в защиту науки

Модераторы: morozov, mike@in-russia, Editor

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#46   morozov »

?Пережитки? в научно-теоретических инновациях -
веское свидетельство в пользу их научной добротности,
но и веская улика против псевдоинноваторов

Ввиду особо тесной преемственности в поступательном раз?витии научно-теоретических знаний для этого развития пережит?ки старого в инновационных концепциях особенно типичны и многообразны. Поклонники спекулятивных теоретизирований в наше время не понимают этой существенной методологической специфики теоретизирований научного качества, как не понима?ли её и в эпоху Г. Галилея и И. Ньютона9. В отличие от спекуля?тивных теоретизирований, научные сознательно ограничивают себя узкими областями явлений, достоверно установленных и до?статочно разносторонне изученных экспериментальными мето-

64

С.К. Абачиев

дами. В отличие от спекулятивных, научные теоретизирования конкретны: научные теории формируются не иначе как в ходе решения частных задач, чётко поставленных экспериментом или технологической практикой, и во имя наиболее эффективного решения частных задач. Даже в учебнике, скажем, по квантовой механике систематическое сопровождение развития теоретиче?ских концепций частными задачами - это не подкрепление тео?рии примерами, но сам способ её развития. А в физико-матема?тических науках, которые в основном и атакуются из параллель?ного мира ?народной науки?10, надо ещё не просто систематиче?ски объяснять и решать многообразия частных задач, но и систе-матически рассчитывать всё это вплоть до точности шестого-де-вятого знака после запятой, как в теориях электромагнетизма. Это прямое следствие методологической инновации Г. Галилея, который сориентировал всю физику на то, чтобы следовать ме?тодологическим образцам многовекового развития геоцентриче?ской и гелиоцентрической кинематики Солнечной системы.
Всё это крайне важно, должно постоянно держаться в уме профессиональными методологами науки и периодически фигу?рировать в их работах, что не всегда делается. О ?народной нау?ке? в этом плане нечего и говорить: для неё этой многотрудной, кропотливой и сугубо коллегиальной стороны развития физико-математических наук как не существовало, так и не существует. Так, они готовы ?сразиться? хоть с самим Ньютоном как авто?ром закона всемирного тяготения, даже не подозревая о том, что Ньютон ещё - и основоположник вычислительной математики, без которой теоретическая физика была, как без рук, уже в его эпоху, не говоря о нынешней. И в реальной теоретической физи?ке вся эта ?вычислительная рутина? является едва ли не важней?шим фактором долговременного встраивания пережитков ста?рых теорий в теоретические инновации. Физические теории обя-заны точно и систематически рассчитывать. Это - специфика ре?ализации их систематизирующего, объясняющего и прогнозиру?ющего потенциала. И совершенно естественно, что для этого они обращаются, в первую очередь, к ранее обоснованным и прове?ренным в работе математическим методам старых теорий. Их модификации осуществляются поступенчато, поэтапно, путём систематического сопоставления с количественно выраженными опытными фактами, измерительная точность которых уже мо?жет доходить до 1016, как в методах ядерного гамма-резонанса. Такими опытными знаниями, в первую очередь, осуществляются и периодические коррекции этих пережитков в сторону их изжи-

Подлинная наука и спекулятивная псевдонаука

65

вания11. И вообще, без систематического контроля и периодиче?ских коррекций количественными фактами теоретическая физи?ка быстро выродилась бы именно в те спекулятивные теоретизи?рования, которыми веками пробавляется ?народная наука?. В от?личие от спекулятивных умопостроений, научные теоретизиро?вания не терпят логических ?больших скачков?.
Псевдоинноваторы от теоретической физики теперь часто спекулируют на том, что в начале её концептуальных иннова-ций - качественное понимание сути феноменов на интуитивном уровне, над которым математическое оформление уже в даль-нейшем ?надстраивается?. Эти спекуляции ложны по всем стать?ям. Во-первых, адекватные интуиции посещают только профес?сионально подготовленные умы, а у деятелей ?народной науки? профессиональной подготовки нет и никогда не бывало12. Во-вторых, это просто комично - только ?разрабатывать первоос?новы?, предоставляя профессиональным физикам уточнения де?талей и математическое дооформление ?прорывных качествен?ных концепций?. В-третьих, псевдоинноваторы превратно пони-мают назначение стиля научно-популярной литературы, в част-ности элитного мирового журнала ?Scientific American?, традици?онно представляющего достижения теоретической физики без формул и уравнений. Вместо того, чтобы смиренно усваивать эту квинтэссенцию достижений современной физики на пользу сво?ему научному мировоззрению, они считают его приглашением к собственному научному творчеству на сугубо качественном уров?не, которое является всестатейно горделивым. Наконец, в-чет?вёртых, там, где современная теоретическая физика отходит от галилеевских методологических канонов доведения своих выво?дов ?до числа? и обращается к качественному анализу, требуется своя математика, причём особо абстрактная и утончённая - абст-рактная алгебра, топология, качественная теория дифференци-альных уравнений и др. Об этом современные авторы ?коперни-ковских переворотов в теоретической физике? обычно и не по?дозревают.
Наконец, отметим, что псевдоинноваторы из параллельного мира ?народной науки? никогда не понимали и сейчас не понима?ют главного: в науке ценится отнюдь не оригинальность мышле?ния как таковая, но только оригинальная доказательность мышления. А в столь любезной им теоретической физике эта до?казательность совпадает опять-таки с доказательностью матема?тической. Между тем псевдоинноваторы от теоретической физи?ки - это обычно люди без особых математических способностей
3. В защиту науки

66

С.К. Абачиев

или вообще без таковых. Отсюда естественно вытекает их нелю?бовь к ?вычислительной рутине?, их систематический упор на ?качественную сторону? физических концепций, без понимания которой мол математический аппарат не может быть эффектив?ным. Это было отчасти так в эпоху Канта и Гегеля, но это совсем не так в современной теоретической физике. Но и тут у псевдо-инноваторов в солидном возрасте готов путь к отступлению - не?посредственно в натурфилософию Гегеля (!!!), которую совре?менные физики-невежды мол не знают и по невежеству своему не понимают того, что в ней давным-давно готовы ответы на кардинальные вопросы современной теоретической физики. Это не наши вольные интерпретации. Это реальный агрессивный стиль современной отечественной ?народной науки?, с которым можно ознакомиться по соответствующей литературе и на соот?ветствующих форумах в Интернете. Вот она - всеобщая привив?ка вульгаризованного диалектического материализма в совет?ской высшей школе взамен былого базисного курса логики, ко?торый веками культивировался в классическом образовании!
Приведём лишь два классических примера того, как пережит?ки старых физических теорий сопутствуют концептуальным ин?новациям в их первородных версиях.
В первую очередь, конечно, следует вспомнить коперников-ский переворот в кинематике планет Солнечной системы. Гео-центрическая модель К. Птолемея веками успешно справлялась с миссией научной теории, т.е. систематически объясняла и пред?сказывала движения планет по земному небосводу в форме точ?ных количественных расчётов. С повышением точности наблю?дательной астрономии дотелескопной эры ей пришлось вносить в птолемеевскую модель дополнительные эпициклы13. Таким об?разом геоцентрическую модель удавалось удерживать на долж?ной точности расчётов-объяснений, но она становилась всё более громоздкой и всё менее эстетичной. Кроме того, в ряде случаев после измерений, в том числе проведенных с участием самого Коперника (как в вопросе об удалённости Луны от Земли), она стала приводить к резким расхождениям с опытом. Это было главным стимулом для перехода к гелиоцентрической модели. Но Коперника не удовлетворяла также громоздкость позднего геоцентризма. Он стремился придать его основополагающему методу эпициклов первородную птолемеевскую простоту с од?ним деферентом и одним эпициклом для каждой планеты. Поэто?му вся первородная коперниковская гелиоцентрическая модель была во власти этого пережитка методов геоцентризма. Многое

Подлинная наука и спекулятивная псевдонаука

67

она объясняла и рассчитывала точно, но во многом была проти?воречивой и по точности уступала геоцентрической модели14. Лишь после инновации И. Кеплера, заменившего в ней круговые орбиты на эллиптические и постулировавшего три закона кине?матики планет, гелиоцентрическая модель окончательно избави?лась от геоцентрических пережитков и по всем статьям (по точ?ности расчётов, концептуальной простоте и эстетичности) одер?жала верх над геоцентрической. Кеплер при этом также теорети?зировал не спекулятивно, но под стимулирующим воздействием опытных данных Тихо де Браге, достигшего теоретического пре?дела точности наблюдений астрономии дотелескопной эры.
Классическим примером может служить также эпохально ин?новационный ?Трактат об электричестве и магнетизме? Дж.К. Максвелла. Предсказание радиоволн, синтетическое слия?ние физической оптики с электродинамикой и др. в нём сочета?лись с грубо механистическими моделями электромагнитных про?цессов. В ?Трактате...? было более сотни уравнений, сопровож?давшихся механистическими интерпретациями по образам сцепля?ющихся шестерёнок с осями в одной плоскости и в перпендикуляр?ных плоскостях. Изгнание этих механистических пережитков из авторской, первородной версии электродинамики Фарадея-Мак-свелла, её перевод на математический язык векторного анализа и сведение к канонической системе четырёх уравнений заняли мно?гие годы и потребовали особых инноваций таких физиков высше?го класса, как Г. Герц, П. Тэт, О. Хэвисайд и др.
Подведём итог для окончания темы ?народной науки? и ме-тодологической выбраковки её творческой продукции. Этот итог теперь очевиден. Наличие пережитков понятий, концептуаль?ных схем и математических методов является веским мето?дологическим свидетельством в пользу научной добротности теоретических инноваций в их первородных версиях.
Принцип соответствия регулирует преемственность иннова?ций со старыми теориями далеко не во всех случаях. Так, станов?лению микроскопической теории сверхпроводимости до 1957 г. оказывала мощную эвристическую поддержку теория сверхтеку?чести жидкого 4Не, построенная Ф. Лондоном и Л. Тиссой, а пос?ле 1957 г. уже теория сверхпроводимости оказывала мощную эв?ристическую поддержку формированию теории сверхтекучести 3Не. Тем не менее теория сверхтекучести 4Не не стала частным разделом теории сверхпроводимости металлов, а последняя, не-сомненно, не станет частным разделом зрелой теории сверхтеку?чести 3Не. Что касается пережитков в научно-теоретических ин-
з*

68

С.К. Абачиев

новациях, то они имеются всегда, поскольку научные теории, в отличие от спекулятивных, никогда не создаются одноактно и ?на чистом месте?, всегда вырастают из старых теорий, перерас?тая их постепенно и поэтапно.
Поэтому методологический критерий наличия пережит-ков как критерий научной добротности инноваций является более общим, чем методологический критерий преемственно?сти теорий в ключе принципа соответствия. По этому кри?терию псевдоинновации могут надёжно распознаваться и вы?браковываться, что называется, с порога.
Российская наука и возрождение православия
Спекулятивные атаки на концепции современного естество-знания предпринимаются также со стороны части российских православных интеллектуалов. При этом особенно ?достаётся? эволюционизму, который во второй половине XX в. стал тоталь?ным, охватив также химическую и физическую отрасли естест?вознания.
Сошлёмся на одно из последних выступлений такого рода в журнале, нацеленном на эффективную популяризацию право-славного вероучения, включая сложную и деликатную проблему ?Наука и религия?. В науке массовая популяризация учений - это особо ответственное дело. Оно требует от деятелей науки осо?бых талантов, поэтому далеко не каждый учёный за него берёт?ся: уж слишком сложна и тонка граница между эффективной по?пуляризацией и вульгаризацией. Для спекулятивно рассуждаю?щего ?оппонента? современной науки такой проблемы не суще?ствует. Так, достаточно провести прямую аналогию вращения га?лактик с пращей, которой библейский Давид сразил Голиафа, - и можно уверять доверчивых читателей, что от гипотезы тёмной материи, в которой сосредоточена основная масса галактик, не остаётся камня на камне. Стиль этого уверения - всё тот же аг?рессивный стиль ?народной науки?:
?Если студент любого технического вуза на экзамене по тео?ретической механике или сопромату решит задачу, используя представления о каких-то невидимых тёмных массах, то его неиз?бежно ждёт переэкзаменовка. Но эволюционную теоретическую космологию такие выкладки вполне устраивают - такого рода фантазирования причисляют к разряду высокой, современной и хорошо оплачиваемой науки... (Ребята, вы хорошо устроились!)

Подлинная наука и спекулятивная псевдонаука

69

Для обоснования других эволюционных космологических кон-цепций придумано аналогичное понятие ?тёмная энергия??15.
В политизированной полемике культивируется бессовестный, но очень эффективный приём: критикуемая концепция сознатель?но трансформируется в уродливую карикатуру, а последняя затем эффектно ?разоблачается? перед несведующей и доверчивой ауди?торией. У автора процитированной статьи это получается непроиз?вольно, но на его совести остаётся полное и, по-христиански гово?ря, горделивое невежество в вопросах методологии науки. Оно ра-зоблачается одной лишь его прямой аналогией между втузовскими задачками по теоретической механике или сопромату, с одной сто?роны, и фундаментальным познанием на переднем крае современ?ной теоретической физики - с другой. Автор не ведает того, что ги?потезы современных физиков-теоретиков - это методологические антиподы вольных ?придумок? философов. Они выдвигаются ради систематизации многообразия достоверных экспериментальных фактов, добывание которых длится десятилетиями, требует огром?ного коллективного, исторически преемственного труда, всё более наукоёмкой, филигранной и дорогостоящей аппаратуры. Автор не понимает (и, естественно, не разъясняет читателям) даже того смысла, который имеют в виду физики, говоря о тёмном веществе: речь идёт о гипотетических элементарных частицах, во многом сходных с нейтронами и нейтрино. Как известно, и те, и другие бы?ли гипотетическими (нейтрино - четверть века), но затем были об?наружены экспериментаторами. Для физики это не впервые, но для понимания этого надо же элементарно знать историю физики XX в. А здесь сразу же - ?Материализация тьмы?!
Полемика части православных интеллектуалов с эволюцио-низмом современной астрофизики и космохимии методологиче?ски вопиюще безграмотна. По сути, это - полемика не с теория?ми, а с сонмом достоверных опытных фактов, которые добыва?лись, копились, обобщались и теоретически систематизирова?лись начиная с середины XIX в. Современные супертелескопы держат в поле зрения учёных такое изобилие галактик, что бук?вально ежедневно где-то наблюдаются финалы эволюции звёзд?ного вещества - взрывы Сверхновых. Можно воочию увидеть за?рождение новых звёзд в нашей Галактике, протопланетные дис?ки галактического вещества вокруг звёзд, звёзды на самых раз?ных стадиях эволюции. Ядерно-физическая теория эволюции звёздного вещества позволила Л.Д. Ландау и ряду других учёных ещё в 30-х годах XX в. теоретически предсказать нейтронные звёзды, открытые английскими радиоастрономами в 1967 г. На-

70

С.К. Абачиев

конец, в 1953 г. в водородной бомбе было искусственно воспро?изведено водород-гелиевое первое звено эволюции звёздного ве?щества.
Удивительно ли, что антиэволюционистские выступления ча?сти православных интеллектуалов вызывают резкую реакцию со стороны российских учёных? Такие выступления свидетельству?ют об элементарном неуважении их авторов к самому духу экс?периментально-теоретической науки Нового времени - к духу кропотливого, добросовестного, коллегиального, исторически преемственного, критичного и самокритичного труда экспери?ментаторов, к духу методологически дисциплинированных, осто?рожных и доказательных теоретизирований16.
Среди православных оппонентов современного естествозна?ния есть и вчерашние результативные советские историки науки, исследователи её материалистической методологии. Обратив?шись в православие, они радикально сменили также и свою об?щеметодологическую ориентацию. Само слово ?материализм? теперь используется ими как ругательство. При этом не различа?ется материализм как идеология, как мировоззрение и как мето?дология, на которой с эпохи Ф. Бэкона de facto базируется вся экспериментально-теоретическая наука современного историче?ского типа.
С новыми ?идеологическими знаками? повторяется застаре?лая болезнь менталитета значительной части российской интел?лигенции. Эта болезнь давно и обстоятельно исследована, в пух и прах раскритикована русскими религиозными философами -С.Н. Булгаковым, Н.А. Бердяевым, С.Л. Франком, Г.П. Федото?вым и др. Это религиозно-ценностное отношение к сугубо нере?лигиозным учениям, в частности к сугубо светской методологии сугубо светской науки современного исторического типа. Вместо избирательно-критического, по необходимости долгого и трудо?ёмкого пересмотра своей былой ?диаматовской? позиции в воп?росах методологии науки - скачкообразное ?обращение в новую веру?: материализм как методологическая первооснова научного познания в корне ошибочен и порочен; ленинские обобщённые определения материальности объектов науки и её объективных истин - курам на смех; отечественная логика и методология со?ветской эпохи - сплошное атеистическое беснование и т.п. Да?ёшь волевым порядком возрождение былого Богоискательства отцов современной науки - Коперника, Кеплера, Бэкона, Паска?ля, Декарта, Галилея, Лейбница, Ньютона! Эмоционально-цен?ностный запал не позволяет этим новообращённым в правосла-

Подлинная наука и спекулятивная псевдонаука

71

вие понять даже то, что Богоискательство отцов современной на?уки, по понятиям православного же богословия, было весьма субъективистски произвольным (еретическим).
Не лучше ли Богу - Богово, а кесарю - кесарево, включая на?уку современного исторического типа, плодами которой все мы пользуемся на каждом шагу? А то ведь недолго оказаться в весь?ма неудобном положении вроде такого, когда верующий с экра?на телевизора проклинает телевидение как дьявольское изобре?тение!
Что делать?
Идеологически ценностный нигилизм по отношению к отече?ственной логике и методологии науки советского периода популя?рен отнюдь не только у православных интеллектуалов. Тем не ме?нее, в ней далеко не всё сводилось к дикой ?диамат-истматовской? мировоззренческой и методологической мифологии. Она в любом случае заслуживает конструктивно-критического отношения с удержанием и дальнейшим развитием позитивных результатов. Творческий союз советских специалистов по логике и методоло?гии науки с советскими учёными был отнюдь не лозунгом и не по?литической кампанией. На ниве истории науки и её методологии продуктивно работали крупные советские учёные - В.И. Вернад?ский, СИ. Вавилов, В.А. Фок, Д.И. Блохинцев, П.Л. Капица, Н.Н. Семёнов, И.С. Шкловский, Л.И. Мандельштам, В.М. Глуш-ков, М.А. Лаврентьев, М.А. Марков, Ю.Б. Кобзарев, Я.А. Сморо-динской, В.Л. Гинзбург, Е.Л. Фейнберг, В.А. Амбарцумян и др. И в настоящее время, когда методологически безграмотная или методологически одичавшая спекулятивная ?оппозиция? стано?вится реальной угрозой отечественной науке, крайне важно конст?руктивно-критически отмобилизовать и сконцентрировать всё лучшее, наработанное там в далеко не лучших условиях.
Нам представляется, что начинать надо с полной ?реабилита?ции? учебного курса логики, который в классическом образова?нии веками ставился во главу угла. Место ему не в региональном компоненте Государственного образовательного стандарта и не среди дисциплин, читаемых по выбору студентов, а в Федераль?ном компоненте с общеобязательным экзаменом на первом кур?се в вузах любого профиля. Только этот учебный курс может дать разностороннее и адекватное представление о том, что та?кое человеческая рациональная мыследеятельность, в чём её си?ла и в чём её слабости, на что она объективно способна. Это в но-

72

С.К. Абачиев

вых поколениях российской интеллигенции пресечёт как псевдо?православные третирования научного материализма, так и его сциентистско-технократские превозношения до небес. А пока де?ло обстоит так, что даже некоторые маститые отечественные специалисты по методологии естествознания не знают азов тра?диционной формальной логики, которой все мы стихийно овла?деваем в детстве одновременно с родным языком.
К пониманию этого независимо друг от друга приходят раз-ные авторы17. Стало быть, данная научно-педагогическая проб-лема современной отечественной высшей школы объективна и вполне созрела. Нами эта проблема сформулирована комплекс-но, в концептуально-методической увязке всего блока общемето?дологических, общемировоззренческих и общегуманитарных ди?сциплин18.
Книга по формальной логике нетрадиционно представляет эту науку о человеческой рациональной мыследеятельности как специфически, но сугубо опытную19. Представлена полностью деидеологизированная версия эволюционной теории познания, отработанная на моделях познавательных циклов, где основные законы индуктивных обобщений опытных знаний демонстриру?ются в эмпирически данных и очевидных формах20. Книга по фи?лософии представляет собой историко-методологическое введе?ние в предмет с позиций современной логики и методологии поз?нания21. Её основная задача - разносторонняя демифологизация философии как специфического феномена мировой культуры, который не является наукой и реальные возможности которого могут быть адекватно осознаны лишь с позиций современной ме?тодологии науки.
Эти три книги, на наш взгляд, уже сейчас способны раз и на?всегда отбить у их читателей студенческого возраста всякую охо?ту к философской партизанщине на неблагодарном поприще ?народной науки?.
1 То, что перед глазами подрастающего нового поколения россиян хрони?чески находились учёные, еле-еле сводившие концы с концами, - это само со?бой. Но не менее важно и то, что после 1991 г. тема научного поиска, техниче?ского творчества и вообще производительного труда начисто ушла из отечест?венной культуры, особенно - из кинематографа, который, как известно, явля?ется ?важнейшим из искусств?. В своё время романтичное и по-хорошему чес?толюбивое юношество в немалой степени рекрутировалось в индустрию совет?ской науки такими фильмами, как ?Александр Попов?, ?Девять дней одного го?да?, ?Всё остаётся людям?, ?Барьер неизвестности?, ?Иду на грозу?, ?Укроще?ние огня? и даже идиллической комедией ?Весна?, адекватной культурному уровню основной массы наших соотечественников 40-х годов XX в. Советская

