный обобщающий анализ экспериментальных данных разных авторов о влиянии магнитного поля на физические свойства широкого спектра материалов, независимо от типа функции отклика (т.е. той физической характеристики материала, которая была исследована в работах) позволил выделить фазу постепенного изменения физических свойств в магнитном поле и фазу последующей релаксации этого свойства после отключения поля (рис. 1). Длительности этих фаз (t1 и t2, соответственно) являются универсальными количественными характеристиками очень многих магнитных эффектов. Еще одна инвариантная величина, которую можно анализировать независимо от методов измерений и типа физических свойств, подверженных влиянию магнитного поля, это относительное изменение величины этого свойства в насыщении ∆I/I (рис. 1). Под I здесь подразумеваются все доступные из литературы величины, об изменении которых под действием магнитного поля сообщали разные авторы (микротвердость, пробеги дислокаций, интенсивность спектров люминесценции и фотоэлектронных спектров, стартовые напряжения дислокаций, электрическая проводимость, предел текучести, амплитуда внутреннего трения и т.д.).


Изображение
Рис. 1. Схематическая зависимость постепенного изменения физических свойств кристалла в магнитном поле (с постоянной времени t1) и релаксации после отключения магнитного поля (с постоянной времени t2). Относительное изменение физической величины DI/I показано вертикальной стрелкой.

Возможно, среди проанализированных работ имеется некоторая доля спекулятивных, некачественно выполненных исследований, которые иногда трудно отделить из-за вполне наукообразной формы их подачи. Но поскольку статистика собранного материала весьма обширна, есть надежда, что обработка данных по всем материалам и всем авторам, позволит выявить корреляции величин и общие закономерности влияния магнитного поля на физические свойства разнообразных материалов. На рис. 2 представлена зависимость времени t1 от величины магнитного поля. Очевидно, что независимо от типа материала и метода его исследования величина t1 подчиняется определенной закономерности – она уменьшается с ростом магнитного поля Н, т.е. магнитоиндуцированные процессы ускоряются при увеличении поля.


Изображение
Рис. 2. Зависимости времени t1 от величины магнитного поля Н для ряда материалов.
Сплошной линией показана аппроксимация, описанная в тексте.

Этого и следовало бы ожидать для одного типа материалов, но очевидная закономерность на рис. 2, позволяющая обсуждать универсальную зависимость t1(Н) для самых разнообразных материалов, заставляет предполагать единство физических механизмов влияния магнитного поля на их свойства. Естественно было бы предположить, что в магнитном поле возникают пондеромоторные силы, действующие на кристаллическую решетку, а создаваемые механические напряжения меняют остальные свойства материалов. В этом случае разброс на зависимости t1(Н) мог бы объясняться различием магнитной восприимчивости cm исследованных твердых тел. Попытки построить зависимость t1(cmН2/2), где cmН2/2 – магнитная энергия единицы объема, не устраняют разброс. Это свидетельствует о том, что макроскопическая намагниченность исследованных материалов не имеет значения для наблюдаемых эффектов, а главный вклад в них, по-видимому, дают дефекты структуры. На рис. 2 сплошной линией изображена аппроксимация зависимости t1(H) в двойных логарифмических координатах линейной функцией y = A + B ∙ x, где y = lg t1, x = lgH. Результаты аппроксимации приводят к функции t1 = t0/НВ с параметрами t0 = 2 мин, В = -3.9 ± 0.3 Тл. Таким образом, универсальная функция имеет вид: t1 = t0/Н4. Четные степени, включая четвертый порядок, часто возникают в спиновой химии, где процессами управляет Dg – механизм смешивания спиновых состояний в магнитном поле [5].

Время t2 не зависит от магнитного поля. Из термодинамики известно, что для обратимых процессов выполняется равенство t1 = t2. Следовательно, если магнитное поле возбуждает твердые тела, передавая им энергию, нужно ожидать, что времена t1 и t2 должны быть связаны друг с другом линейной зависимостью. Релаксация возбужденного состояния должна происходить с той же постоянной времени, что и переход в возбужденное состояние в магнитном поле. Это относится к самым разнообразным процессам: намагничивание и размагничивание, перепад химического потенциала с его дальнейшим восстановлением и др. Анализ показал, что никакой связи между t1 и t2 нет, т.е. процесс с постоянной времени t2 (рис. 1), который часто называют релаксацией, на самом деле ею не является. Этот процесс представляет собой дальнейшие преобразования дефектной подсистемы твердых тел, следующие за процессом с постоянной времени t1. Попытки получить зависимость t2(Н) также не привели к успеху – такая зависимость не существует потому, что последующие процессы, запущенные однажды магнитным полем, в дальнейшем уже нечувствительны к его наличию и величине.

