Российская наука

Модераторы: morozov, mike@in-russia, Editor

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Российская наука

Номер сообщения:#1   morozov » Ср апр 27, 2011 22:25

Российская наука глазами американских дипломатов ? 4

26 апреля 2011 г. ТрВ ? 77, c. 6, "Викиликс"
Михаил Гельфанд
Рубрика: Бытие науки


ТрВ-Наука завершает публикацию переводов документов WikiLeaks, относящихся к российской науке (см. также первую, вторую и третью части). Оригиналы были любезно предоставлены журналом ?Русский репортер?. Напоминаем, что документы относятся к 2007 г., а также, что это ? пересказы и интерпретации разговоров, сведения, передаваемые с чужих слов, слухи и т.п. Мы готовы предоставить возможность для публикации опровержений, уточнений и разъяснений всем упомянутым или иначе заинтересованным лицам.

Часть 4. Министр. ?Андрей Фурсенко: физик, ставший министром?

Конфиденциально.
Госдеп также для INR/B и EUR/RUS. Рассекретить 07/06/2917.
Тема: Андрей Фурсенко:
физик, ставший министром.
Засекречено поверенным в делах
Дэном Расселом. Причины: 1.4 (b, d).

Резюме

1. Как министр науки и образования с 2004 г. Андрей Фурсенко вызывает много противоречивых чувств своими попытками реформировать сферы науки и образования, ограниченные традициями. Фурсенко с энтузиазмом относится к теме модернизации науки, стремясь сделать ее более конкурентоспособной и рыночно-ориентированной. Он лоббировал вложения в нанотехнологии и продолжает бороться за реформу Академии наук. Несмотря на периодические слухи о грядущей отставке, по всей видимости, Фурсенко продолжит руководить министерством, пока президентом будет Путин. Сменив продолжительную карьеру ученого-физика в советский период на предпринимательскую в 1990-е гг., Фурсенко вошел в правительство, чтобы продвигать реформы. По окончании срока работы он, видимо, вернется в частный сектор экономики. Конец резюме.

Начало. Советский физик

2. Андрей Фурсенко родился в 1949 г. в академической семье. Его отец, академик Александр Фурсенко, ? специалист по американской истории. Ранние интересы Фурсенко лежали в области точных наук. В 1990 г. он стал доктором физико-математических наук (высшая ученая степень в российской системе). С 1971 по 1991 год он работал в Физико-техническом институте им. Иоффе, одном из лучших институтов РАН в области фундаментальной физики. Студентом Фурсенко был активным членом комсомола, молодежной коммунистической организации. В конечном счете, он стал членом КПСС, вый?дя из нее только после ее запрета в августе 1991 г.

Взлет Фурсенко

3. В 1990-91 гг. Фурсенко с коллегами по институту Иоффе Юрием Ковальчуком и Владимиром Якуниным организовал несколько компаний по развитию приложений, основанных на фундаментальных научных открытиях. Для финансирования этих компаний они открыли собственный банк. (Якунин сейчас руководит Российскими железными дорогами.) Взлет Фурсенко частично связан с его знакомством с Владимиром Путиным, которое началось в 1993 г. В 1995 г. Фурсенко вступил в партию ?Наш дом ? Россия?, руководителем санкт-петербургской организации которой был Владимир Путин. В 1996 г. вместе с Юрием Ковальчуком и еще шестью участниками Путин и Фурсенко организовали дачный кооператив ?Озеро?, позволивший новой поднимающейся элите не только работать, но и отдыхать вместе.

Министр образования и науки

4. Фурсенко вошел в правительство в 2001 г. в качестве заместителя министра промышленности, науки и технологий. Когда в марте 2004 г. Фрадков сменил Касьянова на посту премьер-министра, Путин назначил Фурсенко на должность главы нового Министерства образования и науки. Фурсенко потом говорил журналистам, что назначение стало для него сюрпризом, добавляя: ?Я ближе к проблемам промышленности, чем к вопросам образования?. Фурсенко быстро принялся осуществлять обширную программу реформ, которая продолжает сотрясать российские научные и образовательные круги. ?Вас поставили на эту должность, чтобы разрушить всё, что до сих пор оставалось не разрушенным?, ? сказал один из слушателей, позвонивших на радиостанцию ?Эхо Москвы? во время интервью Фурсенко в 2004 г.

Министр и его инициативы: наука

5. Фурсенко пытается усилить конкурентность науки путем закрытия непродуктивных исследовательских институтов. Ранее в этом году он подчеркнул, что ?только 50 исследовательских институтов занимаются активной научной деятельностью? и ?еще в 50 можно найти отдельные активные группы. При этом в Российской Федерации имеется 450 институтов?. Фурсенко отметил, что РАН в 1990-е гг. открыла 30 новых институтов, но это увеличило только административный и обслуживающий аппарат, а не количество открытий. Он утверждает, что РАН зря потратила деньги, и некоторые институты должны быть закрыты. Для повышения конкурентоспособности Фурсенко поощряет прикладные исследования. Он также хочет изменить механизмы финансирования науки. Согласно Фурсенко, 70% финансирования науки в Японии и США идет из частного сектора, в то время как в России эта доля составляет только 40%.