Подлинная наука и спекулятивная псевдонаука

73

культура работала на перспективу отечественной науки, ибо в науке, как нигде, кадры решали и решают всё. Но после 1991 г. эта работа в одночасье прекрати?лась и не возобновлена до сегодняшнего дня. Так что, в российскую фундамен?тальную науку из молодого поколения пойдут (и уже начинают идти) совсем не?многие, действительно преданные делу научного поиска, идее возрождения оте?чественной науки высшего мирового класса, со здоровым юношеским честолю?бием, нацеленным на обретение высокого статуса в качестве учёных, а не дель?цов от науки. Возможно, что столь суровая селекция кадров отечественной фундаментальной науки и к лучшему.
2 См. по этому поводу: Сладкоголосые птицы псевдонауки: (По материа?
лам беседы с Э.П. Кругляковым.) // В мире науки, 2004. ? 2.
3 С вопросами философии дело обстоит сложнее, хотя в европейской фи?
лософии, начиная с эпохи немецкого классического идеализма, спекулятив?
ность мышления критикуется и болезненно, с пережитками и рецидивами, из?
живается. (Подробнее см.: Абачиев С.К. Современное введение в философию:
(Методы философии, её предметы и реальные возможности.) М., 2006.
С. 116-119, 158-170, 180-220.)
4 Проблема спекулятивной ?народной науки?, конечно, существует не
только у нас в стране, где для неё в советскую эпоху лишь были созданы осо?
бенно благоприятные условия. Она достаточно серьёзна и на Западе, представ?
ляя потенциальную угрозу национальным наукам. Современной методологии
науки на Западе нельзя отказать в конфликтном многообразии изощрённых
концепций, но она в решающей мере остаётся ?вещью в себе?, не оказывая осо?
бого влияния на методологические установки деятелей науки, особенно - ?на?
родной?. (См.: Пружинин Б.И. Ratio serviens? // Вопросы философии, 2004.
? 12.) Для выхода творческой энергии неистребимого племени ?народной нау?
ки? на Западе нашли своё решение в ?журналах отверженных?, где эти люди
могут свободно излагать свои идеи, не бросая тени на научную репутацию ре?
дакций, ибо редакции открыто снимают с себя ответственность за научную до?
бротность публикаций. Основная задача таких журналов - дать людям с креа?
тивными задатками возможность самовыражения, а нечто научно ценное здесь
заранее предполагается в качестве редкого случайного гостя.
5 Такая тенденция существует. См., напр.: Канке В А. Основные философ?
ские направления и концепции науки: (Учебное пособие). М., 2004.
6 Отметим, что первый экспериментальный поезд с отечественным парово?
зом серии С, изготовленным на Сормовском заводе, прошёл от Санкт-Петербур?
га до Москвы по графику современного дневного экспресса ?Аврора? (за 5 часов
50 минут) в начале 1912 г. В дальнейшем эти модифицированные паровозы вплоть
до начала 70-х годов стали силовой частью дальних и особенно пригородных по?
ездов от Ленинграда до Владивостока. Только путевое хозяйство страны не позво?
ляло тогда пассажирским поездам на паровой тяге курсировать с резвостью ?Ав?
роры?, как, впрочем, не позволяет и теперь на большинстве российских магистра?
лей. В 1938 г. на линию Москва-Ленинград вышел модифицированный паровоз
серии ИС с конструкционной скоростью 180 км/час. Именно паровозы 10-30-х го?
дов задали во всём мире интервал максимальных скоростей 120-180 км/час для со?
временных электрических и дизельных пассажирских локомотивов. Движение по?
ездов со скоростью 200 км/час и выше уже требует особого подвижного состава и
особых путей, несовместимых с грузовыми перевозками.
7 Морское парусное судно, доработанное в XVIII в. на основе научной гид?
родинамики, вобравшее в себя весь многотысячелетний опыт парусного судо-

74

С.К. Абачиев

ходства, в первой половине XIX в. стало самим совершенством. Будучи безма-шинным техническим транспортным средством, оно олицетворяло гармонию человека и природы на границе морской и воздушной стихий. Это великолепно описано советским писателем-фантастом И.А. Ефремовым в рассказе ?Катти Сарк?. Но, как отмечал другой писатель-фантаст С. Лем, в технике (в отличие от науки) инновации нередко бывают действительно революционными, ради?кально рвущими все преемственные связи с технологиями-предшественницами. История последних при этом обрывается, когда они достигают высоких уров?ней совершенства и открыты для дальнейших усовершенствований. В рассказе И.А. Ефремова отражена драма ухода совершенных парусных судов с морей и океанов во второй половине XIX в. В наше время нечто прямо аналогичное про?исходит в фотографии. В своей традиционной, фотохимической версии она за полтора столетия доработана до таких кондиций, что теперь цветная фотогра?фия, за которую ещё 40-50 лет назад взялся бы не каждый профессионал, дос?тупна любому. Но цифровая фотография - это веление времени, ибо на тради?ционную фотографию и кинематографию истощена едва ли не половина при?родных запасов серебра. И уже в своей исторически стартовой, первородной версии цифровая цветная фотография даёт качество изображений на высшем уровне традиционной. Она столь революционна, что не нуждается в каких-либо исторических компромиссах с последней. Надо полагать, что у традиционной фотографии останутся какие-то узкие области специальных применений. У па?русных морских судов они остались. Так, парусник является лучшим судном для обучения будущих моряков слаженной работе в экипаже. В 50-х годах XX в. теория и опыт постройки таких судов в полном объёме были востребованы для изготовления уникальной советской немагнитной шхуны ?Заря?, предназначен?ной для геофизических исследований в акватории Мирового океана.
8 При всей своей безмашинности (со всеми её радикальными преимущест?вами перед машинной техникой) магнитогидродинамические электрогенерато?ры даже для тепловых электростанций по сей день не продвинулись дальше экс-периментальных установок. Что уж говорить о высокотемпературной плазме термоядерных реакторов! В этой связи уместно отметить, что принципиальная схема магнитогидродинамического привода для морских судов была разработа?на ещё М. Фарадеем в эпоху, когда на пароходах остро требовалась замена ог?ромного гребного колеса с плицами более компактным и надёжным движите?лем. В концепции Фарадея всё было конструктивно просто и надёжно, посколь?ку в ней не участвовали механически движущиеся искусственные детали, узлы и системы. Паровая машина вращает электрогенератор постоянного тока, электроэнергия отчасти питает электромагниты, а отчасти создаёт электриче?ский ток в морской воде, находящейся в их магнитном поле. Магнитное поле перманентно выталкивает этот проводник с током, создавая реактивную силу, движущую корабль. Но для первой практической реализации безмашинного магнитогидродинамического привода японским судостроителям в 90-х годах XX в. требовалось столь мощное магнитное поле, которое могут создавать только компактные сверхпроводящие магниты, овеществляющие в себе знания теории сверхпроводимости Гинзбурга-Ландау-Абрикосова-Горькова. Дистан?ция научно-технического прогресса от принципиальной схемы Фарадея до её воплощения в жизнь оказалась длиной в полтора столетия с качественным об?новлением всей физики на основе квантовой теории! Такие моменты в массо?вой пропаганде современной методологии науки следует постоянно подчёрки?вать, поскольку дилетантствующие псевдоинноваторы обычно не понимают ди-

Подлинная наука и спекулятивная псевдонаука

75

станции между простыми принципиальными схемами и их многотрудными во-площениями в жизнь. В фундаментальной науке в этом плане дело обстоит по-добно тому, как и в техническом творчестве. Что же касается ?народной нау?ки?, то в ней творчество можно сравнить с ?р-революционными усовершенст?вованиями? водородной бомбы на уровне знания её принципиальных схем, не составляющих никакой тайны, висящих в каждом кабинете гражданской оборо?ны, изображённых в школьных учебниках и детских энциклопедиях.
9 Отцы эффективно теоретизируемого естествознания больше церковных
инквизиторов боялись именно учёных и философов со спекулятивным складом
ума, способных в два счёта вырвать с корнем ураганными потоками контраргу?
ментации первые саженцы по-научному доказательных теоретических истин.
Научные дискуссии с такими людьми, как правило с немногими исключениями,
были и остаются бессмысленными, так как они тут же ?забивают? своей эмо?
циональностью, многословным натиском, хаосом аргументов не по теме,
использованием недостойных методов дискуссии, норовя превратить её в поле?
мику. Теоретическая наука изначально отгородилась от таких оппонентов сво?
ими программными установками. Таково изречение Г. Галилея: ?Предпочитаю
найти истину в малом, чем долго спорить о великом, не достигая никакой исти?
ны?. Таковы формулы И. Ньютона: ?Я гипотез не измышляю?, ?Физика, бере?
гись метафизики!?, ?Теория, объясняющая всё, не объясняет ничего?. Спекуля?
тивно мыслящие оппоненты изначально оказались в параллельном мире, кото?
рый быстро оформился в ?народную науку?. И от эпизодических пересечений
двух миров наука только страдала. Достаточно вспомнить ту же лысенковщину.
Вообще, методологическое варварство ?народной науки? брало и берёт в обще?
стве временные реванши, выходя на оперативный простор, не без санкций со
стороны того или иного мощного идеологического фактора - будь то прецеден?
ты ?передовой мичуринской биологии? эпохи сталинизма в нашей стране,
?арийской науки? в гитлеровской Германии или нынешняя ?новая исламская
наука? в ряде стран с исламом в роли государственной идеологии.
10 pj это понятно: физика имеет своим предметом структурно-генетичес?
кий фундамент мироздания, она постигает его краеугольные законы. Но и это?
го интереса ?народной науки? почти исключительно к физике мало. До таких
?мелочей?, как физика плазмы, сверхпроводников, квантовых жидкостей и т.п.,
авторы с этого ?интеллектуального Олимпа? не снисходят. Перефразируя пси?
хиатра из ?Кавказской пленницы?, можно сказать, что диагноз А.И. Герцена
явно подтверждается. В работе ?Дилетантизм в науке? он ещё в 1843 г. конста?
тировал, что горделивые псевдоинноваторы от науки не размениваются по ме?
лочам и сразу же ?берут за рога? её основоположения.
11 Так, квантовая механика обрела наиболее адекватный себе математиче?
ский аппарат только на завершающей стадии своего становления в 1926 г., кор?
ректируя свои концепции такими экспериментальными открытиями Нобелев?
ского уровня, как достоверное обнаружение дифракции электронов, результа?
ты опытов Франка-Герца, Штерна-Герлаха, Комптона и др. Отметим также,
что в плане модификаций старых математических методов в новых теориях
подчас неудачно опережали события даже некоторые крупнейшие физики-тео?
ретики. Так, в 50-х годах XX в. ими высказывались сомнения в принципиальной
дальнейшей пригодности гамильтонова метода в субъядерной микрофизике и
даже в перспективности самой теории дифференциальных уравнений. Тем не
менее гамильтонов метод обрёл ?второе дыхание? в квантовой теории поля
60-70-х годов, а теория дифференциальных уравнений в форме теории динами-

76

С.К. Абачиев

ческих систем стала математическим ядром грандиозной синергетической рево?люции в химии и физике. Но что псевдонауке до этой драмы идей науки насто?ящей! Её ?кадры? о ней обычно не ведают, да и не хотят знать.
12 В этой связи ещё одним верным диагностическим тестом являются биб?
лиографические ссылки в их опусах. В подавляющем большинстве случаев -
это ссылки на научно-популярную литературу, на вузовские, а то и школьные
учебники, на справочники по физике для инженеров и т. п. Даже публикации
?Успехов физических наук? под рубрикой ?Физика наших дней? не задейству-
ются. Куда там до ссылок на специальную литературу! И при всём при этом -
?непременные разоблачения? теории относительности! А уж этот диагностиче?
ский тест в наши времена и вовсе под стать тесту с изобретательством вечных
двигателей.
13 По математической сути это было закладкой основ гармонического ана?
лиза - представления сложных периодических движений через сумму простых
(гармоник) со своими амплитудами, частотами и фазами. Как известно из
школьной физики, равномерные вращения объектов по окружностям с ребра
воспринимаются как их гармонические колебания.
14 Именно этим, в первую очередь, а не неким иррациональным упрямст?
вом оппонентов и их идеологически ценностными установками, объясняются
трудности первородного, коперниковского гелиоцентризма на пути к призна?
нию и дальнейшему развитию. Эта история говорит всё о том же: в теоретиче?
ской физике удовлетворительное объяснение - это точный математический
расчёт. Понимания этого иной раз не хватает некоторым профессиональным
историкам науки и её методологам, склонным в драматичном начале истории
коперниковского переворота выдвигать на первые роли факторы общемиро?
воззренческого и идеологически ценностного порядка.
15 Колчуринской Н. Материализация тьмы // Православная беседа, 2007.
? 5. С. 67.
16 Подобные выступления части православных авторов не дают повода воз?
водить их в абсолют, приписывать современному православному богословию
как таковому. В последнем есть своя сильная оппозиция этому религиозному
фундаментализму. См., напр.: Диакон Андрей Кураев. Неамериканский миссио?
нер. Саратов, 2006. 463 с.
17 См., напр.: Сорина Г.В., Месъков B.C. Логика в системе культуры // Во?
просы философии, 1996. ? 2; Непейвода Н.Н. Вызовы логики и математики
XX в. и ?ответ? на них цивилизации // Там же. 2005. ? 8.
18 Абачиев С.К. К проблеме фундаментализации и гуманитаризации выс?
шего образования // Университетская книга, 2001. ? 1. С. 16-22.
19 Абачиев С.К. Традиционная логика в современном освещении: (Фор?
мальная логика как опытная наука.): Учебный курс. М.: КомКнига, 2006. 268 с,
ил л.
20 Абачиев С.К. Эволюционная теория познания: (Опыт систематического
построения.) М.: Едиториал УРСС, 2004. 516 с, илл.
21 Абачиев С.К. Современное введение в философию: (Методы филосо?
фии, её предметы и реальные возможности.): Курс лекций. М.: КомКнига, 2006.
538 с.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#47   morozov »

Штрихи к портрету ?академика? Акимова
Э.П. Кругляков

Нам стало известно, что ?знаменитый русский физик? Ана-толий Акимов, академик Российской академии естественных на?ук (РАЕН) и Международной академии информатизации при Экономическом и социальном совете ООН решил облагодетель?ствовать Болгарию своими новейшими разработками и даже про?честь несколько лекций о физике XXI в. и технологиях шестого поколения. Должен сказать, что среди физиков России Акимов если и известен, то отнюдь не как учёный. Начнём с того, что этот ?светоч науки? не имеет ни одной (!) публикации в рецензи?руемых физических журналах, не имеет учёной степени кандида?та, а тем более доктора наук (иногда г-н Акимов представляется доктором наук, но Высшая аттестационная комиссия (ВАК) -единственный орган, уполномоченный правительством осущест?влять контроль за присуждением учёных степеней и званий, - от?рицает наличие какой бы то ни было степени у этого человека). Зато скандальную известность Акимов имеет давно. Но всё по порядку. Сначала немного истории.
Людей притягивает к себе всё таинственное, мистическое. Этим часто пользуются мошенники. Можно вспомнить лучи Блондло, будоражившие общество в начале XX в. и мастерски ?закрытые? американским физиком Робертом Вудом. В 30-х го?дах прошлого века в Англии появился изобретатель, едва не про?давший генералам ?лучи смерти?. Совершенно курьёзное разо?блачение мошенничества помешало сделке. Около 30 лет назад Президент Франции Валери Жискар д'Эстен лично присутство?вал на демонстрации прибора, генерировавшего некие волшеб?ные лучи, которые свободно проникали сквозь землю, отража?лись от залежей нефти и регистрировались этим же прибором. Президент заподозрил мошенничество. Так оно и оказалось... (Кстати, одна из ?разработок? А.Е. Акимова также связана с по?исками нефти с помощью торсионных излучений.) В начале 80-х годов в СССР СМИ подняли на щит некого А. Деева с его вол?шебными Д-лучами. В середине 80-х годов к А. Дееву присоеди?няется А. Акимов. Д-лучи с его помощью превращаются в спи-норные поля. Под покровом секретности в 1986 г. начинаются первые эксперименты с военными по передаче сигналов по спинорному каналу связи. По утверждению А. Акимова, эти экспе-рименты завершились успешно (как мы увидим дальше, эксперты дали другую оценку).
В 1987 г. на столе Председателя Правительства СССР появ-ляется документ, описывающий уникальные возможности спи-норных лучей в военном деле. Утверждалось, что в настоящее время СССР лидирует, однако, если не будут приняты соответст?вующие меры, то ?отставание в области теории и практики спи-норных полей может иметь необратимые последствия в таких оборонных аспектах, как: методы и средства высоконадежного обнаружения стратегического оружия противника... дальнее бесконтактное поражение стратегических вооружений против?ника, скрытая помехозащищенная связь с объектами в космосе, на земле, под землей, под водой, мобильные средства на принци?пах управления гравитацией, психофизическое и медико-биоло-гическое воздействие на войска и население и др.?. И далее: ?Многие, возможно, весьма неожиданные сферы применения спинорных полей сейчас даже трудно предугадать, так же как во времена Фарадея было невозможно предсказать все современ?ные области применения электромагнетизма?. Что оставалось делать Председателю Правительства? Не дашь деньги - полу?чишь ?необратимые последствия?. Пришлось дать, и немало: 500 млн рублей (700 млн долларов США). Если бы физики-про?фессионалы познакомились с этим документом, аферу можно было бы прихлопнуть сразу. Но документ был строго секретным, и физики узнали об афере с торсионными полями (так к этому времени стали именоваться спинорные поля) лишь в марте 1991 г., когда член-корреспондент АН СССР (ныне академик РАН) Е.Б. Александров на Общем собрании академии обнародо?вал содержание документа. Разразился скандал. Отделение об?щей физики и астрономии АН СССР после обсуждения ситуации обратилось с протестом в Комитет по науке и технике Верховно?го Совета СССР. В июле 1991 г. Комитет принял постановление ?О порочной практике финансирования псевдонаучных исследо?ваний из государственных источников?. Сразу после этого Центр нетрадиционных технологий, созданный при ГКНТ СССР для ре?ализации торсионной программы, был распущен, директор Цен?тра, г-н А.Е. Акимов, - крестный отец всей этой аферы, уволен.
Однако разбираться с виновниками аферы не стали. Время для этого было неподходящим. В августе была попытка путча, а в кон?це года распался Советский Союз. Вскоре А.Е. Акимов организо?вал малое предприятие со звучным названием ?Международный
институт теоретической и прикладной физики? при Российской академии естественных наук (РАЕН). Авторитета в научном мире ему, однако, это не прибавило. Об отношении к нему физиков Академии наук мы уже упомянули. Но ведь он был избран акаде?миком Российской академии естественных наук. Может быть, там к нему отнеслись лучше? Увы, физики РАЕН тоже не жалуют ?академика? Акимова. Вот выдержка из протокола заседания бю?ро физической секции РАЕН: ?Бюро секции физики заслушало на своем заседании отчет директора Института теоретической и при?кладной физики г-на Акимова и констатирует, что г-ном Акимо?вым не было дано удовлетворительного обоснования научного на?правления исследований, особенно в той его части, которая каса?ется так называемых торсионных волн и их практического исполь-зования, извлечения энергии из вакуума и т.д. Поскольку подоб?ные изыскания дискредитируют РАЕН, то Бюро предупредило г-на Акимова, что в случае публикации и пропаганды результатов он должен снять указание на то, что работа выполнена под эгидой РАЕН. В случае нарушения этого запрета Секция возбудит вопрос о лишении Института статуса подразделения РАЕН?.
Позднее было принято более жесткое решение: ?Бюро отме?чает несостоятельность научного обоснования исследований, не поддерживает указанные исследования и не считает возможным существование данного Института под эгидой Секции физики РАЕН?. Возникает вопрос, почему Акимов остается в этой ака?демии. Функционерам академии он очень нужен. Именно они ?выбрали? его в академики, минуя Секцию физики.
Но ведь Акимов избран ещё и в Международную академию информатизации (МАИ), которая даже при ООН состоит. Кроме того, в неё избрано большое количество уважаемых учёных, по?литических деятелей, даже Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан и его предшественник Бутрос Гали в ней состоят. Увы, это всего лишь красивый фасад со ?свадебными генералами?. За этим фасадом функционеры МАИ обделывают свои делишки, торгуя званиями академиков. Сегодня этих ?академиков? уже 15 тыс. К науке данная академия никакого отношения не имеет. ?Академики? имеют удостоверения, а функционеры заняты биз?несом, иногда не очень чистоплотным. Так что быть академиком МАИ не очень почётно. Многие учёные сегодня скрывают своё членство в МАИ. Кстати, её потуги приписываться к ООН ров?ным счётом ничего не стоят. Никаких привилегий в ООН она не имеет. Но вернёмся к Акимову. Почему он вызывает такое не?приятие у физиков? Все то, что он проповедует, не вытягивает
даже на научную фантастику. Доводы дилетантов, а вдруг он прав, а все заблуждаются, не выдерживают критики. Впрочем, я постараюсь нарисовать портрет этого человека на языке фактов, доступных пониманию неспециалистов. Ниже приводятся утвер?ждения г-на Акимова и соответствующие комментарии.
? А. Акимов: ?В экспериментах показано: новые виды связи
работают без передачи электромагнитных волн, а совсем по
другим принципам, не требующим практически никакой тради?
ционной энергии?.
А вот мнение экспертов: ?В апреле 1986 г. АА. Деевым и А.Е. Акимовым совместно с представителями КГБ выполнена экспериментальная проверка организации канала связи при ис-пользовании Д-поля. По мнению экспертов КГБ, ?результаты исследований не могут быть признаны методически коррект-ными и достоверными?. В заключении экспертов КГБ содер-жится и более жесткое утверждение: ?Достоверно известно, что эксперименты в КГБ СССР не дали положительных ре?зультатов?.
? А. Акимов: на стадии становления программы ?активное
участие приняли несколько известных учёных и одним из пер?
вых - директор Объединенного института ядерных исследова?
ний в Дубне академик Н.Н. Боголюбов?.
Академик Н.Н. Боголюбов: ?Сообщаю Вам, что к данным работам я не имею отношения, поскольку узнал о них из Ваше-го письма. Все ссылки на моё имя необоснованны? (из письма академику Е.Б. Александрову).
? А. Акимов: ?Как было показано академиком Л.Б. Окунем,
спиновая волна (торсионная волна) в спиново-упорядоченной
среде (Физическом Вакууме) будет распространяться так же,
как гравитационная волна, т.е.торсионную волну нельзя будет
экранировать?.
Академик РАН Л.Б. Окунь: ?Считаю своим долгом зая-вить, что ни в одной из моих работ (а я написал ряд статей по теории вакуума) ни одного упоминания о торсионных полях не содержится. Никаких расчётов торсионных полей я не произ?водил. Я всегда считал "торсионную физику" нечистоплотным блефом. Цитата из журнала лишь подтвердила это мнение?.
? А. Акимов: ?...совместно сучёными Украины получены ма?
териалы с уникальными свойствами, в частности сталь проч?
ней обычной в 2 раза и пластичней в 6раз?.
Академик В.И. Трефилов: ?Ничего подобного никогда не на?блюдалось?.
Здесь уместно напомнить ещё один случай, связанный с мате?риалами, ?облучёнными? торсионными генераторами. В апреле 1996 г. один из сотрудников г-на Акимова - В.Ю. Максарев явил?ся в Министерство науки и образования с уникальными образца?ми меди. По его словам, медь, облученная в расплаве торсионны?ми полями, увеличила свою проводимость в 80 раз! Покойному академику А.С. Боровику-Романову потребовалось всего полто?ра часа, чтобы разоблачить обман. Проводимость облученного и необлученного образцов меди оказалась одинаковой с точностью до процента!
? А. Акимов: ?...многие наши изделия (торсионные генера?
торы) успешно прошли научную экспертизу именно в академи?
ческих институтах, например в Институте физики АН Укра?
ины, в Институте проблем материаловедения, в Институте
медицинских проблем Севера и других, о чём составлены соот?
ветствующие протоколы?.
Директор Института физики НАЛУ, академик НАН Ук-раины М.С. Бродит ?В Институте физики НАН Украины ни-когда не осуществлялась научная экспертиза работ в области торсионных полей?.
Директор Института медицинских проблем Севера, проф. В.Т. Манчук: ?...научных исследований по изучению влияния торсионных полей и технологий на организм человека в норме и при патологии не проводилось и не проводится. Научные сот?рудники Института и сотрудники клиники Института в про?ведении опытов, связанных с исследованием влияния торсион?ных полей на организм, и в научной экспертизе не участвовали?.
? А. Акимов: ?В НПО "Энергия" вскоре должна быть испы?
тана первая летающая тарелка. Принцип её движения совер?
шенно нов - отсутствует использование реактивной тяги. В
случае успешных испытаний существует реальная перспектива
переворота всего транспорта (так в тексте. - Э.К.) автомоби?
лей, поездов и т.д. на новую основу, без использования двигате?
ля внутреннего сгорания?.
Данное заявление сделано в 1996 г. Кто-нибудь слышал о ?пе?ревороте? всего транспорта за прошедшие 10 лет?
Первый вице-президент, первый заместитель генерального конструктора РКК ?Энергия? В.П. Легостаев: ?РКК "Энер?гия" не занималась, не занимается и не предполагает занимать?ся разработкой "летающих тарелок" на основе генераторов торсионного поля?.
Итак, очередная ложь! А г-н Акимов как ни в чём не бывало читает лекции доверчивым людям, описывая грандиозные пер?спективы торсионных технологий в XXI в.: ?С их помощью мож?но получать энергию практически из ничего, заменив все тепло?вые и атомные электростанции и создав альтернативу ядерной энергетике. Уже появились и испытаны новые виды двигателей, не сжигающие ни нефть, ни газ, ни другие углеводородные виды топлива, а значит, не загрязняющие среду?. Конечно же, речь идёт о замене тепловых и атомных электростанций на вихревые водяные генераторы, которые, согласно объяснениям ?академи?ка? Акимова, черпают энергию из физического вакуума. Вот только я никак не пойму, если наиболее бойкие ?учёные? полу?чают кпд в 1000%, зачем им всё же приходится брать энергию из сети? И ещё. Почему когда такой генератор попадает в руки обычных учёных, у них кпд получается ниже 100%?
Акимовщина чувствует себя в сегодняшней России как рыба в воде благодаря коррупции чиновников, в том числе и военных...
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#48   morozov »