Зависимость относительного изменения физических свойств в насыщении по времени ∆I/I представлена на рис. 3. Обнаруживается, что наблюдаемые эффекты разбиваются на три группы 1, 2 и 3 (рис. 3a), если построить величину ∆I/I как функцию магнитной энергии единицы объема кристаллической решетки cmН2/2. Группа 1 отличается от двух других тем, что величина ∆I/I практически не зависит от магнитной энергии. Кроме того, в группу 1 преимущественно входят полупроводники и металлы, в то время как группы 2 и 3, проявляющие сильную чувствительность к величине cmН2/2, содержат в основном ионные кристаллы и другие диэлектрики (рис. 3a). По этому признаку группы 2 и 3 могут быть объединены в одну, которая характеризуется тем, что материалы, входящие в нее, являются диэлектриками, в которых величина магнитных эффектов сильно зависит от магнитной энергии cmН2/2 или (как было показано выше) от магнитного поля. На рис. 3a сплошными линиями показана аппроксимация трех типов 1, 2 и 3 зависимостей ∆I/I от (cmH2)/2 прямыми линиями: y = A + B · x, y = ∆I/I,
x = (cmH2)/2.

Для всех трех групп материалов магнитный эффект линейно зависит от магнитной энергии (cmH2)/2. Величина эффекта в случае малых величин магнитной энергии (cmH2)/2 (слабых полей) почти совпадает (почти одинаковые коэффициенты A) и близка к 5 % для всех типов зависимостей 1, 2 и 3. В больших полях коэффициент В создает значительную разницу между группами 1, 2 и 3.

Изображение
Изображение
Рис. 3. Зависимости относительной величины изменения свойств твердых тел DI/I от магнитной энергии на единицу объема cmН2/2 (a)
и времени t1 (b) для ряда материалов. Сплошными линиями показана аппроксимация, описанная в тексте.

Отметим, что большинство эффектов в спиновой химии [5] достигает насыщения уже в сравнительно невысоких магнитных полях ~ 0.1 Тл и в масштабе полей, представленном на рис. 3а, уже не проявляют зависимости от магнитного поля. Поэтому обнаруженное разделение материалов на группы может свидетельствовать о том, что в полупроводниках наблюдаемые магнитные эффекты действительно обусловлены спин-зависимыми реакциями между дефектами структуры, в то время как в диэлектриках в сильных магнитных полях могут включаться какие-то иные, не обсужденные ранее механизмы действия магнитного поля на их физические свойства.

Из общих соображений ясно, что величина магнитного эффекта ∆I/I должна быть связана со временем t1, поскольку именно оно отражает длительность ожидания событий, происходящих в магнитном поле, и характеризует кинетику накопления изменений в кристалле, индуцируемых магнитным полем. На рис. 3b показана зависимость ∆I/I(t1), которая также разбивается на группы a и b. Группа a содержит преимущественно полупроводники и металлы, а группа b – диэлектрики. Этот факт подчеркивает, что в полупроводниках и диэлектриках механизмы влияния магнитного поля на физические свойства могут сильно различаться. На рис. 3b сплошными линиями показана аппроксимация зависимостей ∆I/I(t1) обоих типов (a и b) прямыми линиями: y = A + B · x, y = ∆I/I, x = t1 с параметрами:

для прямой a: A = 5.3 ± 3.7, B = 0.4 ± 0.2,

для прямой b: A = 6.4 ± 3.5, B = 15.9 ± 1.6.

В группу b попали материалы, в которых магнитный эффект линейно зависит от времени t1. В группу a попали материалы, в которых магнитный эффект не зависит от времени t1, что выражается малой величиной коэффициента B. Величина магнитного эффекта ∆I/I в случае малых времен t1 почти совпадает (одинаковые коэффициенты A) и близка к 5 % для обоих типов зависимостей a и b.

Проведенный анализ был бы невозможен 10-20 лет назад в силу незначительной экспериментальной статистики, описанной в литературе на тот момент (а также из-за отсутствия возможности быстрого доступа к этой литературе). Значительное увеличение количества работ о влиянии магнитного поля на физические свойства твердых тел в последние годы позволило обнаружить ряд общих закономерностей.

1. Магнитное поле вызывает необратимый переход в новое состояние, за которым следуют вторичные процессы, которые иногда приводят к кажущемуся восстановлению кристалла и воспринимаются как “релаксация” после возбуждения магнитным полем. В действительности они являются следствием первичных процессов, инициированных магнитным полем и сами по себе не чувствительны к его наличию и величине.

2. В среднем для большого круга материалов (диэлектриков, металлов и полупроводников) постоянная времени перехода в новое состояние уменьшается с ростом магнитного поля Н по закону t1 = t0/Н4.

3. Относительное изменение физических свойств твердых тел под действием магнитного поля ∆I/I в слабых полях (~ 0.1-1 Tл) одинаково для широкого круга материалов и составляет ~ 5%. В сильных полях (3-30 Тл) наблюдается разделение твердых тел на две большие группы, в одной из которых находятся металлы и полупроводники и наблюдается независимость ∆I/I от энергии магнитного поля в веществе, а в другой – преимущественно находятся диэлектрики, для которых ∆I/I сильно зависит от энергии магнитного поля на единицу объема вещества.

О.Коплак

1. V.I.Alshits et al., In: Dislocations in solids / Ed. J.P. Hirth. Elsevier, Amsterdam (2008). V. 14. Ch. 86. P. 333.

2. В.И.Альшиц и др., Кристаллография 48, 826 (2003).

3. Ю.И.Головин, ФТТ 46, 769 (2004).

4. Р.Б.Моргунов, УФН 174, 131 (2004).

5. A.L.Buchachenko, J. Phys. Chem. B 117, 2231 (2013).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#537   morozov » Пт окт 11, 2013 1:18

0.7-аномалия в квантовых точечных контактах

Квантовый точечный контакт (КТК) представляет собой узкую 1D перемычку между 2D резервуарами электронов в гетероструктуре AlGaAs/GaAs (рис. 1a). Обычно он формируется электростатически, а его ширина контролируется напряжением V на наноразмерных электродах. Проводимость контакта G квантуется в единицах G0 = 2e2/h: при G = nG0 (n = 1, 2, 3 …), на зависимости G(V) имеют место четко выраженные горизонтальные участки (плато). Такое поведение G обусловлено наличием в контакте 1D подзон размерного квантования (рис. 1b), вклад каждой из которых в G равен либо G0 (если дно подзоны лежит ниже уровня Ферми в 2D резервуаре), либо нулю (в противном случае). Кроме того, в КТК наблюдается еще и плато при G = 0.7G0 – так называемая “0.7-аномалия”, причина появления которой пока не вполне ясна. Недавно появились две новые версии относительно природы этой аномалии [1, 2]. Авторы [1] (Германия, Швейцария) связывают ее с тем, что замедление электронов потенциальным барьером в центре КТК в сочетании с меж-электронным взаимодействием приводит к возникновению “хребта” плотности состояний вблизи дна первой 1D подзоны (рис. 1c). В статье [2] (Нидерланды, Израиль, Германия, Испания) 0.7-аномалию объясняют формированием квазисвязанных спиновых состояний (рис. 1d), о чем косвенно свидетельствуют эксперименты по измерению ВАХ контактов различной длины.

Изображение
a – Квантовый точечный контакт формируется в двумерном электронном газе вблизи границы раздела AlGaAs/GaAs при подаче отрицательного напряжения на электроды.
b – Потенциальная энергия электрона в квантовом точечном контакте (En – энергии уровней размерного квантования в поперечном направлении, каждому из которых отвечает 1D подзона).
c – Модификация плотности состояний из-за электрон-электрон-ного взаимодействия в области потенциального барьера [1].
d – Фриделевские осцилляции в 2D резервуаре приводят к возникновению в контакте спонтанно локализованных состояний (SLSs) [2].


Чтобы доказать существование этих состояний, нужно использовать современные сканирующие методики. Между тем, в квантовых точечных контактах имеется и еще одна аномалия – плато проводимости при 0.25G0 [3]. И она тоже ждет своего объяснения…

По материалам заметки “Double or nothing?”,
A.Micolich, Nature Phys. 9, 530 (2013).