Наука в кривом зеркале: Лакатос, Фейерабенд, Кун

Д.Ю. Шанин

Физики редко проясняют свои теории до той степени, когда критику легко поймать их на слове.
Имре Лакатос ?Фальсификация и мето-дология научно-исследовательских про-грамм?

Введение
Публикация моей статьи ?Может ли учёный быть атеистом?? (http://atheismm.narod.m/humanism/journal/32/manin.htm) в ?Русском журнале? (http://www.russ.ru/) породила долгую дискуссию в форумах РЖ, в которой я некоторое время участвовал. При всей бесплодности таких дискуссий из них можно извлечь пользу, если честно пытаться вникнуть в аргументы оппонентов. В случае ус?пеха в следующий раз можно попробовать заранее нейтрализо?вать эти аргументы и направить разговор в более плодотворное русло. В этой дискуссии меня удивил высокий накал нападок на науку как способ познания. Казалось бы, принято считать, что наука - самый надёжный источник знаний о мире. Казалось бы, отрицать надёжность научного знания, сидя за компьютером, подсоединённым к Всемирной сети, и беседуя с людьми, разбро?санными по всему земному шару, - вопиющая нелепость. Но факт остается фактом: отрицают со ссылками на классиков фи?лософии науки.
В следующий раз мне пришлось столкнуться с этим феноме?ном, когда по стечению обстоятельств я наткнулся на проповедь одного священника, в которой говорилось: ?Мы должны верить в то, что является истиной, независимо от того, какую степень дискомфорта нам это доставит?. Заинтригованный, я послал ему письмо, в котором спрашивал, как предполагается узнавать, что является истиной, а что не является, чтобы не ошибиться, решая, во что верить. Поскольку мой корреспондент опубликовал свой ответ для всеобщего сведения, я считаю себя вправе его тут при?вести (в написании оригинала):
...люди привыкли говорить, что критерии истины и спо-собы ее познания заключаются в рациональных доказателъ-

84

Д.Ю. Манин

ствах и в опыте, однако теперь теорема Гёделя доказала, что полное логическое доказательство чего бы то ни было (а не только бытия Божия) невозможно, а теория науки (начиная с Т. Куна) доказала, что никакой опыт не может опровергнуть теорию, поэтому о позитивистских критериях науки XIX в. не приходится мечтать не только в области теологии, но и где бы то ни было, хотелось бы тогда спросить, а каковы крите?рии и способы познания истины хотя бы в мирских делах (в ес?тествознании, истории и т.д.)! сегодняшняя философия (ко?торая учитывает сразу и Гёделя, и Куна с Лакатосом, и ещё довольно-таки многое в том же роде) не может на это отве?тить, тогда следует ли нам удивляться, что о богословии ей сказать и вовсе нечего? поэтому я думаю, что о богословии нельзя говорить вообще в рамках светского ?дискурса?. Бы?тие Божие - такая же первичная интуиция, как наше знание о нашем собственном бытии, только эту интуицию, в отличие от последней, бывает сложнее не потерять (именно не утра?тить, т.е. осознать в себе как уже имеющуюся) в рамках этой интуиции формируется богословский ?дискурс?, где все ?ста?рые? слова (?Критерий истины?, ?опыт? и т.п.) начинают значить новое, для обсуждения этого ?нового? с позиций вне-религиозной рациональности просто-напросто нет никакой почвы.
В этом ответе затронуто много интересных тем, но по суще?ству вопроса он, если немного вдуматься, оказывается аргумен?том того же типа, что ?сам дурак? и ?а у вас зато негров линчу?ют?. В самом деле, даже если вы доказали, что наука - не источ?ник истины, из этого никак не следует, что религия - источник истины. Тем не менее утверждение ?наука доказала, что наука ничего не может доказать? снова привлекло моё внимание, и я решил обратиться к первоисточникам.
Результат меня поразил. Оказалось, что классики философии науки XX в. науки не понимают. Я осознаю, что это очень серь?ёзное заявление, которое надо доказывать, поэтому без дальней?ших предисловий перейду к разбору избранных мест, а дальше логика изложения естественно приведёт к некоторым обобщени?ям. Оговорюсь лишь во избежание недоразумений, что, говоря ниже о ?философах? и ?философии?, я буду иметь в виду не всех вообще философов, а только тех, о ком непосредственно идёт речь в статье.

Наука в кривом зеркале...

85

1. Непослушные планеты по Лакатосу
Из работы ?Фальсификация и методология научно-исследо?вательских программ?, глава ?Фаллибизм против фальсифика-ционизма?:
3) Наконец, если бы даже существовала естественная де-маркация между предложениями наблюдения и теориями, а ис?тинностное значение первых могло бы быть однозначно уста?новлено, догматический фалъсификационизм всё же был бы бес?силен устранить наиболее значимые теории, обычно называе?мые научными. Ведь если даже эксперименты могли бы доказа?тельно обосновывать свои результаты, их опровергающая способность была бы до смешного ничтожной: наиболее при?знанные научные теории характеризуются как раз тем, что не запрещают никаких наблюдаемых состояний1.
Это очень типичное заявление как по широте охвата, так и по идеологическому заряду. Первый раз встретившись с таким зая?влением, чешешь в затылке: неужели уважаемый философ счи?тает, что теория всемирного тяготения не запрещает, например, наблюдения спелого яблока, срывающегося с ветки и со свистом улетающего в космос, вместо того чтобы стукнуть Ньютона по голове? Такое заявление следовало бы хорошенько обосновать, по меньшей мере. Читаем дальше.
Чтобы убедиться в этом, рассмотрим одну поучительную историю, прежде чем перейти к общим выводам.
Немножко удивительно, что утверждение весьма общего ха?рактера предполагается доказать с помощью одной поучитель?ной истории, а потом сразу переходить к общим выводам. Но пусть так, может быть, в самом деле история настолько поучи?тельна, что откроет нам глаза.
Это история о том, как неправильно вели себя планеты. Некий физик доэйнштейновской эпохи, пользуясь ньютонов-ской механикой и законом всемирного тяготения (N) при неко-торых данных условиях (Г) вычисляет траекторию только что открытой малой планеты Р.
Минуточку, значит, поучительная история, которую нам предлагают в качестве доказательства, ещё и выдуманная? Ну и
Здесь и далее цит. по: Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ, htt://www.philosophy.ru/libraryAakat/Ol/O.html

86

Д.Ю. Манин

ну. Ладно, примем и этот поворот темы и попробуем вникнуть в суть доказательства.
Но планета не желает двигаться по вычисленному пути, её траектория отклоняется. Что делает наш физик? Может быть, он заключает, что, поскольку такое отклонение не пре-дусмотрено теорией Ньютона, а с упрямым фактом ничего по?делать нельзя, то, стало быть, теория N опровергнута? Ни?чуть не бывало. Вместо этого наш физик выдвигает предполо?жение, что должна существовать пока ещё не известная плане?та Р', тяготение которой возмущает траекторию Р. Он са?дится за расчёты, вычисляет массу, орбиту и прочие характе?ристики гипотетической планеты, а затем просит астроно?ма-наблюдателя проверить его гипотезу.
Это возможно, конечно. Именно так был открыт Нептун. За?метим, однако, что далеко не всякое отклонение наблюдаемой орбиты от расчётной возможно приписать вилянию возмущаю?щей планеты. Так, слово ?вилянию? вместо ?влиянию? в моем предыдущем предложении можно объяснить опечаткой при на?боре текста.
Так же, как не всякую ошибку в тексте можно списать на опе?чатку, далеко не всякое отклонение орбиты можно объяснить влиянием другого небесного тела, и если это вообще удаётся, то едва ли по случайности. Уверенность лакатосовского учёного в своей правоте вполне обоснованна.
Но, - говорится дальше, - планета Р' слишком мала, её не удаётся разглядеть даже в самые мощные из существующих телескопов. Тогда астроном-наблюдатель требует постро-ить более мощный телескоп, без которого успешное наблюде-ние невозможно.
Не могу не обратить внимания, хотя это и не имеет прямого отношения к обсуждаемому примеру, на наивность философа, очевидно, полагающего, что если более мощный телескоп ещё не построен, то это потому, что никто об этом не попросил. На самом деле, конечно, учёные изготавливают настолько мощные инструменты исследования, насколько позволяют уровень разви?тия техники и экономическая ситуация.
Через три года новый телескоп готов. Если бы ранее неиз-вестная планета Р' была открыта, учёные на весь мир растру?били бы о новом триумфе ньютонианской теории. Но ничего подобного не произошло.

Наука в кривом зеркале...

87

Поистине замечателен этот сарказм: ?на весь мир раструби?ли бы?. Автор, очевидно, совсем забыл, что рассказывает исто?рию, которую сам целиком выдумал.
Что же наш физик? Отверг ли он ньютоновскую теорию вместе со своей гипотезой о причине отклонения планеты от вычисленной траектории? Отнюдь! Вместо этого он уверяет, что планета Р' скрыта от нас облаком космической пыли. Он вычисляет координаты и параметры этого облака и просит денег на постройку искусственного спутника Земли, наблюде?ниями с которого можно было бы проверить его вычисления.
А вот тут уже начинается настоящее передёргивание. Или ка?тастрофическое непонимание предмета, о котором трактует фи?лософ. Где должно находиться это гипотетическое облако? Если между Землёй и предсказанной планетой, то при движении обеих по орбитам облако должно перестать заслонять планету, доста?точно немного подождать. К тому же это облако будет заслонять и звёзды, что должно легко обнаруживаться.
С этого момента история быстро теряет правдоподобие. На самом деле на этом этапе наиболее вероятным объяснением от-клонения траектории становятся ошибки наблюдения, и следует сосредоточить усилия на её уточнении. Никаких денег на спутни?ковые наблюдения под такую слабую программу нашему гипоте?тическому учёному никто не даст, и в первую очередь это пред?ложение не пройдёт процедуры научного рецензирования. Но Лакатоса это совершенно не смущает, и он предлагает нам уже совершенно фантастическое продолжение:
Предположим, что установленные на спутнике приборы (возможно, самые новейшие, основанные на ещё мало проверен?ной теории) зарегистрировали бы существование гипотетиче?ского облака. Разумеется, это было бы величайшим достиже?нием ньютоновской науки. Но облако не найдено. Отбросил ли теперь наш учёный теорию Ньютона вместе со своими гипоте?зами о планете-возмутителънице и облаке, превращающем её в планету-невидимку? Ничего подобного. Теперь он уверяет, что существует некое магнитное поле в этом районе Вселенной, из-за которого приборы спутника не могут обнаружить пылевое облако. И вот построен новый спутник с другими приборами. Если бы теперь магнитное поле было обнаружено, нъютониан-цы праздновали бы головокружительную победу. И снова - увы! Может быть, теперь уже можно считать ньютоновскую тео?рию опровергнутой? Как бы не так. Тотчас выдвигается но-

88

Д.Ю. Манин

вая, ещё более остроумная гипотеза, объясняющая очередную неудачу, либо... Либо вся эта история погребается в пыльных томах периодики и уже больше никем не вспоминается.
Понятно, почему нам подсовывают не реальную историю, а высосанную из пальца: в реальной истории науки ничего подоб?ного обнаружить нельзя. Но вот ещё что интересно: что же там было на самом деле! Почему траектория планеты отклонялась от расчётной? Действительно ли оказалась ошибочной ньюто?новская динамика? Или неточными наблюдения? Или ещё что-нибудь? Поскольку история выдуманная, такой вопрос (к её авто?ру) вполне правомерен. Мало того, он критически важен, ведь ес?ли дело не в ошибочности динамики, тогда весь пафос истории пропадает втуне. Тогда получается, что Лакатос высмеивает учё?ного, пытающегося изобрести объяснение наблюдений, совмес?тимое с теорией Ньютона, а учёный-то как раз в этом и прав.
Значит, видимо, Лакатос подразумевает, что ньютоновская динамика действительно нарушается, и нашему учёному предста?вляется уникальная возможность наблюдать это нарушение, а он его не видит. Но понимает ли кто-нибудь из философов, что оз?начает - подправить ньютоновскую механику? Пробовал ли кто-нибудь из них для смеху соорудить альтернативную теорию? Во?прос, конечно, риторический - ведь там чуть что тронешь, и по?сыплются планетные системы. Но вопрос и небезосновательный, мы ещё встретимся с безапелляционными утверждениями, что для описания одной и той же реальности можно сконструировать сколько угодно разных теорий.
Ещё на один аспект этой истории хочется обратить внимание: она изображает, как учёный транжирит общественные денежки на никому не нужные телескопы и спутники, а всё из-за порочной приверженности к недоказанной и недоказуемой теории Ньюто?на. Этот вывод явно не делается, но в подсознание западает.
Но посмотрим всё же, какой вывод делается.
Эта история ясно показывает, что даже самые респекта-бельные научные теории вроде ньютоновской динамики и тео-рии гравитации могут терпеть неудачу, запрещая какие-либо наблюдаемые положения вещей.
Этот пассаж, скорее всего, искажён переводчиком и кончал-ся в оригинале примерно так: ?may fail to prohibit any observable state of tilings?, т.е. ?могут оказаться не в состоянии запретить ни?какие наблюдаемые положения вещей?. Интересна смена мо?дальности по сравнению с началом всей истории: там было без-

Наука в кривом зеркале...

89

апелляционное ?не могут?, а здесь ?могут оказаться не в состоя?нии?. Видимо, автор всё же чувствует, что доказательство не?множко недостаточно железобетонное.
Разумеется, ничего такого эта история не показывает, да и не может показать. К этому и сходным положениям мы ещё вернем?ся, чтобы понять, откуда они всё-таки берутся; здесь же нашей целью было продемонстрировать только тот факт, что философ науки предмета своего исследования откровенно не понимает (признаю, этот общий вывод сделан на основании одного приме?ра, но так же поступает и Лакатос; наш пример, по крайней мере, не выдуманный).
2. Второе начало термодинамики по Фейерабенду
Теперь известно, что броуновская частица представляет со?бой вечный двигатель второго рода и что её существование оп?ровергает второй закон феноменологической термодинамики2.
Философы науки очень любят опровергать законы природы, мы с этим встретимся ещё не раз. Причина этого, забегая вперёд, примерно такая: философ пытается логически доказать, что за?кон природы можно однозначно вывести из опыта. Обнаружива?ет, что это ему не удаётся. (Законы природы выводятся из опы?та, но не дедуктивно-механически, как того хотели бы ученики Аристотеля, а индуктивно-творчески. Но это отдельная большая тема, о которой надо говорить либо подробно, либо никак.) От?сюда он делает вывод, что раз законы природы логически дока?зать нельзя, то их и вовсе не существует.
Однако опровергать законы природы - дело тяжёлое и не-благодарное, требующее незаурядной ловкости рук.
Второй закон термодинамики гласит, что если холодное тело и горячее привести в соприкосновение, то холодное нагреется, а горячее остынет - и никогда наоборот! Как должно было бы выглядеть нарушение этого закона броуновской частицей? На?помню, что броуновское движение - это наблюдаемое в микро?скоп самопроизвольное беспорядочное движение мелких пыли?нок. Чтобы говорить о нарушении второго начала термодинами-
Здесь и далее цит. по: Фейерабенд П. Против метода: Очерк анархической тео?рии познания // Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. С. 125, 467. http://psylib.org.ua/books/feyer01/index.htm

90

Д.Ю. Манин

ки в этом случае, требовалось бы установить, что броуновская частица нагревается, отбирая тепло у жидкости. Разумеется, это?го не происходит, они находятся при одной температуре. Почему же наш философ говорит о нарушении закона природы? Читаем дальше.
Посмотрим, что требуется для открытия несовмести-мости между феноменом броуновского движения и вторым за?коном термодинамики. Для этого требуется: а) измерить точное движение частицы, с тем чтобы установить измене-ние ее кинетической энергии и энергию, потраченную на пре-одоление сопротивления жидкости, и б) точно измерить тем-пературу и теплоту, переданную окружающей среде, для обос?нования утверждения о том, что любая потеря в данном слу?чае действительно компенсируется ростом энергии движу?щейся частицы и работой, затраченной на преодоление сопро?тивления жидкости.
Это чрезвычайно путаное объяснение расшифровать можно только предположительно. В пункте (б) говорится, по-видимому, о сохранении энергии. Закон сохранения энергии - это первый закон термодинамики. Таким образом, Фейерабенд утверждает, что если бы можно было непосредственно проверить выполне?ние первого закона термодинамики в случае броуновской части?цы, это опровергло бы второй закон термодинамики. Разумеет?ся, это абсолютная чепуха.
Какой же вывод делается из всего этого?
Поэтому ?прямое? опровержение второго закона термоди?намики, которое опиралось бы только на ?феноменологиче?скую? теорию и ?факт? броуновского движения, невозможно. Оно невозможно вследствие структуры мира, в котором мы живём, и в силу законов, справедливых в этом мире.
В самом деле, прямое опровержение законов, справедливых в мире, в котором мы живём, невозможно в силу законов, справед?ливых в этом мире. О, философия!..
И, как хорошо известно, действительное опровержение этого закона было получено совершенно иным образом: оно бы?ло получено с помощью кинетической теории и благодаря её ис?пользованию Эйнштейном при вычислении статистических свойств броуновского движения. При этом феноменологиче?ская теория (Т) была включена в более широкий контекст ста?тистической физики (Т) таким образом, что условие совмести-

Наука в кривом зеркале...