1. F.Bauer et al., Nature 501, 73 (2013).

2. M.J.Iqbal et al., Nature 501, 79 (2013).

3. T.M.Chen et al., Appl. Phys. Lett. 93, 032102 (2008).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#538   morozov » Пн окт 21, 2013 1:34

Спиновый и зарядовый шум в квантовых точках

Полупроводниковые квантовые точки можно использовать как физические носители спиновых кубитов в квантовой информатике, источники единичных фотонов и пр. Однако квантовые точки, будучи твердотельными системами, “шумят”, что приводит к декогерентизации квантовых состояний и сдвигу частоты оптических переходов. Основными причинами шума являются флуктуации заряда (в том числе из-за перескоков электронов между зарядовыми ловушками) и флуктуации ядерных спинов. На эксперименте отделить спиновый шум от зарядового бывает непросто. В работе [1] (Германия, Швейцария) для этой цели использована резонансная флюоресценция экситонных переходов в квантовых точках InAs/GaAs. При небольшой отстройке от резонанса спиновые флуктуации приводят к сдвигу линий испускания экситонов с различными спинами в противоположных направлениях, а зарядовые – в одном. На основании тщательного анализа полученных данных авторы [1] определили, в каком диапазоне частот основную роль играет зарядовый шум, а в каком – спиновый (см. рис.).

Изображение

При низких частотах в квантовых точках
преобладает зарядовый шум, а при высоких – спиновый.

1. A.V.Kuhlmann et al., Nature Phys. 9, 570 (2013).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#539   morozov » Ср окт 23, 2013 19:05

Время жизни Λ0b и анти-B0
1 октября 2013

Коллаборацией LHCb на Большом адронном коллайдере измерено отношение времён жизни Λ0b-бариона и анти-B0-мезона, рождавшиеся в pp-столкновениях при энергии 7 ТэВ в системе центра масс. Частицы Λ0b впервые изучались на основе цепочек их распадов Λ0b → J/ψπ+K-. Измеренное отношение времен жизни составляет 0,976 ± 0,012(стат.)±0,006(сист.). Принимая во внимание известное из других экспериментов значение времени жизни анти-B0, время жизни Λ0b получается равным 1,482 ± 0,018(стат.) ± 0,012(сист.) пс. Согласно теоретическим расчетам, выполненным методом «разложения по тяжёлым кваркам» (heavy quark expansion), близость времён жизни двух частиц объясняется тем, что они обе имеют в своем составе b-кварк, свойства которого в значительной мере и определяют время их распада. Источник: Phys. Rev. Lett. 111 102003 (2013)

Релаксация в изолированной квантовой системе
1 октября 2013

T. Langen (Венский технологический университет, Австрия) и др. проследили переход изолированной квантовой системы, находящейся изначально в определённом квантовом состоянии, в равновесное классическое состояние. Вытянутое облачко из нескольких тысяч бозе-атомов 87Rb, размещённых на «атомном чипе», было разделено на две части, находящиеся в фазово-когерентных состояниях. Взаимодействие между частями вело к хаотизации квантовых фаз и релаксация в классическое состояние даже без внешнего воздействия на квантовую систему. Область релаксации постепенно распространялась из зоны контакта двух частей на всю систему. Корреляции фаз в различных точках облачка измерялись по наблюдениям интерференции волн атомов на стадии разлёта облачка после выключения потенциала ловушки. Измеренная таким способом максимальная скорость распространения релаксации составила 1,2 ± 0,1 мм с-1. Альтернативным вариантом эволюции могло бы быть не расширение области релаксации, а одновременный переход сразу всей системы в новое состояние, однако эксперимент этот вариант отвергает. Механизмы перехода изолированной квантовой системы в классическое состояние ранее уже обсуждались в теоретических работах, и предсказывалось существование указанной выше предельной скорости. Источник: Nature Physics, онлайн-публикация от 8 сентября 2013 г.

Структура металлических стёкол
1 октября 2013

A. Hirata и его коллеги (Университет Тохоку, Япония и Объединённый институт высоких температур РАН, Россия) с помощью разработанного ими нового метода впервые разрешили отдельные элементарные икосаэдры (правильные двадцатигранники) в атомной структуре металлических стёкол — твёрдых металлических веществ, упорядоченных в малых масштабах, но аморфных на больших масштабах. F.C. Frank в 1952 г. предположил теоретически, что атомы в металлических стёклах объединяются в икосаэдрические структуры. Во множестве экспериментов по рентгеновской и нейтронной дифракции икосаэдрическая структура металлических стёкол действительно проявлялась, но лишь в среднем. В новом эксперименте удалось наблюдать отдельные элементарные икосаэдры. Для этого применялся очень узкий, диаметром всего 0,36 нм, электронный пучок, пропускаемый через тонкий слой металлического стекла Zr80Pt20. Если пучок проходил через икосаэдр, то наблюдалась характерная картина электронной дифракции, зависящая от ориентации икосаэдра. Таким путём, по расположению дифракционных пятен наблюдались оси симметрии 2-го, 3-го и 5-го порядков. Оказалось, что икосаэдры в металлическом стекле имеют несколько искажённую форму. Это связано с тем, что правильными икосаэдрами нельзя плотно заполнить пространство, поэтому в металлическом стекле происходит их деформация за счет конкуренции с гранецентрированной кубической структурой. Источник: Science 341 376 (2013)

Нейтроны от искусственных электрических разрядов
1 октября 2013

Ранее неоднократно регистрировались потоки нейтронов с энергиями от ≈ 10-2 эВ до десятков МэВ, генерируемые во время природных грозовых разрядов (см. УФН 182 568 (2012)). А.В. Агафонов (Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН) и его коллеги впервые зарегистрировали нейтронные импульсы, генерируемые при искусственных высоковольтных разрядах, производимых в лаборатории. Для получения напряженности электрического поля ≈1 МВ м-1 применялся генератор Маркса, и достигался разрядный ток ≈ 10-15 кА. Нейтроны регистрировались как калориметрическим методом с помощью трековых детекторов, так и в реальном времени с помощью пластиковых сцинтилляционных детекторов. Трековые детекторы фиксировали α-частицы от реакции 10Be + n → 7Li + 4He, идущей под действием низкоэнергетичных (тепловых) нейтронов, и от реакции 12C + n → 3α + n', вызываемой нейтронами с энергиями более 10 МэВ. Эксперимент уникален, в частности тем, что впервые трековые детекторы были помещена непосредственно в зону разряда. Наблюдение триплетов α-частиц, образуемых при дезинтеграции ядер 12C, имеет достоверность более 10 σ. Нейтронные импульсы отмечались примерно в 25-30% случаев от числа всех разрядов, когда поток нейтронов в несколько раз превышал фоновое значение, обусловленное космическими лучами. Нейтронные импульсы возникали на самой начальной стадии разряда и коррелировали с рентгеновскими импульсами. Поток нейтронов изменялся с расстоянием медленнее, чем по закону обратных квадратов, поэтому область генерации нейтронов, вероятно, не ограничивалась одной точкой разряда, а была протяжённой. Механизм генерации нейтронов при электрических разрядах пока не выяснен. Источник: Phys. Rev. Lett. 111 115003 (2013)

Новые результаты PAMELA
1 октября 2013

Детектором PAMELA на борту российского спутника Ресурс-ДК1 получены новые данные по содержанию позитронов e+ в составе космических лучей. Ранее в измерениях PAMELA было установлено, что относительное содержание e+ (по отношению к сумме потоков e+ и e-) в районе энергий 10 ГэВ начинает возрастать, хотя согласно стандартным расчетам, это отношение, напротив, должно уменьшаться с энергией. Позже этот результат был подтверждён данными космической обсерватории им. Э. Ферми и эксперимента AMS-2 на Международной космической станции. Новые результаты PAMELA получены во время минимума солнечной активности в 2006-2009 гг и обладают очень хорошей точностью. Рост относительной величины потока e+ подтверждён вплоть до энергии 300 ГэВ, причем до 200 ГэВ спектр e+ был измерен, а в интервале 200-300 ГэВ получено ограничение снизу. Важно, что, в отличие от прежних измерений PAMELA, найдена не только относительная, но и абсолютная величина потока e+. Причина роста относительного потока e+ пока не выяснена. В качестве возможных объяснений предлагались аннигиляция частиц тёмной материи, ускорение позитронов в пульсарах или при вспышках на звёздах, а также дополнительная инжекция и ускорение частиц при взрывах сверхновых. В международном эксперименте PAMELA принимают участие российские исследователи из МИФИ, Физического института им. П.Н. Лебедева РАН и из ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН. Источник: Phys. Rev. Lett. 111 081102 (2013)