91

мости было нарушено, и лишь после этого был поставлен ре-шающий эксперимент (исследования Сведберга и Перрина).
А вот здесь мы сталкиваемся с ещё одной упрямо повторяю?щейся темой. Здесь утверждается, что феноменологическая тер?модинамика (теория тепловых явлений, оперирующая понятиями температуры, давления, количества тепла и т.п., но не связываю?щая их с молекулярным строением вещества) была опровергнута статистической физикой (теорией теплоты как молекулярного движения). Между тем любой физик скажет вам, что статистиче?ская термодинамика, наоборот, обосновала феноменологиче?скую. Совершенно аналогичным образом философы считают, что, например, теория относительности опровергла ньютонов?скую динамику, а физики - что доказала. Как возможно такое фундаментальное расхождение во взглядах? В этом мы попробу?ем разобраться на примере из Куна.
3. Относительность по Куну
Надо сразу сказать, что Кун грамотнее и Лакатоса, и тем бо?лее Фейерабенда в том, что касается понимания физики. Цитиро?вать здесь придётся больше3.
Наиболее известным и ярким примером, связанным со столь ограниченным пониманием научной теории, является анализ отношения между современной динамикой Эйнштейна и ста?рыми уравнениями динамики, которые вытекали из ?Начал? Ньютона. С точки зрения настоящей работы, эти две теории совершенно несовместимы в том же смысле, в каком была пока?зана несовместимость астрономии Коперника и Птолемея: теория Эйнштейна может быть принята только в случае при?знания того, что теория Ньютона ошибочна. Но сегодня при?верженцы этой точки зрения остаются в меньшинстве. По?этому мы должны рассмотреть наиболее распространённые возражения против неё.
Кун - методолог, и мотивировка его ?Структуры научных революций? методологическая. Отсюда его склонность к нор-мативным утверждениям вроде ?теория... может быть принята
Здесь и далее цит. по: Кун Т. Структура научных революций. Гл. VII, IX. http://www.philosophy.ru/library/kuhn/01/00.html

92

Д.Ю. Манин

только в случае...?. Выглядит это так, будто он представляет некий отдел технического контроля, который решает, принять ли теорию или забраковать. К сожалению, методологи науки решительно ограничиваются теми случаями, когда решение уже принято без них. Мне не приходилось встречать работ, в которых методологи рассматривали бы современные конкури-рующие теории в области элементарных частиц или космоло-гии и заключали, какие из них предпочтительнее с методологи-ческой точки зрения. (Впрочем, см. статью М. Massimi "What Demonstrative Induction Can Do Against the Threat of Underdetermination: Bohr, Heisenberg, and Pauli on Spectroscopic Anomalies (1921-1924)", в которой, судя по резюме, делается вполне честная попытка проверить методологическую теорию на реальных опытных данных.)
Итак, Кун рассматривает доводы против идеи о несовмести?мости теории относительности с классической механикой:
Суть этих возражений может быть сведена к следующему. Релятивистская динамика не может показать, что динамика Ньютона ошибочна, ибо динамика Ньютона всё ещё успешно используется большинством инженеров и, в некоторых прило?жениях, многими физиками. Кроме того, правильность этого использования старой теории может быть показана той са?мой теорией, которая в других приложениях заменила её. Тео?рия Эйнштейна может быть использована для того, чтобы показать, что предсказания, получаемые с помощью уравне?ний Ньютона, должны быть настолько надёжными, насколь?ко позволяют наши измерительные средства во всех приложе?ниях, которые удовлетворяют небольшому числу ограничи?тельных условий.
Примерно правильно, но я бы выразил это более решитель-но и сжато: (1) уравнения динамики Ньютона выводятся из урав?нений теории относительности в пределе малых скоростей, (2) поэтому все наличные свидетельства в пользу классической ме?ханики автоматически становятся свидетельствами в пользу тео?рии относительности, (3) а всякий, кто претендует на опроверже?ние классической механики, должен сначала опровергнуть тео?рию относительности.
Таким образом, будучи включена в теорию относительности как её частный случай, классическая механика Ньютона стано?вится неопровержимо доказанной.

Наука в кривом зеркале...

93

Вернёмся к Куну. Что же он может возразить против приве-дённых выше аргументов? Я пропущу некоторое количество вто?ростепенных рассуждений и процитирую самый главный пункт.
Очевидно, что ньютоновская динамика выводится из дина-мики Эйнштейна при соблюдении нескольких ограничивающих условий. Тем не менее такое выведение представляет собой пере?держку, по крайней мере в следующем. Хотя предложения (выве?денной из теории относительности динамики Ньютона. - ДМ) яв?ляются специальным случаем законов релятивистской механи?ки, всё же они не являются законами Ньютона. Или по крайней мере они не являются таковыми, если не интерпретируются за?ново способом, который стал возможным после работ Эйн?штейна. Переменные и параметры, которые в серии предложе?ний, представляющей теорию Эйнштейна, обозначают про?странственные координаты, время, массу и т.д., всё также со?держатся в (выведенной динамике Ньютона. - ДМ), но они всё-таки представляют эйнштейновское пространство, массу и время. Однако физическое содержание эйнштейновских понятий никоим образом не тождественно со значением ньютоновских понятий, хотя и называются они одинаково. (Ньютоновская масса сохраняется, эйнштейновская может превращаться в энергию. Только при низких относительных скоростях обе вели?чины могут быть измерены одним и тем же способом, но даже тогда они не могут быть представлены одинаково.) Если мы не изменим определения переменных в (выведенной из теории отно?сительности динамике малых скоростей. -ДМ), то предложения, которые мы вывели, не являются ньютоновскими. Если мы из?меним их, то мы не сможем, строго говоря, сказать, что вывели законы Ньютона, по крайней мере в любом общепринятом в на?стоящее время смысле понятия выведения.
Иначе говоря, доводы Куна сводятся к следующему: ?Пусть мы и вывели уравнения классической механики из теории отно?сительности в пределе малых скоростей, но это не означает, что мы вывели саму классическую механику, потому что содержание понятий массы, пространства и т.д., которыми она оперирует, со?вершенно иное?. Но это попросту неверно. Возьмем, например, массу. В классической механике есть две массы, а не одна: инерт?ная, которая определяет, насколько трудно сдвинуть тело с мес?та, и гравитационная, которая определяет, насколько сильно те?ла притягиваются друг к другу. Эти две величины тождественно

94

Д.Ю. Манин

равны, но это равенство представляется в классической механи?ке необъяснимым совпадением. В теории относительности оба свойства - инерции и притяжения - сохраняются точно в том же смысле, но их равенство оказывается фундаментальным законом природы (?объясняется?). Важно для нас сейчас то, что масса как мера инертности и гравитации имеет в точности одно и то же фи-зическое содержание и у Ньютона, и у Эйнштейна.
Далее, сохранение массы в классической механике вообще не утверждается, она прекрасно работает и с телами переменной массы (например, космическими ракетами, которые становятся легче по мере выгорания топлива). Сохранение массы - это за?кон Ломоносова-Лавуазье, совершенно отдельный. Зато в клас?сической механике доказывается закон сохранения механиче?ской энергии. А теория относительности, устанавливая эквива?лентность массы и энергии, объединяет эти два закона сохране?ния (массы и энергии), существовавшие до того независимо друг от друга, в один общий закон.
Но при том, что у массы обнаружились новые свойства, она всё же та же самая масса. Это то, что определяет инерцию и гра?витацию и в классической, и в релятивистской механике. Что оз?начает выражение ?но даже тогда они не могут быть представле?ны одинаково?, я не понимаю и оставляю его на совести Куна (или его переводчика). Главное, что отсюда можно заключить, -это, к сожалению, опять фундаментальное непонимание физики, на этот раз - того, что такое масса.
Сложнее обстоит дело с понятием пространства. Философы любят поминать ?абсолютное пространство ньютонианцев?, с которым покончила теория относительности. Но если поглядеть на три закона Ньютона, никакого ?абсолютного пространства? там усмотреть невозможно. Во-первых, там вообще речь идёт не о пространстве, а о движении и силах, а во-вторых, в этих зако?нах нет и абсолютности, наоборот, в них воплощён принцип от?носительности Галилея (?галилеевская инвариантность?). Тот са?мый принцип относительности, который впоследствии лёг в ос?нову и специальной теории относительности Эйнштейна и кото?рый гласит, что не существует способа узнать, покоишься ли ты или движешься с постоянной скоростью, если не указать, отно?сительно чего. Разница только в том, что Эйнштейну надо было согласовать с этим принципом ещё и электродинамику Максвел?ла, которая ему, казалось, противоречила.
Конечно, нельзя не признать, что наше понятие о простран-стве сильно изменилось в результате работы Эйнштейна. Мож-

Наука в кривом зеркале...

95

но даже сказать, что теория относительности опровергла преж-ние представления о пространстве. Но эти прежние представле-ния отнюдь не лежали в основе ньютоновской механики, что позволило бы хотя бы в каком-то смысле признать теорию от-носительности её опровержением. Напротив, в той мере, в ка-кой понятие об абсолютном пространстве вообще связано с ньютоновской механикой, оно скорее относится к философской надстройке над ней. Поэтому можно реконструировать ситуа-цию следующим образом: (1) философ интерпретирует уравне-ния классической механики и создаёт концепцию абсолютного пространства; (2) появляется теория относительности, включа-ющая классическую механику как частный случай при малых скоростях; (3) физик считает классическую механику объяснён-ной и окончательно доказанной тем, что она включена в более общую теорию; (4) философ интерпретирует теорию относи-тельности и обнаруживает, что понятие пространства, постро-енное на её основе, обладает качественно новыми свойствами; (5) вместо того, чтобы сказать, что теория относительности оп-ровергла его прежние построения насчёт природы пространст-ва, философ утверждает, что она опровергла классическую ме-ханику.
Иначе говоря, я полагаю, что упорство философов в опро-вержении Ньютона происходит из недоразумения. Не понимая настоящей физики, выраженной уравнениями, философы при-нимают за физику слова, которые говорятся вокруг и по пово?ду уравнений (в том числе, конечно, и самими учёными). Но слова обманчивы, двусмысленны и многолики, как Протей. И чем дальше, тем эта ситуация становится хуже, потому что уравнения, которыми оперирует современная наука, усложня-ются чрезвычайно, и всё труднее оказывается без специально?го образования хотя бы приблизительно, на полуинтуитивном уровне, представить себе, как они выглядят и что означают. Но что говорить о современной науке, когда, как выясняется, клас-сик философии науки обнаруживает непонимание даже класси-ческой механики. Впрочем, дело не в сложности уравнений, а в принципиально разном модусе мышления философа и физика. Философ убеждён, что всё, что можно доказать, можно дока-зать одними словами; в этом и состоит главный порок филосо-фии, по крайней мере тогда, когда она обращается к естество-знанию.

96

Д.Ю. Манин

4. Вокруг Коперника
Фейерабенд:
...Мысль о движении Земли - эта странная, древняя и ?со-вершенно нелепая? идея пифагорейцев после Аристотеля и Птолемея была выброшена на свалку истории и возрождена только Коперником, который направил её против её же преж?них победителей.
Лакатос:
Но когда защитный пояс теоретических уловок утрачива-ет ?простоту? до такой степени, что данная теория должна быть отброшена? Например, в каком смысле теория Коперни-ка ?проще?, чем теория Птолемея? Смутное дюгемовское по-нятие ?простоты?, как верно замечают наивные фалъсифика-ционисты, приводит к слишком большой зависимости решения методолога или учёного от чьего-либо вкуса.
Кун:
Даже более тщательно разработанный проект Коперника не был ни более простым, ни более точным, нежели система Птолемея. Достоверные проверки с помощью наблюдения, как мы увидим более ясно далее, не обеспечивали никакой основы для выбора между ними.
Переход от системы Птолемея к гелиоцентрической систе-ме - излюбленный предмет наших философов. С одной стороны, тут всё до конца понятно, в отличие от теории относительности или квантовой механики, а с другой стороны, налицо явный пере?ворот всех прежних представлений. Правда, переход этот проис?ходил ещё в донаучный период естествознания, но можно ска?зать, что небесная механика (или, точнее, кинематика) опереди?ла все остальные отрасли и уже тогда была точной (т.е. количе?ственной) экспериментальной наукой.
Разные аспекты того, как этот переход исторически проис-ходил, описаны всеми тремя нашими авторами, и хотя их описа?ния не вполне согласуются друг с другом, нас будет интересо?вать не это, а то, в чём они все согласны друг с другом: не су?ществует разумного основания, на котором можно было бы признать превосходство гелиоцентрической системы перед си?стемой Птолемея в тот период, когда она появилась (т.е. до на?блюдения фаз Венеры). Она не была ни точнее, ни проще, а за?то шла против здравого смысла. Поэтому победу гелиоцентри-

Наука в кривом зеркале...

97

ческой системы якобы можно приписать только полемическо-му дару Галилея или же тому, что разумно было дать новой теории шанс, поскольку ясно было, что старая исчерпала по-тенциал развития.
Я хочу отвлечься от исторических обстоятельств и показать, что на самом деле есть один очень простой и сильный критерий в пользу гелиоцентрической системы. Я не утверждаю, что он иг?рал свою роль в конкретных исторических обстоятельствах, но всякий современный учёный не испытал бы ни малейших затруд?нений в его применении к этой ситуации, как он применяет его чуть ли не на каждом шагу в своей работе. Этот критерий - ко?личество подгоночных (свободных, феноменологических) пара?метров. Что это значит?
Система Птолемея в её простейшем виде сводится к тому, что для каждой планеты имеется вращающаяся вокруг Земли хру?стальная сфера, на этой сфере укреплена ещё одна сфера, по?меньше и тоже вращающаяся, а уже на этой сфере укреплена планета. В результате видимое движение каждой планеты опи-сывается четырьмя параметрами: диаметрами двух сфер и пери?одами их вращения.
Гелиоцентрическая система в её простейшем виде утвержда?ет, что Земля является одной из планет, и все планеты обраща?ются вокруг Солнца по окружностям. При этом, если глядеть с Земли, движение остальных планет представляется как сумма двух движений - собственного обращения планеты вокруг Солн?ца и обращения наблюдателя вокруг Солнца вместе с Землёй. В результате наблюдатель видит в точности то же самое, что и в птолемеевском случае, где движение планеты тоже было суммой двух обращений! (Следует заметить, что сам принцип сложения движений не был тогда очевиден, и Галилею, может быть, при?надлежит честь его открытия; он теснейшим образом связан с упомянутой выше галилеевской инвариантностью.)
Сколькими параметрами определяется траектория планеты на небесах в гелиоцентрической системе? Тоже четырьмя, конеч?но, - диаметрами орбит Земли и самой планеты и их периодами обращения. Однако разница тут в том, что два из этих парамет?ров для всех планет одинаковы! Поэтому полное число парамет?ров для 7 планет составит 28 для системы Птолемея против 16 для гелиоцентрической системы.
На человека, не имевшего дела с научной работой, это может не произвести впечатления. Но этот же факт можно выразить иначе: гелиоцентрическая система объяснила некоторые соотно-
4. В защиту науки

98

Д.Ю. Манин

шения между параметрами орбит, ранее представлявшиеся непо?нятными совпадениями: почему все малые сферы вращаются с одной и той же скоростью? (Потому что на самом деле это ско?рость обращения Земли вокруг Солнца.)
Вообще, всегда, когда удаётся снизить число свободных пара?метров в теории, это значит, что нам удалось что-то объяснить, найти какие-то новые связи между сущностями, ранее казавши?мися отдельными. Именно поэтому физики так стремятся к тео?риям, объединяющим ранее не связанные явления - от электро?магнетизма до Великого Объединения (которое ещё не достигну?то). Ньютон связал закон падения тел на Земле с законом обра?щения планет вокруг Солнца, показав, что это один и тот же за?кон. Эйнштейн связал гравитационную массу с инертной, пока?зав, что это одна и та же величина. Любая теория, которая вскрывает связь между далекими явлениями, приносит нам более глубокое понимание природы вещей. Поэтому и система Копер?ника лучше системы Птолемея.
Но это, казалось бы, ещё не гарантирует ее правильности. Однако количество свободных параметров в теории имеет и дру?гое очень важное значение. Через две точки можно провести только одну прямую, но бесконечно много дуг окружностей. По?чему? Потому, что прямая задается двумя подгоночными параме?трами (наклон и сдвиг), а окружность - тремя (две координаты центра и радиус). По той же причине через любые три точки можно провести дугу окружности, но далеко не через любые три - прямую. И если оказывается, что три точки лежат на одной прямой, это неспроста (не случайное совпадение).
Так же и с теориями. Чем больше свободных параметров в теории, тем легче её подогнать под наблюдательные данные, тем меньше её научная ценность...
Стоп! Разве это не парадокс? Разве не лучше для учёного та?кая теория, которую легко подогнать под эксперимент? Отнюдь нет. Потому что учёного заботит, чтобы согласие теории с на?блюдениями было убедительным, для чего необходимо, чтобы это согласие давалось нелегко и нельзя было его списать на слу?чайность. Если теорию можно подогнать к любым данным, грош ей цена. Идеальная теория вообще не содержит свободных пара?метров. Так, согласно кинетической теории идеального газа, удельная теплоёмкость всех одноатомных газов должна быть одинакова. В такой формулировке теория допускает (и выдержи?вает) совершенно недвусмысленную проверку. Гелиоцентриче?ская система Коперника лучше геоцентрической системы Птоле-

Наука в кривом зеркале...

99

мея, потому что её согласие с наблюдениями гораздо труднее объявить игрой случая.
Принцип минимизации числа свободных параметров, вероят?но, близкородствен ?бритве Оккама? (?не умножай сущностей сверх необходимости?). Преимущество его - в точности опреде?ления, зато он и менее широко применим. Но я думаю, что боль?шинство случаев применения бритвы Оккама в науке можно пе?реформулировать через число свободных параметров.
Итак, понимали это Галилей с Коперником или не понимали, но гелиоцентрическая система определённо лучше геоцентриче?ской. Почему же философы не заметили этого? Увы, приходит?ся опять признать, что они некомпетентны в предмете своего анализа - науке.
5. Вечные истины
Научные революции, конечно, происходят - по Куну ли или иначе; бессмысленно отрицать реальность крупных концепту-альных перестроек. Правда, в наше время они, похоже, воспри-нимаются скорее как должное (вероятно, не без влияния Куна, но в первую очередь, конечно, мы к ним просто привыкли). Я бы да?же сказал, что нам уже не терпится поглядеть, что готовит но?венького следующая революция. Одиннадцатимерное простран?ство-время? Отлично! Проглотили, давайте ещё.
Но (благодаря, конечно, Куну) сфокусировав взгляд на пере?стройках, мы совершенно упустили из виду, что некоторые вещи проходят через все революции невредимыми. А ведь это очень важно. Это-то, может быть, и есть самые что ни на есть фунда?ментальные принципы. Так, никуда не делся закон сохранения энергии. Квантовые частицы, правда, как бы нарушают этот за?кон, но тайком, чтобы никто не заметил. А если поймаешь за ру?ку - глядишь, всё на месте, ничего не украдено.
Ничего не стряслось со вторым началом термодинамики. Фарш также невозможно провернуть назад, будь он хоть трижды квантовым и релятивистским. Но есть и ещё один такой принцип, о котором мало пишут.
Для меня самое поразительное следствие теории относитель?ности - не кривизна пространства и даже времени. В конце кон?цов, в природе нет ничего прямого, почему пространство-время должно быть исключением? Самое поразительное для меня - от?носительность одновременности. Два события (две вспышки све-
4*

100

Д.Ю. Манин

та, например), одновременные с моей точки зрения, будут неод?новременны для вас, если вы движетесь относительно меня. Ма?ло того, если вспышка А, с моей точки зрения, произошла рань?ше вспышки В, но достаточно скоро или далеко, - то для вас вполне возможно, что В произошла раньше, чем А. Подчеркну: видя вспышку, мы делаем поправку на то время, которое понадо?билось свету, чтобы дойти до нас, и сравниваем именно моменты вспышки, а не моменты, когда мы их увидели.
Но это ставит под угрозу принцип причинности! Ведь если со?бытие А было причиной В, а вы видите, что В произошло раньше, то получается, что следствие произошло раньше причины. А это сулит серьёзные проблемы для рационалистического взгляда на мир. И что же? Тревога оказывается ложной. Оказывается, два события могут поменяться местами во времени для разных на?блюдателей только в том случае, если от одного из этих событий до другого не мог успеть долететь световой луч (они слишком далеко в пространстве или слишком близко во времени). Но тог?да они никак не могут быть связаны причинной связью - ведь ни?какое воздействие не может распространиться быстрее света, а следствие должно быть связано каким-никаким воздействием со своей причиной. А раз ни одно из них не может быть причиной другого, тогда не возникает и парадокса, оттого что нельзя ска?зать, которое случилось раньше.
Квантовая механика тоже, казалось бы, ставит под вопрос принцип причинности в так называемом парадоксе Эйнштей-на-Подольского-Розена. Не вдаваясь в подробности, можно ска-зать, что при определённых условиях две квантовые частицы, на?ходящиеся далеко друг от друга, ведут себя так, как будто одна мгновенно ?узнаёт?, что делает другая. Поразительно, однако, что и это происходит таким особым образом, чтобы не позво?лить передачу причинно-следственных связей быстрее света. Особенно это удивительно потому, что нерелятивистская кван?товая механика ничего не знает о скорости света и не обязана в этом согласовываться с теорией относительности. Тем не менее всё устраивается таким образом, чтобы не нарушить принцип причинности.
Но мы отвлеклись. Вернёмся теперь к самому первому сюже?ту и попробуем выяснить, почему утверждается, что никакой экс?перимент не может противоречить теории.

Наука в кривом зеркале...

101

6. Как узнать, идёт ли дождь?
Лакатос (гл. 2):
.. .Никакое фактуалъное предложение не может быть дока?зательно обосновано экспериментом. Можно только выво?дить одни предложения из других, но нельзя их вывести из фа?ктов; попытаться доказывать предложения, ссылаясь на пока?зания чувств - всё равно что доказывать свою правоту, ?сту?ча кулаком по столу?. Это элементарная логическая истина, но даже сегодня она усвоена совсем немногими.
Вместо того, чтобы объяснять, что здесь имеется в виду, я предоставлю слово В. Нестерову, автору трёх лекций под загла?вием ?Научное знание как модель?, опубликованных на сайте ?Школа научной мысли? (http://alter.sinor.ru: 8100/school/ index.html). Автор - физиолог, кандидат медицинских наук, пре?подающий в Новосибирской государственной медицинской ака?демии (по сведениям на 1999 г.).
В. Нестеров:
Всегда ли может непосредственно наблюдаться факт-вери?фикатор суждения, относящегося к настоящему? Нет. В боль?шинстве случаев это оказывается невозможным. Допустим, нас интересует, какие частицы испускаются при радиоактив?ном распаде трития. Чтобы ответить на этот вопрос, мы по?мещаем образец трития в камеру Вильсона в электромагнит?ном поле и фотографируем треки (следы) пролетающих час?тиц. Мы видим, что они поворачивают в сторону положитель?ного заряда, из чего делаем вывод, что частицы заряжены от?рицательно, по кривизне пути мы рассчитываем отношение за?ряда к энергии, по степени ионизации пути мы оцениваем массу частицы. Анализ всех этих данных приводит нас к заключе?нию: наблюдаемые частицы представляют собой электроны. Таким образом, для оценки фактов, полученных в эксперимен?те, мы должны верить в то, что треки в камере Вильсона ос?тавлены ионизирующими частицами, что эти частицы откло?няются электрическим полем согласно закону Кулона, что вне действия сил они движутся прямолинейно и равномерно и т.д. Для интерпретации наблюдения мы привлекаем знание полови-ны теоретической физики. Стало быть, утверждение, что тритий испускает бета-частицы, оказывается аналитиче-ским. .. и зависит от нашей веры в принципы и законы физики как науки. Более того, почти любой экспериментальный

102

Д.Ю. Манин

?факт? современной науки носит именно такой характер: в действительности его признание зависит от принятия прин-ципов науки и ранее полученных данных.
Это, насколько я могу судить, точно иллюстрирует тезис Ла-катоса, который заключается в том, что любое наблюдение для своей интерпретации требует принятия некоторых теоретиче?ских положений. В результате выходит, что никакая теория не может опираться только на факты, а неизбежно опирается на другие (?наблюдательные?) теории. И аналогично никакой про?тиворечащий теории факт на самом деле не является чистым фа?ктом, а зависит от других теорий. На первый взгляд это выглядит убедительно. Читаем дальше.
Рассмотрим, наконец, более внимательно пример с утвер-ждением ?идёт дождь?. Казалось бы, здесь всё ясно. Капли дож?дя наблюдаются прямо. Но что значит ?наблюдаются пря?мо?? На самом деле с каплями я не взаимодействую. На самом деле ко мне на сетчатку попадают фотоны, отразившиеся от этих капель, они вызывают возбуждение фоточувствитель?ных клеток сетчатки, оттуда возбуждение проводится в зри?тельные центры среднего мозга - и т.д., в результате чего в конце концов формируется восприятие капли. Но есть ли у ме?ня гарантия, что фотоны отразились действительно от кап?ли? Голографическое изображение, например, формирует кар?тинку, неотличимую от реального объекта. Есть ли гарантия, что восприятие капель пришло из внешнего мира, а не являет?ся моей галлюцинацией?
Что же это за удивительная магия слов заключена в фило-софских построениях, если она может заставить здравомысляще?го человека, кандидата медицинских наук, усомниться в своей способности определять, идёт ли на улице дождь? Что это за уди?вительная и опасная магия?
А ну-ка, быстро: назовите десять существенно разных спосо?бов проверить, идёт ли дождь на улице. Ну, например:
? Посмотреть, мокрое ли окно снаружи.
? Послушать, стучат ли капли по подоконнику или крыше.
? Посмотреть, идут ли прохожие под зонтиками и держат ли портфели над головой.
? Прокалить до обесцвечивания порошок медного купороса, выставить в чашке Петри и проверить, посинеет ли он.
? Выставить зажженную сигарету и проверить, погаснет
ли она.