Новости не опубликованные в журнале


Гребенчатая структура поверхности уменьшает силу Казимира
1 октября 2013

F. Intravaia (Лос-Аламосская национальная лаборатория, США) и др. обнаружили, что сила Казимира, действующая между сферой и металлической пластиной, может быть значительно уменьшена, если поверхности пластины придать гребенчатую структуру с шириной гребней менее 100 нм. Источник: www.sciencedaily.com

Механизм утечки ультрахолодных нейтронов
1 октября 2013

В.В. Несвижевский (Институт Лауэ-Ланжевена, Гренобль, Франция) и его коллеги предложили теоретическое объяснение наблюдаемой в экспериментах утечки ультрахолодных нейтронов из замкнутых сосудов. Утечка происходит несмотря на то, что при малых энергиях нейтроны должны были бы отражаться от стенок и оставаться внутри. В.В. Несвижевский и др. предположили, что нейтроны получают достаточную для вылета из сосуда энергию при столкновении с колеблющимися наночастицами, которые покрывают стенки сосуда, удерживаясь на них силами Ван-дер-Ваальса и Казимира-Полдера. Источники: Crystallography Reports 58 743 (2013), physicsworld.com

Вращательная инвариантность реликтового излучения
8 октября 2013

Наблюдения реликтового излучения, выполненные космическим телескопом Планк, подтверждают отсутствие угловой анизотропии относительно выделенных направлений на небесной сфере, из чего следует вращательная инвариантность реликтового излучения на достигнутом уровне точности 0,002 ± 0,016. Это позволило также получить новое ограничение на возможную вращательную анизотропию в эпоху ифляции, когда генерировались возмущения кривизны. Источник: arXiv:1310.1605 [astro-ph.CO]

Квазикристаллический перовскит
10 октября 2013

S. Forster (Университет имени Мартина Лютера, Германия) и др. обнаружили, что слой перовскита на поверхности металла при сильном наргеве приобретает квазикристаллическую структуру с симметрией 12-го порядка. Источники: Nature 502 215 (2013), phys.org

Поиск гамма-линнии в данных Fermi-LAT
14 октября 2013

Данные космического гамма-телескопа Fermi-LAT, полученные за 4,4 года наблюдений, пока не могут достоверно подтвердить наличие монохроматической линии при энергии 133 ГэВ из области центра Галактики. Отмечавшиеся ранее особенности в спектре могут оказаться статистической флуктуацией. Источник: arXiv:1310.2953 [astro-ph.HE]


Новостной канал

Новости физики в Интернете — раздел журнала Успехи физических наук, ежемесячно публикующего обзоры современного состояния наиболее актуальных проблем физики и смежных с нею наук. В данном обзоре новостей представлены последние открытия в физике и астрофизике.

Постоянный ведущий — Ю.Н. Ерошенко.

Материалы подготовлены на основе электронных препринтов и бюллетеней.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 33110
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Информация свежая... и не очень

Номер сообщения:#540   morozov » Пт окт 25, 2013 0:53

Ультраустойчивые наночастицы серебра

Наночастицы благородных металлов находят применение в самых различных областях, включая катализ, датчики, фотохимию, оптоэлектронику, медицину и пр. При выборе материала для наночастиц предпочтение обычно отдается золоту. Хотя серебро значительно дешевле, наноматериалы на его основе чрезвычайно чувствительны к воздействию окружающей среды и очень быстро окисляются, теряя свои уникальные свойства. В работе [1] предложена сравнительно простая технология изготовления устойчивых к окислению наночастиц серебра, причем одинакового размера и в макроскопических количествах (рис. 1).

Изображение
Рис. 1. На блюдце диаметром 18 см – нанопорошок серебра массой 140 г.
Изображение
Рис. 2. Атомная структура наночастицы Na4Ag44(SC6H5)30.
Данные рентгеновской дифракции.

Их устойчивость даже выше, чем у кластеров золота, что достигается за счет использования “защитной оболочки” из молекул p-меркаптобензойной кислоты (рис. 2). Такую аномальную химическую устойчивость авторы [1] связывают с большой щелью HOMO-LUMO, для которой расчеты из первых принципов дают величину чуть меньше одного электрон-вольта.

1. A.Desireddy et al., Nature 501, 399 (2013).
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Ответить

Вернуться в «Дискуссионный клуб / Debating-Society»