Наука в кривом зеркале...

103

? Позвонить соседу и спросить, идёт ли дождь.
? Высунуть руку и проверить, мокрая ли она.
? Посмотреть, потемнел ли асфальт (или раскисла ли тропинка).
? Посмотреть, смылись ли ?классики?, которые дети нарисо?вали вчера.
? Выставить наружу датчик, состоящий из упругой мембраны, натянутой на обод, к которой снизу приклеен пьезоэлемент, про?вода от которого через усилитель идут к самописцу, и посмот?реть, регистрирует ли самописец удары капель о мембрану.
? Посмотреть, включены ли у проезжающих машин ?двор-ники?.
? Выставить кусочек металлического натрия и посмотреть, загорится ли он.
? Проверить, не превратились ли в кашу сухари в птичьей кормушке.
? Посмотреть, расходятся ли по лужам концентрические кру?гообразные волны.
? Выставить пустой стакан и проверить, набирается ли в него вода...
...Кажется, я увлёкся. Каждый из этих способов основан на том, что философы называют ?наблюдательной теорией?? Да, конечно. Каждый может давать ошибочный результат? Разуме-ется. Но фокус в том, что все они основаны на разных и незави-симых ?наблюдательных теориях?. Можно спросить: что толку в десяти свидетельствах ?за?, если ни одно из них нельзя считать непогрешимым? Давайте посчитаем.
Предположим, наши ?наблюдательные теории? настолько ненадёжны, что мы только на 50% уверены в каждой из них в от?дельности. То есть, например, если мы видим капли воды, падаю?щие с неба, то считаем, что с равной вероятностью это или дождь, или галлюцинация. Тогда, если у нас есть положительные свидетельства двух независимых методов наблюдения, вероят?ность того, что оба ошибочны, вычисляется как произведение вероятностей ошибки каждого из них. То есть 25%. Для трех по?лучаем 12,5%. Для десяти - меньше 0,1%. После пятнадцатой не?зависимой проверки мы можем быть на 99,997% уверены в том, что дождь действительно идёт. А если надёжность каждого из методов - не 50%, а хотя бы 90, то вероятность ошибки будет ми-кроскопически ничтожной.
Поэтому-то в науке придаётся такое значение независимым проверкам результатов в разных лабораториях, и особенно - раз?ными методами. Но следует обратить внимание и на другой ас-

104

Д.Ю. Манин

пект ситуации. Согласование между собой результатов двух на?блюдений, основанных на двух независимых теориях, в каждой из которых мы не вполне уверены, не только придаёт вес результа?там наблюдения, но и дополнительно обосновывает сами эти тео?рии. Так, возвращаясь к распаду трития, предположим, что мы не уверены ни в чём - ни в том, что при этом испускаются электро?ны, ни в том, что камера Вильсона действительно регистрирует их, а не что-нибудь другое, ни даже в уравнениях, выражающих воздействие магнитного поля на движущиеся электрические за?ряды. Тем не менее мы вычисляем величину, которая, при усло?вии, что все предпосылки верны, выражает заряд электрона (точнее, отношение заряда к массе).
Далее мы обращаемся к катодным лучам. Мы опять же ни в чём твердо не уверены, даже в том, что катодные лучи - это те же электроны. Но в предположении, что это так, мы снова вы-числяем заряд электрона по этим, совершенно не связанным с предыдущими, данным. И - удача! Величина получается та же са?мая. Едва ли кто станет отрицать, что этот результат придаёт нам уверенности во всех исходных предположениях разом. Впро?чем, не будем полагаться на эмоции, а проанализируем ситуацию (заранее прошу прощения у читателя за наукообразие).
Пусть имеется эксперимент Et, который даёт в качестве ре-зультата число <2i, физическая интерпретация которого зиждет?ся на ряде теоретических предложений (7J ???T"j. Пусть имеется
и другой эксперимент Е2, который даёт в качестве результата число Q2, физическая интерпретация которого зиждется на ряде
теоретических предложений \Т2 ...T2mj. Если эти две физические
интерпретации совпадают (т.е. в обоих случаях мы предполагаем, что измеряется одно и то же) и результаты эксперимента совпа?дают, то это служит практически неопровержимым доказатель?ством всех теоретических предпосылок, кроме тех, которые бы?ли общими для двух экспериментов. Вероятность того, что два измеренных числа совпали случайно, практически нулевая. Будь одна из предпосылок неверна, одно из чисел изменилось бы, и ре-зультата бы не было. Теоретически возможно, что неверны две (или более) предпосылки, но таким особым образом, что их вли?яние в точности компенсируется, однако такая возможность уст?ранима, во-первых, тщательным анализом, а во-вторых, проведе?нием дополнительных экспериментов с другими наборами пред?посылок. Великий Галилей снова послужит нам примером.

Наука в кривом зеркале...

105

Фейерабенд (?Против метода?, раздел 11):
При рассмотрении в телескоп Марс действительно изменя?ется так, как требует концепция Коперника. Тем не менее если принять во внимание действие телескопа в общем, то это из?менение кажется совершенно загадочным. Оно столь же непо?нятно, как и теория Коперника, если её соотнести с дотелеско-пическими свидетельствами. Однако это изменение соответ?ствует предсказаниям Коперника. Именно эта гармония, а не какое-либо глубокое понимание космологии и оптики служит для Галилея доказательством системы Коперника и правдиво?сти данных телескопа в решении как земных, так и небесных проблем. (...) ?"Звёздный вестник", - пишет Ф. Хаммер в своём наиболее чётком, как мне представляется, изложении данного вопроса, - содержит два неизвестных, которые разъясняются одно через другое?. Это совершенно справедливо, за исключени?ем того, что ?неизвестные? были не столько неизвестными, сколько известными как ложь, о чём говорит сам Галилей. Своеобразие ситуации заключается в том, что это - соответ?ствие между двумя интересными, но опровергнутыми идеями, которые Галилей разрабатывает для того, чтобы предохра?нить каждую из них от устранения.
Оставлю на совести Фейерабенда ?опровергнутые идеи?, хо?тя и странно слышать это из уст пламенного романтика анархиз?ма, который на словах отказывается признавать какие бы то ни было идеи опровергнутыми. Вникнем в суть дела. Коперник предсказывает изменение яркости Марса во времени на основа?нии некой непроверенной теории. Галилей наблюдает Марс в те?лескоп, который был прибором ещё несовершенным, давал оп?тические артефакты, да к тому же освящённая веками традиция гласила, что небесные объекты вообще нельзя наблюдать в те?лескоп, потому что их природа иная, чем у земных. И вдруг - уда?ча! Наблюдения согласуются с теорией. Может ли этому быть какое-нибудь иное объяснение, кроме того, что все предпосылки оказались верны! Если наблюдения были ?телескопической ил?люзией?, то что же это за такая удивительная иллюзия, которая ведёт себя согласно теории Коперника? Ведь теория не о теле?скопах, а о планетах.
Так, как ситуация изложена Фейерабендом, она кажется по-хожей на порочный круг: Коперник подтверждает Галилея, Га-лилей подтверждает Коперника, рука руку моет. На самом же де?ле всё обстоит совершенно иначе: Коперник вычисляет некую

106

Д.Ю. Манин

величину на основании одной непроверенной теории, Галилей из?меряет некую величину на основании другой непроверенной тео?рии, вовсе не связанной с первой, и эти две величины совпадают, что возможно только в случае, если обе теории верны.
7. Куайн и мыльные пузыри
Вспомним Нестерова: ?Для интерпретации наблюдения мы привлекаем знание половины теоретической физики?. Это очень верное и важное наблюдение. Наука представляет собой не россыпь отдельных ?фактов? и ?теорий? и даже не аккурат-ные ?прогрессивные последовательности? теорий по Лакатосу, но туго переплетённую ткань, в которой почти всё так или ина-че увязано почти со всем. Типичная проблема философской ме-тодологии науки - это вопрос, сколько нужно свидетельств ?за?, чтобы считать теорию (парадигму, проблемный сдвиг) за-служивающей принятия или сколько противоречащих фактов, чтобы считать её опровергнутой. Обычный ответ - сколько бы ни было, всё недостаточно. Но реальная наука устроена совсем не так. Во-первых, как мы видели, независимые доказательства не ?складываются?, а ?перемножаются?. Во-вторых, в силу все?общей взаимосвязанности утверждение или отрицание научной теории похоже не столько на сбор грибов, сколько на решение кроссворда.
Представьте себе, что вы отгадываете очень большой, потен?циально бесконечный кроссворд. Слова в этом кроссворде не на?писаны аккуратно на плоском листе, а изгибаются в пространст?ве и могут пересекаться с другими, отстоящими очень далеко. Два слова, которые вы пытаетесь отгадать в разных местах кроссворда, могут неожиданно оказаться пересекающимися друг с другом. В уже, казалось бы, до конца разгаданный участок мо?жет вдруг вторгнуться новое слово, да так, что многое придётся переделывать. Например, вы отгадали Шопена, и вдруг оказыва?ется, что его средняя буква должна быть первой буквой бесспор?ного Моцарта. Это ещё ничего, потому что можно заменить его на Шумана, оставив нетронутыми остальные слова.
Теперь вопрос: можно ли указать в такой игре точный и без?ошибочный критерий, когда слово наверняка отгадано правиль?но? Очевидно, нельзя. С другой стороны, повышается или пони?жается ваша уверенность в правильности решения с каждым но?вым отгаданным и увязанным с другими словом? Очевидно, по-

Наука в кривом зеркале...

107

вышается. Совершенно то же самое можно сказать относитель-но того, единственное ли возможное решение вы находите. Га-рантии дать нельзя, но чем туже плетение, тем менее вероятно, что существует альтернативное решение. Ясно, что если рассма?тривать один (искусственно) изолированный участок кроссворда, то убедительность решения покажется сомнительной: ?Шуман? опирается на ?Моцарта?, а ?Моцарт? - на ?Шумана?, и где уве?ренность? Но та же самая идея о взаимосвязи, которая приводит философов к выводу о несуществовании ?чистых наблюдений?, одновременно делает неправомерным и такое локальное рассмо?трение. Плетёнку научных теорий нужно рассматривать в целом. Но как это сделать?
У. Куайн (?Две догмы эмпиризма?, раздел VI, ?Эмпиризм без догм? (перевод мой. - Д.М.У):
Вся сумма наших так называемых знаний или убеждений, от самых тривиальных сведений из географии и истории до глубо?чайших законов атомной физики или даже чистой математики и логики - это рукотворная ткань, соприкасающаяся с реально?стью лишь по краям. Или, в ином образном строе, вся наука по?добна силовому полю, которому опыт ставит лишь граничные условия. Конфликт с опытом на периферии вызывает пере?стройку во внутренней области поля. Значения истинности не?которых из наших утверждений меняются. Переоценка некото?рых утверждений вызывает переоценку других, в силу их логиче?ской связанности, причём и сами законы логики суть утвержде?ния системы, рядовые элементы поля. Переоценив некоторые утверждения, мы должны переоценить и другие, будь то утвер?ждения, логически связанные с первыми, или сами выражения ло-гических связей. Но всё поле настолько недоопределено своими граничными условиями, т.е. опытом, что можно в широких пре?делах выбирать, какие именно утверждения мы будем пересмат?ривать в свете любого данного контр-опыта. Никакие конкрет?ные опытные данные не связаны прямо ни с какими конкретны?ми утверждениями во внутренней области поля, а только через процесс установления нового равновесия во всём поле в целом.
Эта метафора родственна нашей метафоре кроссворда, но вывод оказывается прямо противоположным. Конечно, о та-
4 Здесь и далее цит. по: Quine W.V.O. Two Dogmas of Empiricism // From a Logical Point of View (Harvard University Press, 1953; second, revised, edition 1961), http ://w w w. ditext. com/quine/quine .html

108

Д.Ю. Манин

ких глобальных материях трудно говорить сколько-нибудь до-казательно, но кое-что сказать всё же можно. Прежде всего, хотя Куайн чуть ниже и называет себя ?физиком-любителем? (специалист он по философской логике), выбранная им мета-фора выдаёт человека, которому никогда не приходилось иметь дела с физическими системами, которые задаются гра-ничными условиями и требованием внутренней самосогласо-ванности. Для читателя, которому тоже не приходилось иметь с ними дела, приведем пример: мыльная плёнка на проволоч-ном ободе. Проверьте, если хотите: на ободе заданной формы (граничные условия) мыльная плёнка всегда принимает одну и ту же форму. Никакой возможности ?в широких пределах вы-бирать? у неё нет.
И это не случайно. Если у вас есть система со связями и ка-ким-нибудь минимальным принципом (т.е. стремлением сколь-ко возможно понизить какую-нибудь величину), в случае обще-го положения (т.е. если специально не стараться) у неё не будет континуума решений, о котором говорит Куайн, а будут изоли?рованные локальные минимумы. Так, мыльная плёнка миними?зирует площадь своей поверхности, а наука минимизирует, ве?роятно, число свободных параметров или оккамовских сущно?стей. Вот искусство ничего не минимизирует, поэтому, действи?тельно, одну и ту же жизнь каждый поэт описывает по-своему. Но это не то, о чём говорит Куайн. Хочется ещё заметить, что куайновские перестройки с учётом сказанного всё же могут происходить, но не мелкими подвижками, а катастрофическим переходом из одного локального минимума в другой, неблиз?кий, но более глубокий. И тогда их можно было бы уподобить куновским революциям. Но это, конечно, уже злоупотребление метафорой.
Наконец, можно обратиться к реальной науке. Есть ли в ней примеры множества равно согласующихся с ?граничными усло?виями?, но неэквивалентных систем? Мне такие неизвестны. За?то сколько угодно примеров теорий, которым явным образом нет никаких альтернатив. Приведу цитату, позаимствованную в книжке Б. Грина ?Элегантная Вселенная? (гл. 9). Это высказыва?ние принадлежит нобелевскому лауреату по физике Ш. Глэшоу, который в 1980-х гг. отзывался резко критически о теории струн. В 1997 г. он сказал: ?Мы, работавшие вне теории струн, за пос?ледние десять лет не продвинулись ни на шаг. Поэтому аргумент о том, что теории струн нет альтернативы, оказывается очень мощным. Есть вопросы, на которые в рамках традиционной

Наука в кривом зеркале...

109

квантовой теории поля ответов получено не будет. Это уже со-вершенно ясно. На них может ответить какая-нибудь другая тео?рия, но никакой другой, кроме теории струн, я не знаю?. Может быть, Куайн знает?
8. Миф об электроне
Можно спросить, не слишком ли абстрактны все эти рассуж?дения. Оказывается, нет: из них делаются весьма практические выводы. Тремя абзацами ниже у Куайна читаем:
Как эмпирист, я продолжаю считать понятийный аппарат науки средством в конечном счёте для предсказания будущего опыта (experiences) в свете прошлого. Физические объекты концептуально входят в эту систему как удобные вспомога?тельные сущности - они не определяются через чувственные впечатления, а просто постулируются и сравнимы в этом от?ношении, эпистемологически, с гомеровскими богами. (Замечу в скобках, что со своей стороны я, как физик-любитель, верю в физические объекты, а не в гомеровских богов; и я считаю по?грешностью против науки думать иначе.) Но с точки зрения их эпистемологического обоснования физические объекты и боги различаются только количественно, а не качественно. И те, и другие присутствуют в нашем мышлении только как культур-но обусловленные постулаты. Миф о физических объектах эпистемо логически превосходит большинство других в том, что он оказался более эффективным средством для структу-рирования потока восприятия.
Конечно, в этом пассаже прежде всего обращаешь внимание на гомеровских богов. Утверждение, что физические объекты ?эпистемологически не лучше? (т.е. не реальнее, попросту гово?ря) богов, - готовый лозунг для наступления на науку с религиоз?ных позиций. Заметим, что сам Куайн - не обскурант, о чём сви?детельствует его оговорка о ?погрешности против науки?. Он просто стремится сохранять свою интеллектуальную честность и не выдавать за доказанное то, что, по его мнению, доказанным не является. Рассуждение, которое он имеет в виду, сводится при?мерно к следующему: единственное, что нам дано непосредствен?но, о чём у нас имеется непосредственное знание, - это наши соб?ственные ощущения, мысли и чувства. И нет никакого способа убедиться в том, что эти ощущения адекватно отражают то, что

по

Д.Ю. Манин

их производит (и вообще производит ли их что-нибудь внешнее), потому что ни о чём внешнем у нас нет иного знания, кроме вы?веденного из ощущений же. Это рассуждение восходит как мини?мум к Платону с его знаменитой метафорой пещеры, а в Новое время связано в первую очередь с именами Юма, Локка, Беркли и Маха. Однако его солидная родословная ещё не гарантирует неуязвимости.
Представьте себе следующий эксперимент. Вы стоите передо мной; я поднимаю руку; вы говорите, какую руку я поднял - ле?вую или правую. Замечательно здесь то, что я обладаю непосред?ственным знанием о том, какую руку я собирался поднять. Вы же обладаете об этом знанием, опосредованным вашими ощущения?ми. И мы можем сравнить эти два знания и убедиться тем самым, что ваше знание правильное. Если это галлюцинация, то чья? Или же я могу взять ком гончарной глины, удалиться в запертую комнату и вылепить осла, а потом вы туда войдёте и скажете мне, что я вылепил.
На самом деле не надо даже мысленных экспериментов. Я сейчас пишу текст, который вы будете читать. Я обладаю непо-средственным знанием о своих мыслях и о словах, которыми я пытаюсь их выразить. Когда статья будет опубликована, я по-лучу отзывы от читателей. Эти отзывы будут недвусмысленно показывать, что мои слова, воплощённые в материальных объ-ектах и явлениях (краска на бумаге, свечение люминофора на экране), были восприняты точно, в то время как мысли восста-новлены только приблизительно, а то и вовсе неправильно; а следовательно, первые существуют объективно вне меня, а вторые только в моём сознании. Я это буду точно знать, по-скольку, как уже сказано, обладаю необходимым непосредст-венным знанием.
По Куайну, гомеровские боги привлекаются для объяснения наблюдений или для того, чтобы экономно описывать наблюде-ния, точно с той же степенью обоснованности, как и физические объекты. Однако заметим, что экспериментов, подобных опи?санным выше, с гомеровскими (или любыми другими) богами на месте физических объектов провести нельзя. Трудно даже пред?ставить себе, как должны были бы выглядеть такие эксперимен?ты. И вот это-то и есть качественная разница, которой почему-то не хочет замечать Куайн.
Но почему? Я могу только предполагать. Заметим, что при-ведённый выше аргумент покоится на двух дополнительных (по

Наука в кривом зеркале...

111

сравнению с эмпиристским) положениях. Во-первых, на том, что мы обладаем непосредственным знанием не только об ощущени?ях (чувственном опыте), но и о намерениях или планах действий. Это положение не требует доказательства, даже в рамках эмпи-ристской доктрины, поскольку оно само есть предмет непосред?ственного знания. Во-вторых, мы принимаем факт существова?ния других людей. Это положение не приводит к порочному кру?гу, потому что само по себе не требует принятия существования материального мира - другие люди вполне могут быть бестелес?ными душами. Можно изобрести много доказательств существо?вания других людей. Для меня лучшее лекарство от солипсизма -это ?Евгений Онегин?, теория относительности и Чакона из Вто?рой партиты для скрипки соло ре-минор: я знаю, что их создал не я. Но такие доказательства по большей части излишни, потому что настоящих солипсистов всё-таки и так не бывает.
По-видимому, причина заключена в философской традиции представлять человека познающего в виде строго пассивного (и абстрактного) наблюдателя-чувствователя. Возможно, эта тра-диция восходит к презрению древних греков к ручному труду, уделу рабов. Кажется, только великий Архимед не гнушался ра?боты с вещами, остальные считали единственно достойным де?лом умосозерцание. И в дальнейшей истории философии свобод?ная воля человека и вообще его способность к деятельности при?нимались везде, кроме, почему-то, эпистемологии: проблему по?знания предполагается решать исключительно пассивным на?блюдением и логическим выводом.
Когда Куайн говорит о ?структурировании потока воспри-ятия?, мне представляется парализованный инвалид, которому недоступно никакое действие, а доступно только восприятие. Ко?нечно, когда вы только видите нечто округлое, матово-зелёное, с небольшим хвостиком и размером с кулак, вы можете предпо?лагать, что это яблоко, - но не можете быть до конца уверены. Но если это округлое можно взять и утолить им голод, а семеч?ко вынуть, посадить и в конечном счёте вырастить из него дере?во - какие могут оставаться после этого сомнения?
Я, конечно, не претендую на то, чтобы в паре абзацев разде?латься с проблемой существования материального мира. Моя цель - указать на очевидные пробелы в типичных рассуждениях. Но хотелось бы привести ещё один пример, показывающий, что отрицать его существование не так просто, как иногда это пред?ставляют. Это сюжет научно-фантастического характера, попу?ляризованный в недавнее время фильмом ?Матрица?, но разра-

112

Д.Ю. Манин

батывавшийся и раньше, например Лемом в ?Сумме техноло-гии?. Предположим, я подозреваю, что на самом деле я предста?вляю собой голый мозг в банке с физиологическим растворо
С уважением, Морозов Валерий Борисович

эдя псковский
Сообщения: 1549
Зарегистрирован: Ср фев 04, 2009 13:09
Откуда: Пскопские мы

Номер сообщения:#49   эдя псковский »

Д.Ю. Манин - если это Munin c мехмата , мне любопытно когда он это написал.

Обращаю внимание на общую публицистичность изложенного. Очень много слов и очень моло определений понятий собственно методологии. Есть над чем подумать, есть что применить в полемике. Но спорить не с чем.

А вроде бы чего проще - изложите алгоритм научного метода познания. Разумеется он должен работать и на примере процесса чистки картофеля или яйца по Свифту. :D Ан нет!
Причем почти все защитники науки ломают шею на постулировании АБСОЛЮТНОЙ объективности научного метода. Хотя практика показывает, что таковой в природе никогда не было.
Вот я выдвигаю тезисы.
1. Истина всегда относительна носителя истины и не имеет абсолютного безотносительного характера.
2. Носитель истины может иметь как единичный так и множественных характер.
3. Истина - особенность носителя истины позволяющая ему существовать во времени в эволюционном смысле. Т.е. учавствовать в "естественном отборе" в расширенном смысле этого термина.

4.Это общие свойства всех истин (в том числе и веры). И научная истина никоим образом не может иметь свойств противоречащих вышеперечисленным. Или не вытекающих из них. Разве что через "предельный" и ВЕСЬМА УСЛОВНЫЙ переход и превращения количества в качество. Причем эта условность и есть предмет ее научности. Причем предмет весьма неустойчивый. Гибель Гиппатии это перманентное состояние науки.

Истина - свойство ЛЮДЕЙ. Человек - мерило всего. Наука описывающая науку как явление не может абстрагироваться от этого. Именно поэтому Валерий Борисович ВЫНУЖДЕН формулировать семь признаков альта. Не являющихся предметом изучения собственно физики, но учавствующих в установлении истины. Любой специалист в настоящее время это прежде всего ИНДИВИДУАЛИСТ. И в силу этого не предрасположен учитывать в оценке и описании своей специальности человеческий фактор. Т.е. НАУЧНЫМ методологистом быть не может - только стихийным в ходе ЕСТЕСТВЕННОЙ эволюции специальности.
Последний раз редактировалось эдя псковский Ср май 27, 2009 11:50, всего редактировалось 1 раз.
Я не знаю, что есть вращение.

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#50   morozov »

Д.Ю. Манин - если это Munin c мехмата , мне любопытно когда он это написал.
"Мунина" я знаю лично он таких умных слов не знает... это программист, интересующийся физикой, что хорошо. Несколько гипертрофированное самомнение, однако, не так хорошо...
Вот я выдвигаю тезисы.
1. Истина всегда относительна носителя истины и не имеет абсолютного безотносительного характера.
2. Носитель истины может иметь как единичный так и множественных характер.
3. Истина - особенность носителя истины позволяющая ему существовать во времени в эволюционном смысле. Т.е. учавствовать в "естественном отборе" в расширенном смысле этого термина.
Надо быть проще "истину" оставить проповедникам.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#51   morozov »

Неолысенковщина в Российской биологии
Л.И. Корочкин

От редколлегии. Леонид Иванович Корочкин (16 апреля 1935 - 19 августа 2006) - профессор, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН, бывший заведующий лабораторией Института биологии гена, выдающийся генетик и эмбриолог, автор книг и учебников по биологии развития.

Наверное, многие помнят или наслышаны о лысенковщине и лепешинщине, о мракобесии в советской биологии, о расправах властей с выдающимися учеными-генетиками. Об этом была в журнале ?Огонек? статья нашего видного генетика, ныне граж-данина США Валерия Сойфера ?Горькие плоды?. Кое-кто читал и сами шедевры обскурантизма - Стенографический отчёт о сес-сии ВАСХНИЛ 1948 г., ?Агробиологию? Т.Д. Лысенко, живопи?сующие о чудесах в растениеводстве, о получении невиданных урожаев, выведении сортов ветвистой пшеницы, превращении овса в овсюг, ели в сосну и т.д. Последовательница Лысенко О.Б. Лепешинская ?доказывала?, что клетки могут происходить из мифического ?живого вещества?, из белка куриного яйца, и даже из растертой перламутровой пуговицы! Опыты ставились грязно, на генетически непроверенном материале, результаты неправильно обрабатывались статистически, нередко они подта?совывались, т.е. авторы просто жульничали.
Тяжелое и смутное было время, но с восстановлением спра-ведливости о нём потихоньку стали забывать и, казалось, повто?рение такого рода явлений невозможно. Но напрасно. Так, в га?зетке под названием ?Дуэль? потомки малограмотного агронома Т.Д. Лысенко вкупе с редакцией превозносят эту одиозную фигу?ру до небес и льют помои на его жертву - академика Н.И. Вави?лова, замученного в большевистских застенках. А средства мас?совой информации буквально захлестнула волна пропаганды об?скурантизма: на страницах газет и журналов, а также на экранах телевизора то и дело мелькают экстрасенсы, знахари, астрологи, колдуны, оживляющие мертвецов, оказывающихся в конечном итоге пьяницами дядями Васями из какой-нибудь анатомички.

116

JIM. Корочкин

Народ же наш доверчив, пьет ?заряженную? Чумаком воду, ест такие же газеты, прикладывает к ранам фотографии целитель-ницы Феклы, и запоем читает Елену Блаватскую, Рерихов, Дани?ила Андреева и других обиндусившихся русских, в действитель?ности никакого отношения к отечественной культуре не имею?щих (обо всем этом см., например, статью Валерия Лебедева ?Затмение умов? в ?Независимой газете? от 10 сентября 1996 г., а также книгу Олега Мороза ?От имени науки?. М.: Политиздат, 1989. Глубокий анализ данного явления можно найти в книге Ан?дрея Кураева ?Сатанизм для интеллигенции. О Рерихах и Право?славии?. М.: Отчий Дом, 1997).
Нельзя сказать, чтобы всё это оставалось без комментари?ев - ушат холодной воды вылил на головы отечественных ?носи-телей? сверхъестественных сил наш замечательный фокусник Горный, без труда воспроизведший все их ?чудеса?, а о том, что из себя представляют столь нынче у нас почитаемая Елена Бла-ватская и её соратники, можно прочитать в недавно переиздан?ной книге Вс. Соловьева ?Современная жрица Изиды?. Тем не менее на таком вот фоне в российской биологии возник феномен возрождения лысенковщины на новом, так сказать, уровне. Вновь предпринимаются попытки дискредитации современной генетической концепции и замены её на некую ?квантовую тео?рию? наследственности, отрицающую запись наследственной ин?формации в ДНК и приписывающую функции носителя наслед?ственной информации неким таинственным биополям, якобы об-наруженным в ?новейших? исследованиях. Недавно вышли в свет две книги Гаряева ?Волновой геном? и ?Волновая генетика?, в которых излагаются взгляды, отрицающие современную генети?ку и сводящие процессы наследования к действию неких ?био?волн?, с помощью которых можно превращать кукурузу в пше?ницу, а дыню в огурцы. На самом деле в названных произведени?ях ни о какой генетике речи не идёт. Генетика - наука точная, она изучает, как гены детерминируют развитие определённых признаков, она может точно указать, от каких конкретных генов зависит формирование того или иного признака и ГДЕ эти гены расположены и как они устроены. Генетики могут с помощью своих методов удалить тот или иной ген, и соответствующий при?знак исчезнет (или изменится), они могут заставить конкретный ген работать в необычном месте, и тогда в этом месте возникнет соответствующий признак, которого раньше там не было, - на?пример, у плодовой мушки дрозофилы были ?выращены? глаза на крыльях, на ногах, на антеннах. В рассуждениях Гаряева гене-

Неолысенковщина в Российской биологии

117

тики нет - ни обычной, ни ?волновой?, поскольку никаких кон-кретных сведений о генах в ней не содержится. Нет в ней ничего конкретного и доказанного о тонкой структуре генома и о том, как эта структура конкретно работает в случае формирования определенного признака. Действительно, много ли информации можно извлечь для анализа того, как гены контролируют кон-кретные признаки, из такого, например, сообщения: ?Знаковая структура жидкокристаллических топологий хромосомного кон?тинуума, как система преобразования эндогенных полей организ?ма, а также внешних по отношению к нему излучений, должна быть шире и составлять некий языковый плюрализм, своего ро?да многомерное семантическое пространство, свойственное каж?дому генотипу? (?Волновой геном?. М., 1995. С. 68).
Тем не менее все эти идеи распространяются в газетах (АИФ, Мегаполис-Экспресс и ряд других), поскольку серьёзные науч?ные журналы не принимают соответствующие рукописи для пуб?ликации в связи с бездоказательностью представленных в них ут?верждений. Очень любят подобные и даже ещё более ?сказоч?ные? темы и некоторые телевизионные программы вроде ?Третьего глаза?.
В популярном журнале ?Свет? печатается преимущественно паранаучная или иного рода сомнительная непроверенная ин?формация с претензией на её истинность и без всяких коммента?риев специалистов в соответствующей области знания. В под?тверждение излагаемой в статье И.Н. Семенени, учёного секре?таря Академии наук Белорусии (!?), ?концепции? цитируется, на?пример, исполненная фантазий книга Даниила Андреева ?Роза мира?: ?Юпитер обитаем высокоразумными существами, но столь отличными от нас и живущими в таких немыслимых для нас условиях?. И далее автор пишет: ?Таким образом, из изло?женной концепции вытекает, что полевая форма, очевидно, явля?ется первичной и в то же время параллельной, а возможно, и вы?сшей формой жизни на нашей планете и во Вселенной в целом? (журнал ?Свет?. 1996. ? 6. С. 50). А вот изданную в 1990 г. кни?гу А.Н. Дуброва и В.Н. Пушкина ?Парапсихология и современ?ное естествознание? (М.: ?Соваминко?) иначе как игрой фанта?зии не назовешь. Чего там только нет! И психокинез - перемеще?ние предметов с помощью психической энергии и биополей, фе?номен, который воспроизводит как фокус Ю. Горный без всяких биополей; и левитация - парение человека в воздухе посредством психических усилий; и выделение эктоплазмы, когда изо рта па?циента вылазит некая живая бесформенная материя; и домовые;

118

JIM. Корочкин

и переселение душ; и наконец, квантово-волновая (голографиче-ская) ?точка зрения?, родственная концепции о полевой форме жизни. В принципе на такого рода литературу можно было бы не обращать внимания, если бы авторы, порою облечённые даже академическими титулами (разных ?академий? сейчас в России пруд пруди) и чаще не биологи, любят обрамлять свои взгляды выражениями типа ?согласно данным современной науки...?, а потому неподготовленный читатель может принять подобные ?эссе? всерьёз.
Особенно большим ?успехом? пользуются в последнее время ?сенсационные? результаты, полученные в Новосибирске и Ха?баровске в экспериментах, будто бы продемонстрировавших воз?можность с помощью таинственных биоэлектромагнитных ?из?лучений? ?управлять? жизненными процессами, в том числе на?следственностью. Суть опытов заключалась в том, что если по?ставить рядом две чашки Петри с культурами клеток человека и одну из культур заразить вирусом, то во второй, ?здоровой? чаш?ке появятся зоны гибели клеток, симметричные найденным в первой, ?больной? чашке.
Выводы: 1. между культурами клеток существовала своеоб-разная ?телепатическая? связь и постоянно происходил обмен информацией и 2. в процессе развития организма эта связь игра?ет ключевую, возможно, решающую роль. Эти эксперименты были восприняты весьма критически и в солидных лабораториях никем не воспроизведены. Более того, в таком случае индивиду?альное развитие было бы вообще невозможным, ибо оно сопро?вождается постоянной запрограммированной гибелью больших масс клеток, что не влечёт, однако, общего летального исхода, ибо большинство клеточного материала продолжает развивать?ся нормально. Кроме всего прочего эмбриологи часто проводят опыты с повреждением тех или иных нервных ганглиев безо вся?ких вредных последствий для их симметрично расположенных ?близнецов?, которые принято даже использовать в качестве контроля.
Эмигрировавший из Китая в Россию и поселившийся в Хаба?ровске специалист по китайской народной медицине пошёл ещё дальше и пытается ?революционизировать? генетику. Он утвер?ждает, что ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) вовсе не яв?ляется носителем генетической информации, но представляет со?бой лишь кассету, в которой хранится истинный ее носитель -биоэлектромагнитные сигналы. Он, в частности, воздействовал электромагнитным полем дыни на проросшие семена огурцов, и

Неолысенковщина в Российской биологии

119

выросшие огурцы ?имели вкус дыни?, а биохимический анализ показал, что в ДНК будто бы произошли соответствующие (??. -Л.К.) изменения, якобы передававшиеся из поколения в поколе?ние. Что за анализ проводился, кто его выполнял и какими мето?дами? В окружении данного автора нет специалистов, способных провести такие исследования, нет и квалифицированных специа?листов по генетике, способных оценить генетическую чистоту используемого в опытах материала, а также передачу по наслед?ству приобретенных в результате электромагнитных воздейст?вий признаков, что сводит на нет все изложенные результаты. Последующие опыты ещё более ?впечатляющи?. Так, была ?считана? информация с пшеницы и ?передана? кукурузе, в ито?ге обработанная таким способом кукуруза образовала вместо ме?тёлок колосья с пшеницеподобными зернами. ?А во время одно?го из опытов он облучил беременную крольчиху био-ЭМ-полем козла с большими рогами. Результат был ошеломляющий: у ро-дившихся крольчат развились большие загнутые зубы!? (журнал ?Свет?. 1996, ? 6. С. 19-20). И тут хотелось бы напомнить, что если уж всерьёз описывать такого рода ?опыты?, следует все-та-ки соблюдать требования современной науки. Прежде всего, не?обходима строгая проверка чистоты генетического материала, чего, как я убедился в беседах с авторами этих опытов, не дела?лось, и тем самым повторялась ошибка Т.Д. Лысенко. Дело в том, что обычная популяция любых животных и растений насы?щена разнообразными мутациями, которые хотя и достаточно редко, но выщепляются в потомстве, а сами стороннники неолы-сенковщины признают плохую воспроизводимость и чрезвычай?ную редкость наблюдаемых ими феноменов. Ошибки Т.Д. Лы?сенко повторяются, таким образом, в полном объеме. Нынешние его сторонники, как и их предшественник, не желают считаться как раз с данными современной науки, на которые они любят ссылаться.
Ссылаются также на Гурвича, Чижевского, Циолковского, которые в действительности не имеют к ним отношения. ?Разви-тие? идей Петра Гаряева привело к заключению, что бранные слова могут повлиять на структуру и функцию генов. Вот что можно "вычитать" в "Российской газете" за 3 апреля 1998 г.: ?Мощь бранных слов, обрушившихся на бедное растение, была подобна... облучению в 40 тысяч рентген (!? -Л.К.). От такого удара порвались цепочки ДНК, распались хромосомы, рассыпа?лись и перепутались гены?. Оказывается, слова - это ?волновые гены?, способные разрушить наследственный аппарат человека

120

JIM. Корочкин

и таким способом убить его. Как следствие подобных ?откры-тий? следует расценивать появление в Интернете информации от Владимира Попонина, известившего человечество о существова?нии ?фантомов? ДНК, и при этом ДНК можно из раствора уб?рать, а ?фантом? останется.
Все рекорды побил Савелий Кашницкий (?Московский ком-сомолец? от 2 октября 2001 г.). Посетовав на то, что Российская академия наук третирует новаторские исследования, он привел пример ?творчества? оного из таких ?новаторов?, некоего Нови?кова: ?...21 июня прошлого года в районе Астрахани потерпел аварию ИЛ-76 с допризывниками из Дагестана на борту. За неде?лю до события Новиков "увидел" пылающий в небе лайнер. Уси?лием воли эксперт сменил "картинку" - заставил себя увидеть ИЛ-76 приземлившимся на бетонную полосу. Правда, при этом обозначились несколько сломанных ног. Действительно, самолёт сел на брюхо и загорелся лишь после того, как все двести чело?век выпрыгнули из машины. 18 человек сломали лодыжку пра?вой ноги. Зато все живы?. Отчего же, спрашивается, эксперт так не сменил картинку, чтобы самолет вообще не загорался - тогда бы и сломанных лодыжек не было. Тот же Кашницкий чуть поз?же (?Московский комсомолец? от 13 ноября 2001 г.) повествует о том, что якобы разработана ?методичка по плановому рожде?нию детей?, и излагает безграмотные измышления С.Г. Гелеця-на, якобы раскрывшего многие тайны генетики.
Появляются и рецидивы лепешинщины. Так, доктор меди-цинских наук Д.И. Финько полагает, что содержащиеся в эритро?цитах человека ДНК и РНК сохраняются в процессе распада этих клеток в селезёнке, и на их основе в кроветворных органах син?тезируются новые эритроциты и другие клетки крови! Они (эти клетки), вопреки принятым в науке взглядам, бессмертны. Более того, согласно ?теории? Финько, ?эритроцитные нуклеиновые кислоты выполняют роль стволовых клеток, а потому точно так же бессмертны и все остальные клетки крови? (все тот же ?Свет?. 1996. ? 6. С. 31). Такого рода взгляды противоречат со?временной науке. Начнем с того, что на терминальной стадии дифференцировки эритроцитов млекопитающих ядро (т.е. ДНК) из них выбрасывается, это - безъядерные, лишенные ДНК, клет?ки. И уж вовсе нельзя утверждать наподобие Лепешинской, буд?то ДНК и РНК могут синтезировать новые клетки. Такое вот родство наводит на печальную мысль, что при определённой по-литической обстановке в стране вполне возможно возрождение той ситуации, которая сложилась после печально знаменитой

Неолысенковщина в Российской биологии

121

сессии ВАСХНИЛ 1948 г., когда в нашей биологической науке долго царствовало мракобесие, жульничество и глупость, а весь мир над нами смеялся. Об этом нужно помнить и держать ухо востро.
В книге академика Э.П. Круглякова ?"Учёные" с большой дороги? (М.: Наука, 2001) упоминается об изобретателях разного рода ?квантовых генераторов?, с помощью которых таинствен?ным образом якобы излечиваются все болезни. Пропаганда шар?латанства такого рода идёт полным ходом. Во вроде бы солид?ном журнале ?Наука в России? (1998. ? 8. С. 30-34) была опуб?ликована статья ?Знакомьтесь: квантовая медицина?. В ней ав?тор со звучной фамилией Грабовщинер демонстрирует чудеса биологического невежества. Он утверждает, например: ?...иссле?дования последних лет, осуществленные в разных странах мира, показали: наследственная информация хранится не в виде веще?ства гена, а как квантовая структура?. Здесь что ни слово, то -ложь. Классический тезис, что наследственная информация хра?нится в ДНК - веществе гена, остаётся незыблемым. Именно это было доказано в исследованиях, осуществлённых в разных странах мира и, в частности, в ходе реализации программы ?Ге?ном человека?, а вовсе не измышления господина А.Я. Грабов-щинера. Вопреки мнению последнего, ни А.Г. Гурвич, ни А.А. Любищев, ни В.Н. Беклемишев не занимались доказатель?ством того, что молекулы ДНК являются источником лазерного излучения, а Любищев, кроме того, никогда не был академиком РАМН. Нелепо объяснять фантомные боли тем, что будто ?гены оставшихся живых клеток не только помнят, какой была поте?рянная конечность, но её квантовый образ способен восприни?мать информацию и реагировать на раздражение?. Давно извест?но, что на самом деле фантомные боли объясняются не ?памя?тью? генов, а тем, что проводящие нервные пути от потерянной конечности остаются, и их раздражение передает информацию как раз в те отделы головного мозга, где ?хранится? ?образ? ко?нечности и разных её частей. На основе таких вот рассуждений безграмотные дилетанты разного толка и создают ?аппараты?, продуцирующие поля и лучи, воздействующие на несуществую?щие ?биополя? человека, которые якобы повреждаются при бо?лезнях и исправляются благодаря чудодейственным эффектам такого типа ?аппаратов? - квантовых генераторов. Таким путём оболванивают публику. Никакого реального результата (кроме вреда!) такое ?лечение? в действительности не даёт! Резко нега?тивные заключения квалифицированных медиков об ?инстру-

122

JIM. Корочкин

ментах? такого рода приведены в упомянутой книге Э.П. Кругля-кова. 25 ноября (2005? - Редкол.) по Рен-ТВ прозвучала бредовая передача о создании никому неведомым Александром Бузино?вым новой науки косморитмологии, якобы позволяющей предви?деть и предотвращать крушения самолётов, землетрясения и про?чие катастрофы и нежелательные события.
Хочу особо заметить, что неолысенковщина имеет опреде-лённую философскую подоплёку в виде различного рода теософ?ских течений, растущих в нашей стране, как грибы после дождя, и особенно ярко представленных в трудах Елены Блаватской и её поклонников, до неприличия превозносимых в отечественной прессе в качестве якобы величайших провидцев-мыслителей. В действительности они особенно хорошо известны пропагандой астрологии, опровергнутой с помощью логических доводов ещё отцами церкви в IV в., а в настоящее время математиками на ос?новании точных данных, а также популяризацией религиозно-философских взглядов, истоком которых явился Восток (?Вос?ток - дело тонкое, Петруха!?), под видом создания некоей уни?версальной синтетической религии. Одной из зачинательниц это?го движения была именно Елена Блаватская. Согласно её уче?нию, изложенному в книге ?Тайная Доктрина?, человечество оказывается простой игрушкой в руках бесчисленных иерархов и мистических сил космоса, различных Высших Духов, только и думающих о том, как сконцентрировать некую таинственную энергию (сравнимую с ?биополями? наших доморощенных сот?рудников ?института квантовой генетики?), чтобы установить на Земле идеальный, с их точки зрения, порядок.
Особенно отчётливо подобные идеи выражены в книжке по-следовательницы Блаватской - Елены Рерих ?Агни Йога?. Она весьма эмоционально рассказывает, как космический магнит (те же ?биополя?) намагничивает человеческие устремления, вызы?вает ?пульсацию жизненных процессов?. Эта пульсация ?устре?мляет огонь центров?, сообщает духовные излияния избранни?ков Великих учителей и животворит ими планету: ?Мы - Братья человечества напрягаем энергии для поддержания планеты? (Агни Йога. Беспредельность. Париж, 1930. Ч. 1. С. 201). И ещё: ?Мы - братья Человечества боремся за магнит космический и принцип жизни... Мы даём Новый Завет, к этому Завету мы зо?вем человечество. В этом Завете лежит принцип Бытия! Ска?жем человечеству - чтите начала, чтите Матерь Мира, чтите ве?ликие Заветы Космического магнита! Да, да, да! Так Майтрейя говорит!? (Там же. С. 160-161). ?Проявление собирательства ра-

Неолысенковщина в Российской биологии

123

сы основано на духотворчестве. Принцип тонких энергий закла-дывается в духовном зерне и каждый дух, соприкоснувшийся к пространственному проводу, насыщается собирателем новой ра?сы (ну совсем, как в книге Гаряева! - Л.К.). Так вибрация Тары будит сознание к высшим мирам. Да, да, да! Так Майтрейя гово?рит? (С. 175). И так на протяжении всей книги. Я не буду ком?ментировать эти цитаты, приведу лишь мнение живущего за ру?бежом российского мыслителя А. Позова: ?Когда адепты индо-буддизма, махатмы, пандиты, буддийские архаты и тибетские йоги удовлетворяются этой бытийно-небытийной абракадаброй, то в этом нет ничего удивительного. Другого у них ничего нет. Удивительно, когда европеец, знакомый с логикой и диалекти?кой Сократа-Аристотеля со школьной скамьи, читает, гово?рит и пишет об этой "Высшей мудрости", захлебываясь от восторга? (Основы древнецерковной антропологии. Мадрид, 1966. Т. 2. С. 35).
Впрочем, ?воздухом? с Востока дышат порою не только рос?сийские неолысенковцы, но и некоторые, хотя и немногочислен?ные, западные специалисты в области естествознания. У нас, в частности, много издается произведений Фритьофа Капры, фи?зика по специальности, настроенного весьма агрессивно по отношению к современному научному мировоззрению и горяще?го желанием полностью его преобразовать. Его преобразова?тельский пыл затрагивает также и генетику. Увлекшись идеями Древнего Востока и без всяких на то оснований усмотрев в них великое прозрение и предвосхищение нынешних научных тео?рий, он стремится объединить науку и буддизм в нечто единое и целостное на основе, разумеется, буддизма. Однако сотканная им эклектическая ткань сплошь усеяна дырами, и в ней нет места ге-нетике, как и многим другим научным дисциплинам. При этом незнание (или игнорирование) генетики особенно болезненно сказывается на системе Капры. Так, в книжке ?Уроки мудрости? (как и в предыдущем труде ?Дао физики?) он обнаруживает уди-вительную некомпетентность (и это роднит его с нашими неолы-сенковцами), по крайней мере, там, где речь идёт о биологии и медицине. В частности, ничего, по-видимому, не подозревая об обширной литературе по генетике рака, он утверждает, будто развитие этого заболевания обусловлено несколькими взаимо?связанными психологическими и биологическими (не-генетиче-скими) процессами. Генетические же факторы, с его точки зре?ния, не имеют значения, а генетика вообще выступает в роли не?коей магии. Опираясь на мнение некоторых экзальтированных

124

JIM. Корочкин

психологов, Капра отвергает традиционную психиатрию и рас-сматривает психические заболевания с ?экзистенциальных? по-зиций, интерпретируя их не как заболевание, а как особую стра?тегию, изобретаемую людьми, чтобы выжить в ситуациях, невоз?можных для жизни. Он принимает экстравагантную точку зре?ния обожающего эпатаж Лэйнга, согласно которой сумасшест?вие является разумной реакцией на безумное социальное окруже?ние. Получается, что сумасшедшие разумны, а те, кто их лечит, по-видимому, безумны. И разумеется, обо всем этом знали ещё в Древней Индии. И это при том, что для многих нервных и психи?ческих болезней выявлены и анатомические, и генетические ме?ханизмы и показано, какие конкретно нервные клетки болеют и погибают и почему, от изменений каких генов это зависит и как надлежит лечить пораженных тем или иным недугом пациентов! Одним словом, в трудах, о которых я здесь рассказал, много смешного, но как бы не оказался этот смех сквозь слёзы!
А если восторжествует идеология ?молодых людоедов?, ана?лиз которой дал наш выдающийся журналист Александр Минкин (см. ?Московский комсомолец? за 30 ноября 2001 г.), то и плакать будет некому!
С уважением, Морозов Валерий Борисович

эдя псковский
Сообщения: 1549
Зарегистрирован: Ср фев 04, 2009 13:09
Откуда: Пскопские мы

Номер сообщения:#52   эдя псковский »

О китайце- кудеснике я еще советском научпопе читал . Это тоже одна из легенд советского научпопа.

1. У него есть советское авторское. То ли на открытие, то ли на изобретение. (Якобы 400 специалистов со степенями участвовали в экспертизе.)
2. Он не воздействовал на биохимию, а только на развитие эмбрионов (воздействие на рост "белковых кристаллов").
В качестве агента воздействия он выбрал частоту между теплом и эл.магн волнами. В качестве генератора использовал растущие клетки ( волосы у себя на голове), в качестве приемника - куриные яйца как самый восприимчивый объект. Сделал из жести резонатор - одел себе на голову и через волновод облучил яйца. Результат - чещуйки перьев не развились и птенцы были покрыты волосами, к тому же черными и китайскими.
Даже если это не вранье - основ не потрясает. Влияет же якобы мобильник на мозг. Да и просто радиация.

Вот можно сделать на эти частоты резонатор и волновод в домашних условиях в советское время, причем на голову? Биологию то мы здеся точно оценить не можем. Говорят микроволновка вещь капризная.
Я не знаю, что есть вращение.

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#53   morozov »

Пипл хлебает

Алексей Паевский
Показанный в апреле 2006 г. по РТР фильм ?Великая тайна воды? получил три премии, в том числе за лучший документаль?ный фильм.
На неискушённый взгляд фильм просто прекрасный. Имеет-ся в виду неискушённый в научном плане:
?Это удивительный совершенно, интереснейший фильм. В стиле "Дискавери" - с разными мнениями различных учёных, исследователей о свойствах воды, в том числе выходящих даже за рамки каких-то физических и объяснимых свойств. Причём это невероятно красиво снято. Это и гипотезы, и какие-то предполо?жения, и утверждения. И самое поразительное, что он оказался рейтинговым. Этот фильм неожиданно привлек к себе очень большую аудиторию?, - захлебывалась Ирина Петровская в эфире ?Эха Москвы?, подводя слушателя к ?научной изюминке? фильма, поразившей телекритика в самое сердце: если с водой здороваться, читать над ней молитвы - и обязательно с частотой 8Гц, давать слушать ей классическую музыку, то она приобрета?ет просто чудодейственные свойства.
В течение всего фильма авторитетные люди рассказывают много всего... Есть там и всемирно известные учёные, и предста?вители ведущих мировых конфессий. Они-то, кстати, говорят правду и только правду! Но между ними аккуратно вставлены люди, которые ?продолжают мысли великих?, объясняя зрите?лям их слова.
Главный из категории объяснялыциков (и главный спонсор фильма) Эмото Масару таким способом внушает зрителям, что вода способна впитывать, хранить и передавать человеческие мысли, эмоции и любую внешнюю информацию: музыку, молит?вы, разговоры, события.
Молекулы воды (по Масару) объединяются в кластеры -ячейки памяти, в которые вода записывает всё, что воспринима?ет. В одной молекуле насчитывается до 440 тыс. информацион?ных панелей, которые образуют своего рода аналог компьютер?ной памяти. И сохранит она их чуть ли не навсегда. Чтобы уви?деть, как выглядит записанная водой информация, достаточно сфотографировать замороженную воду, говорит Масару. Ведь

Пипл хлебает

149

форма образующихся при этом кристаллов льда варьируется в зависимости от эмоционального окраса воспринятой информа-ции. Позитивные мысли, гармоничные мелодии порождают при?ятные глазу симметричные рисунки, негативные - хаотичные бесформенные ?каракули? с рваными краями.
Слов много, картинки опять-таки красивые - с этим не поспо?ришь.
Интересен другой факт: наш герой на самом деле создатель новой религиозной секты, продающий ?намоленную воду? по $35 за пять унций. Получается, что канал ?Россия? предоставил бесплатную (?) рекламу в прайм-тайм товару под названием ?Indigo Water - геометрически совершенная вода с посланием ва?шему телу?.
Такой вот учёный! И в ?Википедии? дядя проходит вместе со светлой памяти Трофимом Лысенко в разделе Pseudoscientists. Но ведь никто не может запретить специалисту по международным отношениям изучать физикохимию воды?..
На протяжении всего фильма демонстрируют банальное не-знание школьной программы. Например, авторы заворожённо вопрошают: ?Почему из всех жидкостей у воды самое высокое поверхностное натяжение?? Не торопитесь искать ответ у Маса-ру: в любом справочнике написано, что поверхностное натяже?ние воды 73 мН/м, а ртути (тоже жидкость, если кто не в курсе) -целых 510. ?До сих пор у науки нет ответа на вопрос, почему только вода - единственное вещество на планете - может нахо?диться в трёх состояниях (жидком, твердом и газообразном)?, -вопиют авторы. Это вообще бред: можно подумать, у других ве?ществ нет трёх агрегатных состояний. Да и с близкими к воде точками плавления и кипения немало распространённых ве?ществ. Уксусная кислота, например.
Ответ на следующий вопрос от авторов: ?Почему она является самым мощным растворителем на Земле?? - звучит так: вода дале?ко не самый мощный растворитель на Земле. Та же уксусная кис?лота способна растворить вещества, которые миллионами лет ле?жат в воде и ничего им не делается. Серу, например, или фосфор. А в соляную или серную кислоту только кинь чего-нибудь. То же самое можно сказать и о щелочах, которые растворяют металлы и окислы с такой скоростью, что воде и не снилось. И не говорите, что этих веществ нет в природе; есть. Одно извержение вулкана может выбросить в атмосферу Земли миллионы тонн окислов се?ры, которые при контакте с водой (школьный курс неорганики по-мните?) автоматически дают серную и сернистую кислоты.

150

А. Паевский

Эти подтасовки возникли на экране в течение буквально од?ной минуты. А фильм длится больше часа.
Авторы до того уверены, что пипл схавает или, вернее, схлебает их сказку, что обманывают даже в тех местах, где их может уличить абсолютно ничего не понимающий в науке че?ловек. По их словам, ?полтора литра воды впитывается через кожу, когда мы принимаем душ или ванну?. Взвесьтесь до горя?чей ванны и после - и вы поймёте, в какую сторону пропускала воду ваша кожа.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

эдя псковский
Сообщения: 1549
Зарегистрирован: Ср фев 04, 2009 13:09
Откуда: Пскопские мы

Номер сообщения:#54   эдя псковский »

Вообще то если покопаться, то за распространение ложной информации полагается статья. Не научная. Тут важно ущерб правильно доказать.
Я не знаю, что есть вращение.

Аватара пользователя
Миныч
Сообщения: 404
Зарегистрирован: Сб фев 07, 2009 21:50
Откуда: Ногинск
Контактная информация:

Номер сообщения:#55   Миныч »

C астрологией, наукой и псевдонаукой можно бороться только старыми дедовскими сталинскими общесоюзными совещаниями с оргвыводами по полной тюремной программе.

Это доказано всей историей капитализма в России (читайте Ленина) и в США (читайте Маркса). Демократические методы только подстёгивают и вдохновляют психоаналитиков, экстрасенсов, академиков арийской и неарийской национальностей, пенсионеров лирико-технических наук и просто радиолюбителей всех мастей.

Будущее поколение ученых будет жить при коммунизме, от каждого по нахальству, каждому по 2 квадратных метра на кладбище и в научном журнале.

А васька будет с удовольствием читать Морозова Валерия Борисовича и пить кефир.

Для доказательства достаточно включить телевизор, сходить в ближайший или самый дальний на Бродвее газетный киоск, вспомнить дату своего рождения и прочесть прогноз погоды и своего заболевания.
1. Физики большие мастаки в подгонке теорий к фактам и фактов к теориям (Миныч).
2. Убеждения - более опасные враги истины, чем ложь (Ф. Ницше).
3. ВТСП: "здесь должен быть подземный ход" (Абдулла).
### Миныч: мой журнал ###

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#56   morozov »

Демократические методы только подстёгивают и вдохновляют психоаналитиков, экстрасенсов, академиков арийской и неарийской национальностей, пенсионеров лирико-технических наук и просто радиолюбителей всех мастей.
ерунда!
В цивилизованных странах деятельность шарлатанов регламентирована или запрещена законом.

Наука никогда не управлялась свыше. и дилетанты не делали науку, тот же Лысенко ничего не сделал даже при наличии поддержки власти.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
Миныч
Сообщения: 404
Зарегистрирован: Сб фев 07, 2009 21:50
Откуда: Ногинск
Контактная информация:

Номер сообщения:#57   Миныч »

Уважаемый Валерий Борисович, деятельность шарлатанов в США приветствуется, иначе какой бы рабочий с удовольствием пахал бы на босса? Пролетарии Великой еврейско-негроидно-индейской дружбы давно бы устроили Великую Депрессию для работорговцев, банкиров и членов их семей. Чтобы пролетарии (ученые ведь тоже люди наемного труда) не читали Маркса и Энгельса с их прибавочной стоимостью и происхождением семьи, частной собственности и государства, пролетариям подкидывают порнуху, чернуху, дешевые кредиты, пиво для ожирения и Великую мечту о Великом лотерейном билете, который каждый может выиграть на равных птичьих правах.

Индеец приехал в Нью-Йорк, его в магазине хозяин спрашивает: как Вам наш город?
Индеец в ответ: а как Вам моя страна?

Насчет Лысенко приведу цитату:
Для Андрея Николаевича Колмогорова была характерной беззлобность по отношению к явно бессовестным оппонентам. Например, он утверждал, что Т.Д.Лысенко ? добросовестно заблуждающийся невежда, и садился за его стол в столовой Академии Наук (откуда другие, начиная с печально знаменитой сессии ВАСХНИЛ 1948 года, старались пересесть за другие столы).

Дело в том, что Андрей Николаевич проанализировал как-то экспериментальную работу одной ученицы Лысенко по опровержению законов Менделя расщепления признаков [Н.И.Ермолаева, Яровизация, 1939, 2(23)]. В этом эксперименте были посеяны, кажется, 4000 семян гороха, и, согласно законам Менделя, ожидалось 1000 восходов гороха одного (рецессивного) цвета и 3000 другого (доминантного). В эксперименте же вместо 1000 оказалось только, если мне не изменяет память, 970 восходов рецессивного цвета и 3030 доминантного.

Вывод, который сделал Колмогоров из этой статьи, таков: опыт проведен честно, наблюденное отклонение от теоретической пропорции имеет именно такой порядок величины, который следует ожидать при таком объёме статистики. Если бы согласие с теорией было лучшим, то это, как раз, свидетельствовало бы о нечестности эксперимента и подтасовке результатов.

Андрей Николаевич говорил мне, что полностью публиковать свои выводы он не стал потому, что успели появиться возражения классических генетиков, утверждавших, что они повторили эксперимент и получили точное согласие с теорией. Так что Колмогоров, дабы им (КЛАССИКАМ!!! Ничего себе классики, подтасовывать результаты!!! Даже Лысенко так не делал!!! комм. Миныча) не вредить, ограничился сообщением {ДАН СССР, 1940, 27(1), 38-42) о том, что проведённый ученицей Лысенко эксперимент является не опровержением, а прекрасным подтверждением законов Менделя.

Это, однако, не остановило Т.Д.Лысенко, объявившего себя "борцом со случайностью в науке", а тем самым и со всей теорией вероятностей и статистикой, а значит, и с их патриархом А, Н. Колмогоровым. Андрей Николаевич, однако, тратить время на споры с Лысенко не стал (следуя, видимо, совету Пушкина по поводу использования "здравых мыслей" и "кровавых путей", явно защищающему всех обскурантистов ? и Лысенко, и нынешних "реформаторов" российской школы).
.........................................................
Ньютон, Эйлер, Гаусс, Пуанкаре, Колмогоров ? всего пять жизней отделяют нас от истоков нашей науки.
Наука всегда управлялась свыше, а непокорных жгли на костре или третировали не по детски.

Просто удивительно, что Вы где-то нашли независимую науку, причем с вечным существованием :)))
Где этот райский сад?
1. Физики большие мастаки в подгонке теорий к фактам и фактов к теориям (Миныч).
2. Убеждения - более опасные враги истины, чем ложь (Ф. Ницше).
3. ВТСП: "здесь должен быть подземный ход" (Абдулла).
### Миныч: мой журнал ###

Аватара пользователя
Миныч
Сообщения: 404
Зарегистрирован: Сб фев 07, 2009 21:50
Откуда: Ногинск
Контактная информация:

Номер сообщения:#58   Миныч »

Еще кое что о Лысенко. Для противовеса полному обгаживанию не такого уж тривиального человека.
Кое-какие факты
Люди ЛЫСЕНКО отрицали значение законов генетики для практики сельского хозяйства, делая упор на направленные изменения наследственности под влиянием условий существования. Симпатии власти были на стороне ЛЫСЕНКО. Генетиков преследовали. В 1931 - 32 гг. была арестована большая группа агрономов, в т.ч. ближайшие сотрудники Николая ВАВИЛОВА, на которого в НКВД завели дело. Его травля увеличилась и он пошёл на открытое противостояние ЛЫСЕНКО. В 1940г. его арестовали, а в 1941г. он умер от голода в Саратовской тюрьме. Считается, что ЛЫСЕНКО просто обманывал СТАЛИНА, обещая небывалые урожаи. Позвольте не поверить. Где Вы видели человека, который бы 30 лет морочил голову человеку, который даже своего сверхпреданного охранника ВЛАСИКА и то "сдал" Л.БЕРИИ. Как политик ЛЫСЕНКО был гениален. Но он был прав и в том, что внешний вид оказывает непосредственное воздействие на генетический материал. В конце 30-х годов, после того как Президиум ВАСХНИИЛ признал работу Всесоюзного института растениеводства под руководством Н.ВАВИЛОВА неудовлетворительной, ВАВИЛОВ добился приёма у СТАЛИНА, и пытался убедить его в верности своих исследований. СТАЛИН резко ответил: "Вы, гражданин ВАВИЛОВ, всё тычинками и пестиками занимаетесь, а вот товарищ ЛЫСЕНКО поднимает колхозные урожаи". В 1931г. Правительство СССР приняло ряд решений по переделке природы и сельскохозяйственных растений в короткие сроки - попытка поддержать коллективизацию введением новых высокоурожайных сортов и подтвердить верность политики партии. Считалось, что через 5 лет пшеница станет высокоурожайной, неполегаемой, с высоким содержанием белка, неосыпаемой, хладостойкой, устойчивой к болезням. Генетики считали эти планы нереальными, а ЛЫСЕНКО с группой исследователей пообещали, что они эту задачу выполнят. Не сразу, но сорта зимостойкой урожайной пшеницы были получены методом "превращений". Среди них самый известный сорт - "Мироновская-808", академика РЕМЕСЛО. Неудачей закончились проекты ЛЫСЕНКО - выращивание оливок в Туркмении и культивация в СССР каучконосов. Компания по пересадке дуба и сосны в обезвоженные степи проходила без его участия. Его успехами являются выращивание чая в Грузии и арахиса на юге Украины. В военные годы, когда хозяйства остались без качественного посадочного материала, он указал метод, с помощью которого невсхожие семена делались всхожими. Взяв на себя ответственность, он распорядился повсеместно использовать старый крестьянский способ посадки картофеля - от клубня отрезали верхушку. Продовольственный ресурс был серьёзно увеличен. За обеспечение страны большими урожаями просо в военные годы он был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Яровизация, за что его критиковали после заката карьеры, сегодня не отрицается мировой аграрной практикой, как и ряд приёмов, принятых им на вооружение - посевы по стерне применяются в северных районах США и Канады. Принцип генетики: "Признаки не смешиваются, признаки сохраняются". ЛЫСЕНКО попытался опровергнуть этот принцип, говоря, что признаки любого живого организма формируются под воздействием той среды, в которой они помещаются. Он не оспаривал существование генов. Он считал, что носителями наследственной информации являются не только хромосомы. В 1936г. он говорил: "Наследственная основа не является каким-то особым саморазмножающимся веществом. Наследственной основой является клетка, которая развивается, превращается в организм. В этой клетке равнозначимы разные органеллы, но нет ни одного кусочка, неподверженного развитию эволюции". Позднейшие открытия подтвердили, что наследственная информация содержится в других элементах клетки. Таким образом современная молекулярная генетика опровергла оппонентов ЛЫСЕНКО. Неграмотный академик интуитивно предугадал развитие науки. Мичуринцы всегда говорили, что изменения наследственных признаков под влиянием условий жизни не случайны, а направленные. Современная наука вынуждена согласиться. Эксперименты по созданию новых сортов пшеницы под влиянием воздействия внешней среды, о которых он докладывал в 1937г. сегодня успешно повторяют за рубежом, а в 1983г. за полученные наследственные изменения приспособительного характера американка Барбара МакЛИНТОК (McLINTOCK) получила Нобелевскую премию. Спор между генетиками и мичуринцами был не научный, а политический, и даже хозяйственным. Правительство интересовали быстрые результаты. Генетика ничего быстро дать не могла. Научные дискурсии отвлекали от работы, и оппонентов убрали традиционными для того времени методами. ЛЫСЕНКО был партийным руководителем, Президентом ВАСХНИИЛ, агрономом и учёным. Как организатор науки, он предпочёл научным спорам увеличение хлеба и мяса. Этот выбор принёс ему небывалый взлёт, успех и понимание руководителей партии. Это продолжалось до 1948г., пока сын члена Политбюро Юрий ЖДАНОВ, завотделом науки ЦК ВКП(б), не выступил с критикой в его адрес. СТАЛИН заступился, сказав "ЛЫСЕНКО - это МИЧУРИН сегодня в агротехнике". Пъедестал народного академика зашатался, а после прихода к власти ХРУЩЁВА он оказался в опале. Над ним смеялись, говоря, что он кормил коров шоколадом. На самом деле это была шелуха какао-бобов, которую он пытался использовать в качестве пищевой добавки, и этим ещё раз предвосхитил развитие науки. С началом освоения целины началось противостояние ХРУЩЁВА и ЛЫСЕНКО. ХРУЩЁВ поломал все агротехнические основы земледелия - травопольная система была предана анафеме, лесозащитные полосы высмеяны. Всё свелось к единственному рецепту - целина. Началась распашка десятков миллионов гектаров безводных и засушливых земель. ЛЫСЕНКО протестовал против такого безумного решения, указывая на неподготовленность страны к подобному эксперименту. И что средства, предназначенные для подъёма целины, лучше было бы пустить на повышение качества обработки пахотных земель средней полосы. Это вызвало негодование ХРУЩЁВА и ЛЫСЕНКО отстранили с поста Президента ВАСХНИИЛ. Но его предсказания сбылись - целина давала урожай первые несколько лет, потом началась эрозия почвы, участились пыльные бури, да и урожай удавалось сохранять с огромными потерями из-за того что дороги и хранилища так и не были построены. Из-за несогласия с ХРУЩЁВЫМ его сняли со всех постов, а печать всё чаще называла его неучем и мракобесом. Его смерть не заметили.
Мысль ЛЫСЕНКО "Наследственность - есть свойство всего организма"...
1. Физики большие мастаки в подгонке теорий к фактам и фактов к теориям (Миныч).
2. Убеждения - более опасные враги истины, чем ложь (Ф. Ницше).
3. ВТСП: "здесь должен быть подземный ход" (Абдулла).
### Миныч: мой журнал ###

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34589
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Номер сообщения:#59   morozov »

Теперь наша биология в заднице. Развал сельского хозяйства начался не с целины, а с коллективизации и разгрома науки.. Селекция в сельском хозяйстве отстала.
________________________________________
А. Китайгородский
Лжебиология

Вред от лженауки, ?мирно? занимающейся своим делом, хотя и велик, но не оказывает существенного влияния на развитие науки. В этом отношении хиромантию можно считать относительно безобидным занятием и, во всяком случае, не влияющим на развитие цивилизации.

Этого, увы, нельзя сказать о псевдонауке, пытающейся утвердить свои истины не убеждением и доказательностью, а администрированием. Поскольку фальшивое учение отрицает завоевания естествознания, то его становление неминуемо связано с некоторым торможением развития науки, с воспитанием в учебных заведениях безграмотных людей.

Атака лжехимиков на науку, как уже сказано, не имела прямого успеха. Тем не менее их демагогические приемы сказались на том, что целые направления научных исследований оказались покинутыми.

Серьезное положение создалось в биологии, где командные высоты заняла группа людей во главе с академиком Т. Лысенко.

На примере его выступлений можно ознакомить читателя со многими характерными чертами методов борьбы с наукой.

Вот как начиналось ?опровержение? генетики в речи Лысенко, произнесенной 31 июля 1948 года на сессии ВАСХНИЛ:

?Материалистическая теория развития живой природы немыслима без признания необходимости наследственности приобретаемых организмом в определенных условиях его жизни индивидуальных отличий, немыслима без признания наследования приобретаемых свойств?.

Мысль выражена нельзя сказать чтобы очень ясно, но, зная другие высказывания автора, мы можем оказаться в стане идеологических врагов, если засомневаемся в том, что потомки цирковой лошади родятся со способностью танцевать вальс.

А почему, собственно говоря, только такое признание ведет нас в стан материализма?

Чего уж тут спрашивать: сказано ? значит, верно. Но продолжим цитату:

?Вейсман же предпринял попытку опровергнуть это материалистическое положение... Отвергая наследственность приобретаемых качеств, Вейсман измыслил особое наследственное вещество, заявляя, что следует ?искать наследственное вещество в ядре? и ?что искомый носитель наследственности заключается в веществе хромосом?, содержащих зачатки, каждый из которых ?определяет определенную часть организма в ее появлении в окончательной форме?.

И далее в форме обвинительного акта продолжается это ?изложение? идей ученого, его гипотез, сформулированных на основе богатейшего опыта тогдашней биологии, его выводов, которые подтверждались непосредственными физико-химическими исследованиями в последние десятилетия.

Хотелось бы подчеркнуть, что, хотя роль носителя наследственности ? молекулы ДНК ? и генетического кода, с помощью которого передаются наследственные признаки, была в 1948 году не вполне очевидна, данных, блестяще и неоспоримо подтверждавших теорию Вейсмана, Менделя, Моргана, было уже тогда столько, что гипотезы давно уже звучали как законы природы.

Как уже не раз повторялось, нападки на законы естествознания не производят на не занимающегося наукой человека впечатления чепухи. Поэтому можно было бы не удивляться популярности псевдонауки среди несведущих людей, если бы она ограничивалась атакам л только на общие принципы науки.

Но безграмотные утверждения касались частностей и резали слух любого мало-мальски разбирающегося в этом человека. С точки зрения Т. Лысенко и его ?школы?, один биологический вид может превращаться самопроизвольно в другой вид.

Где-то в начале этой книги приводилось как пример незамаскированной чепухи утверждение, что люди могут рожать ослов. Но Т. Лысенко говорил, что кукушка появляется

из яиц пеночки, а из пшеницы может появиться овес и рожь. А это ничуть не лучше.

Удивительным является также не то, что такой ?ученый? мог долгое время пропагандировать свои взгляды, а то, что, несмотря на явную вздорность суждений, он имел достаточное число искренних последователей (хотя, разумеется, сподвижников, которым были решительно безразличны научные истины и которые выбирали лидера по признаку силы, было значительно больше).

Теперь познакомимся с самими рассуждениями, так сказать, обосновывающими ?учение?. Читайте и сравнивайте с примерами рассуждений софистов, с игрой слов средневековых схоластов. Вы не найдете существенных различий.

Начнем с выдержки из статьи Т. Лысенко ?Теоретические основы направленного изменения наследственности сельскохозяйственных растений?. Время издания ? январь 1963 года.

Параграф о сущности наследственности начинается так:

?Условия внешней среды являются ведущими в развитии органического мира. Из условий внешней среды впервые возникло живое тело, и дальше живые тела строят себе подобных соответствующих условиям внешней среды. Поэтому живое тело представляет собой единство тела и соответствующих условий внешней среды. Это единство заключается в ассимиляции, в уподоблении условий внешней среды данному телу. Причем под внешним нужно понимать то, что ассимилируется, а под внутренним, то есть телом, то, что ассимилирует. В организме каждая частица живого тела является внутренним для себя и внешним для других частиц организма. Поэтому ассимиляция всегда связана с диссимиляцией. Обмен веществ в организме идет через ассимиляцию и диссимиляцию. Источником веществ, которые при посредстве жизнеспособного тела превращаются в живое, служит внешняя среда?.

Есть ли здесь что-нибудь, кроме игры в слова? Разумеется, нет. Приведенный абзац есть типичная комбинация бессмыслицы с пустословием, столь характерная для глубокомысленных сочинений софистов.

Что значит ?из условий внешней среды впервые возникло живое тело?? Условия внешней среды ? это космическая радиация, поток тепла, неорганическое окружение, Так, что ли? А что такое живое тело? Имеется в виду хлебное зерно, насекомое или белковая молекула? Да нет. Мы не так ставим вопрос. Подобный строй мышления несвойствен подобным авторам. Он слишком конкретен, и на этом пути не построишь дворец чепухи. Автор, без сомнения, имеет в виду Живое с большой буквы. Следовательно, рассматриваемая фраза имеет лишь следующий совершенно тривиальный смысл ? сначала Живого не было, а потом так уж сложились дела на Земле, что оно возникло.

Продвинемся еще немного вперед через лес слов:

?...и дальше живые тела строят себе подобных из соответствующих условий внешней среды?. ?Дальше? ? это значит и сейчас. Если этой фразой нам хотят сказать, что без пищи животное и растение не появятся на свет божий, то с этим можно согласиться немедленно и поблагодарить автора за ценную мысль. Если же здесь более глубокий смысл, то есть желание подчеркнуть первенствующую роль среды в создании каждого нового поколения, то это неверно.

Следующая фраза о том, что ?живое тело представляет собой единство тела и соответствующих условий?, построена так, что ей вообще нельзя сопоставить что-либо реальное. Так же точно совершенно бессмысленным является и следующее за этим пояснение: ?Это единство заключается в ассимиляции, в уподоблении условий среды данному телу?. Что значит уподобить условия телу? Понять нельзя, так как понимать нечего.

Конец параграфа так же бессодержателен, как и его начало.

?Вообще и живые и неживые тела находятся в известных отношениях к окружающей их среде. Однако взаимоотношения организмов с внешней средой принципиально отличны от взаимоотношений неживых тел с той же средой. Главное отличие состоит в том, что взаимодействие неживых тел с окружающей средой не является условием их сохранения, наоборот ? это условием их сохранения, наоборот ? это условие уничтожения их как таковых. Например, чем лучше изолировано какое-нибудь неживое тело от воздействия кислорода, влаги, температуры и т. д., тем дольше оно остается тем, что оно есть?.

Да, глубокие мысли. Вчитайтесь, и вы усвоите великие истины. Масло тухнет, а сырые бревна гниют потому, что им погода не подходит; желаете масло сохранить подольше ? ставьте его в холодильник... Не разглядишь сразу пустословия. А видеть надо, и учить этому надо в школе.

Абзацы, подобные вышеприведенному, чередуются с истинами совершенно отчетливыми и конкретными, но... противоречащими науке. Например:

?Отрицать порождение в соответствующих условиях пшеницей ржи ? это значит противоречить действительности. Отрицать, что пшеница в соответствующих условиях порождает отдельные зерна ржи, которые потом вырастают и вытесняют пшеницу, ? это значит отворачиваться от жизни, от практики?.

Ложность этого заключения, опровергающего твердо установленные законы природы, может быть продемонстрирована лишь в чистых лабораторных условиях, исключающих засоренность посеянного зерна. В кругу лиц, далеких от науки, бессмысленность всего этого не очевидна, и ?открытие? позволяет автору вербовать новых соратников, восхищенных революционными выводами.

Превращение пшеницы в рожь является следствием общего ?закона?, который формулируется в статье Т. Лысенко многократно, но с помощью не слишком сильно отличающихся словосочетаний.

?Живое тело с новыми наследственными свойствами возникает в старом взамен его старой структуры. В общем новое возникает в старом, а не из старого?.

Последнее утверждение, видимо, очень важно, так хак оно подчеркнуто автором. Но как понять сказанное? Если новое возникло взамен, то, значит, из старого. А нас предупреждают не ?из?, а ?в?.

В общем понять, куда делось старое после того, как образовалось новое, увы, невозможно, ибо далее говорится:

?Новое живое тело возникает в старом, живом из веществ, вырабатываемых этим же старым веществом?.

Ну, пожалуй что, хватит. Из этих примеров читателю должно стать ясным лишь одно, что понимание в научном смысле этого слова подобных произведений невозможно в принципе, ибо слова используются для сообщения читателю' либо голословных и неверных утверждений, либо для провозглашения ?истин?, носящих мистический, религиозный смысл.

После 1948 года было опубликовано несколько безграмотных произведений. В 1949 году в свет выходит книга заведующего отделом биохимии Всесоюзного института экспериментальной ветеринарии Г. Бошьяна.

Вот как подаются дела автора в предисловии, написанном директором института:

?Приводимые в книге факты побуждают коренным образом пересмотреть традиционные научные представления об автономности фильтрующихся вирусов в многообразном мире микроорганизмов, о границах устойчивости, жизни и размножении микробов, о природе вакцин, иммунных сывороток, бактерийных аллергенов, бактериофага и антибиотиков, а также о природе иммунитета к инфекционным заболеваниям.

Открытие автором закономерности превращения вирусов в визуальную бактерийную форму, а также превращения вирусов и бактерий в кристаллическую форму, способную при изменении условий к дальнейшей вегетации, означает подлинную революцию не только в микробиологии, но и во многих других областях биологической науки?.

Правильно пишет директор. Какая уж там революция! Это слово мизерно по сравнению с открытиями Г. Бошьяна. Ведь речь идет о том, что человек научился превращать живое в неживое и наоборот ? кристаллы в микробы и микробы в кристаллы. Все естествознание зачеркнуто недрогнувшей рукой. Вот какую книгу представляют вниманию читателя.

Графики, таблицы, фотографии, описания опытов:

что и говорить, книга серьезная... А может, несерьезная? Может быть, все-таки враки? Может быть, Г. Бошьян ? неграмотный работник?

Не знаю, приходили ли такие мысли в голову людям, приложившим руку к изданию этой книги. Может быть, и нет. Но я надеюсь, что нашим читателям уже не надо доказывать, что за таким предисловием последует чистейшая реникса.

Нет ни одного самого великого в науке сочинения, которое зачеркивало бы то, что создавалось кропотливым трудом армии ученых предыдущих поколений. Приобретения науки ? суть ее завоевания навечно. А новые открытия ? это проникновение в те края, куда еще не простирались рука и мозг исследователя! Но эту мысль мы уже сказали раз пять! И еще стоит повторить. Если все, что западет в сознание читателя, ? это понимание того, что новое в науке никогда не отрицает старого, а лишь, очертив его границы, расширяет область познанного, я буду уже удовлетворен. Это сознание ? верный щит против лженауки.

Как-то в конце сороковых годов мне с группой коллег-физиков пришлось направляться на научное заседание, которое должно было состояться в одной из комнат Политехнического музея. У главного входа мы увидели довольно много людей. К нам без конца обращались с вопросом: ?Нет ли лишнего билетика?? Заверив контролера, что идем не в помещение лектория, мы проникли в холл музея и стали робко пробираться к комнате, где должно было состояться наше заседание. Зал лектория был переполнен, сидели не только на скамьях, но и на полу ? видимо, много народу пробралось и без билетов.

? Что здесь происходит? ? спросил кто-то из нас.

? Доклад О. Лепешинской. Мы переглянулись с чувством неловкости и ускорили шаги.

Только Г. Ландсберг сказал тихо, как бы про себя:

? Бог мой, какой позор.

Всем нам было известно, что О. Лепешинская ?открыла? зарождение клетки из желтка. Все мы нисколько не сомневались, что речь идет о неряшливых опытах, выдаваемых за великое открытие. Большинство из нас сталкивалось не раз с произведениями лжеученых в виде статей, присланных в журнал, или докладных записок, адресованных правительству. В том, что время от времени появляются лица, претендующие на роль ниспровергателей завоеваний науки, не было ничего неожиданного и удивительного.

Тяжелым и горьким было то, что О. Лепешинская

получила трибуну для пропаганды своих откровений перед беззащитной аудиторией.

Действительно, если человеку незнакомы основные положения настоящей науки, то как он может отличить правду от лжи? Ему демонстрируют фотографии, рассказывают о проведенных опытах, подкрепляют свои выводы ссылками на авторитеты. Если же учесть еще присущую многим людям любовь к сенсациям, то станет очевидным, сколь нетрудно создать условия, подходящие для пропаганды лженауки.

С ?открытием? О. Лепешинской можно познакомиться по ее монографии, написанной на 300 страницах.

И оно действительно ?революционно?! Им (открытием) зачеркивается вся органическая эволюция, уничтожена на корню вся эмбриология. Автор ?показала? возможность образования клетки не путем деления клетки, а непосредственно из протоплазматической массы. При этом то, что природа научилась делать за миллиарды лет, О. Лепешинская осуществляет менее чем за два часа.

Это открытие носит столь невероятный характер, что в иных условиях оно не привлекло бы внимания, от него просто отмахнулись бы.

Читателю может показаться, что для категорически отрицательного суждения об этом ?открытии? надо достаточно разбираться в биологии. Право же, нет.

Книга, подобная монографии О. Лепешинской, резко отличается от десятков и сотен тысяч настоящих научных сочинений, заполняющих библиотечные стеллажи.

Каждый деятель науки, предлагающий новую теорию, рассказывающий о своих достижениях, прежде всего самым тщательным образом устанавливает преемственность нового от старого. В любой монографии читатель найдет, как правило, сотни и тысячи ссылок на предыдущие исследования, которые послужили для автора нового отправной позицией, исходным пунктом путешествия в неоткрытое. Автор больше всего озабочен тем, чтобы показать, что все проверенное жизнью находится в полном согласии с новыми идеями и гипотезами; он прежде всего стремится ясным штрихом очертить ту область знания, которая являлась до его исследований белым пятном, и показать, что на границах со старым, с ранее известным его исследования приводят к тем же результатам, которые были известны ранее.

Еще и еще раз повторим: никогда настоящая наука не устанет подчеркивать и отмечать свою преемственность, свою связь с предшественниками. Никогда новые открытия не зачеркивают фактических приобретений естествознания. Научные факты не отменяются дальнейшим развитием науки.

Если только мы не встречаем этих специфических черт истинного знания в той или иной книге, а, напротив, наталкиваемся на ниспровержение основ, на огульное зачеркивание научного творчества сотен и тысяч ученых, мы должны сразу насторожиться: один из основных признаков рениксы налицо.

"Даже слабо образованный читатель при беглом перелистывании книги О. Лепешинской тут же увидит, что этот признак присутствует в ее работе абсолютно отчетливо: если права О. Лепешинская, то надо пересмотреть заново все законы эмбриологии.

Идем далее. Ни в одном сочинении, принадлежащем перу хотя бы самого крупного деятеля науки, мы не встретимся с самовосхвалением, с саморекламой. Ученый создал новую теорию. Он отметит ее хорошее согласие с фактами. И все. Больше говорить он ничего .не станет. Насколько хорошей получилась теория, пусть судит сам читатель.

Напротив, нескромность есть неотъемлемое свойство рениксы. Это и понятно. Только криком и истерикой лжеученый может рассчитывать обратить на себя внимание. И этот признак обнаруживается отчетливо в сочинении О. Лепешинской. Вот пожалуйста:

?Наши теоретические выводы дают совершенно новые объяснения... Теоретическое значение наши работы имеют и в том отношении, что они помогают окончательному разгрому реакционного вейсманизма, являющегося основой расизма и прочих изуверских фашистских измышлений... Наши работы имеют как большое теоретическое, так и практическое значение... Целый забытый участок входит в науку... Наше учение о происхождении клетки находится не только в согласии с учением Дарвина и дальнейшим его творческим развитием Мичуриным и Лысенко, но и является его дополнением, показывающим процесс развития клетки из живого вещества...?

Читатель может мне поверить ? подобных фраз нет и быть не может в сочинениях настоящего ученого.

Но, вероятно, все же источником самого резкого запаха в букете рениксы является схоластика. Если вы усвоили приметы такого мышления, то обнаружите их в книге О. Лепешинской и смело отмахнетесь от ?революционных? открытий даже при слабом знакомстве с биологией.

Приведем цитату:

?Если целый ряд ученых (имеются в виду Лепешинская, Лысенко и т. д.) утверждает, что не клетка есть последний морфологический элемент, способный к жизнедеятельности, а самая мельчайшая частица живой массы является живой, то где тот предел, когда можно сказать, что вот эта мельчайшая частица такова, что не способна к проявлению жизненных свойств?

Этого сказать нельзя, а потому, идя логическим путем, мы должны прийти к признанию существования живых молекул?.

Вы видите, как все просто. Есть молекулы мертвые, а есть молекулы живые. Найдено слово ? и все в порядке. Чего ж тут не понимать, что такое живое вещество: это вещество, построенное из живых молекул.

Еще Мольер посмеивался, говоря: ?Наука объяснила, почему опиум заставляет спать. Дело в том, что в нем заключена снотворная сила?.

Я перечислил несколько примет рениксы, которые заставляют нас насторожиться, если мы обнаруживаем их в научном сочинении. Девяносто девять шансов из ста, что примет вполне достаточно, чтобы с неудовольствием и досадой отложить такое сочинение в сторону. Однако. разумеется, во всех случаях без исключения окончательным судьей является опыт. К сожалению, иногда приходится тратить время на то, чтобы экспериментальным путем опровергнуть рениксу. Исследование О. Лепешинской наделало столько шума, что много дельных людей теряли время и нервы, чтобы показать грязь и неряшливость ее опытов.

Сейчас радостно сознавать, что это позади. Но забывать историю не следует. Напротив, всегда надо стараться понять, почему так случилось. Как могли в середине XX века пользоваться успехом и поддержкой схоластические бредни? Мне трудно дать исчерпывающий ответ на этот вопрос. Вероятно, с большим успехом это сделают историки.

Я сам был свидетелем такой сцены. В доме отдыха группа физиков и математиков беседовала о задаче создания устройства, моделирующего условные рефлексы. Обсуждались технические детали, ибо задача была близка к практическому завершению. Неподалеку сидел молодой человек, напряженно прислушивающийся к разговору. Вдруг он вмешался: ?То, что вы говорите, невозможно. Это противоречит нашей философии?.

Вывод фактов из рассуждений был на вооружении большинства философов, начиная от Аристотеля. Как получилось, что линия Платона, Гегеля, Бергсона, пытавшихся обосновывать законы жизни, оперируя общими идеями ?души?, ?абсолюта? или ?витальной силы?, где-то перекрестилась с линиями рассуждения некоторых наших философов, я тоже понять не могу. Ведь кажется совершенно очевидным, что Маркс в политической экономии и Эйнштейн в физике показали с полной отчетливостью, что истоки ошибок философов и заблуждений ученых как раз и заключаются в отрыве теории от практики, в непонимании того, что мышление нельзя рассматривать в отрыве от бытия и что словам должны соответствовать дела. Значит, одной из причин, позволивших рениксе цвести в биологии и химии в продолжение нескольких лет, является забвение тех основных принципов познания действительности, на которых базируются марксизм и современное естествознание.
_____________________________________________________________________________________
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
Миныч
Сообщения: 404
Зарегистрирован: Сб фев 07, 2009 21:50
Откуда: Ногинск
Контактная информация:

Номер сообщения:#60   Миныч »

Защищать науку следует не от шарлатанов и проходимцев, а в первую очередь от власть имущих.
Арнольд Известный наш математик писал(а):... Мстя за унижения, перенесенные в школе, правители большинства стран, подобно свиньям под дубом, предпринимают теперь, после уменьшения военного противостояния, усилия для изничтожения математики, особенно "чистой". Правительство США недавно выяснило, что 85% имеющихся и обучающихся математиков стране не нужны. Без звездных войн не нужны ни суперколайдеры, ни математики. Обсуждаются различные проекты, как сократить число математиков в семь раз. Американские специалисты считают, что на это потребуется лет десять.
Да и нобелевские лауреаты не хило свои рабочие места защищали на последних выборах президента в США.

Коллективные письма гурьбой подписывали против Буша, не хуже как у нас в СССР против изменников Родины.
1. Физики большие мастаки в подгонке теорий к фактам и фактов к теориям (Миныч).
2. Убеждения - более опасные враги истины, чем ложь (Ф. Ницше).
3. ВТСП: "здесь должен быть подземный ход" (Абдулла).
### Миныч: мой журнал ###

Ответить

Вернуться в «Дискуссионный клуб / Debating-Society»