Министр и Академия

6. Видимо, основное противоречие, окружающее Фурсенко, ? его конфликт с РАН (ссылка А). Потребность в реформе РАН обусловлена тем, что это основной получатель государственных средств на проведение исследований, доля которого составляет треть всего финансирования науки из государственного казначейства. Фурсенко считает, что государство должно решать, какие проекты финансировать, и иметь непосредственный контроль над этим. Для РАН это означает сокращение и потерю финансового контроля, а также контроля над имуществом и прочими активами. Реформы Фурсенко означают также, что существенно большая доля исследований будет проводиться в университетах вне системы РАН, что будет соответствовать американскому и европейскому опыту.

Министр и нанотехнология

7. Фурсенко тесно связан с провозглашенным курсом на обильные вложения в развитие нанотехнологий. Президент Путин привлек внимание к нанотехнологиям в президентском послании (ссылка В). Россия планирует вложить в исследования и разработки миллиарды долларов. Нанотехнологии, с их множественными коммерческими и военными приложениями, ? яркий пример того, к чему стремился Фурсенко после того, как он покинул институт им. Иоффе в 1991 г.: наука, приложенная для нужд коммерции и национальной экономики.

Министр и его инициативы: образование

8. Фурсенко был основным сторонником двустороннего Меморандума о взаимопонимании, подписанного в мае 2006 г. и предусматривающего усиление кооперации и обменов между США и Россией в области образования. В результате, осенью 2007 г. министерства США и России совместно финансируют первую программу партнерства университетов.

9. Став министром, Фурсенко унаследовал процесс преобразования российского высшего образования из существующей системы специалист-кандидат в западную ? бакалавр-магистр-Ph.D. Это является составной частью Болонского процесса, который должен выравнять европейские университетские стандарты во всей ?европейской зоне высшего образования?. Россия присоединилась к Болонской декларации в 2003 г.

10. Фурсенко унаследовал также Единый государственный экзамен (ЕГЭ), набор тестов, которые должны служить основным критерием приема в высшие учебные заведения. ЕГЭ по предметам похожи на экзамены AP (advanced placement. ? ТрВ-Наука) или SAT-II (scholastic aptitude test. ? ТрВ-Наука) в США. Впервые введенный в ходе эксперимента в 2001 г., в 2006 г. ЕГЭ был пройден более миллионом выпускников средних школ. Оппоненты, такие как ректор Московского государственного университета Виктор Садовнич (так в тексте: Sadovnich. ? ТрВ-Наука), утверждают, что ЕГЭ должен быть только одним элементом процесса поступления. Сначала Фурсенко критически относился к ЕГЭ, но впоследствии стал его сторонником. Путин подписал закон о том, что начиная с 2009 г. ЕГЭ должен проводиться во всей Российской Федерации, однако предусматривает исключения для ряда университетов, которые могут проводить прием с использованием других механизмов.

11. В России преподавание религии в школах является предметом противоречий. Фурсенко сказал, что он считает нужным ввести изучение религии в школах, но это было неправильно интерпретировано как намерение впустить в школу православие. Фурсенко несколько раз пояснял, что он поддерживает преподавание истории и культуры мировых религий, а не религиозное преподавание православия. На самом деле Фурсенко критиковал решение нескольких регионов ввести обязательное преподавание в школах основ православия.

Фурсенко как человек: его стиль и его политика

12. Фурсенко дружелюбен, вежлив и изыскан. Один российский обозреватель назвал его ?настоящим европейским министром?. Он хорошо выглядит на экране телевизора и пытается искать консенсус. Говорят, что у него есть и жесткий стержень, который проявляется только за сценой: он крайне лоялен к доверенным коллегам, таким как его заместитель Дмитрий Ливанов, который в начале этого года был вынужден покинуть пост под огнем критики. Фурсенко хорошо владеет английским языком и часто проводит заседания по-английски. Стиль управления Фурсенко ? доверять полномочия и разделять ответственность.

13. Фурсенко часто сталкивается с министром экономического развития и торговли Германом Грефом. Многие представители научных кругов невысоко ценят его научные достижения. Жорес Алферов, директор института им. Иоффе, в котором Фурсенко работал много лет, является красноречивым критиком Фурсенко. Другие ученые отмечают, однако, что критика Алферова по большей части ? ?зеленый виноград?.

14. Политически Фурсенко умерен и прагматичен. Как многие россияне, он поддерживает идею сильного президента и верит, что Россия нуждается в усилении централизованного контроля.

15. Глубоко внутри Фурсенко страстно желает сделать российскую науку более конкурентной и рыночно-ориентированной. Многие представители традиционной науки недовольны этими реформами, но при продолжающейся поддержке российского правительства реформы, скорее всего, заработают и станут постоянными. Менее ясно, куда приведут образовательные реформы Фурсенко.

16. Периодически возникают слухи, что Фурсенко собирается подать в отставку с поста министра образования и науки. Некоторые из этих слухов даже содержали конкретные даты, однако пока ни одно из предсказаний не оправдалось. До поры Фурсенко сохраняет полный контроль. По окончании срока работы он, видимо, вернется в частный сектор экономики, который оставил в 2001 г.
Рассел

Перевод М. Г.

Оригинал публикуется на сайт ТрВ-Наука:

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 03 MOSCOW 003775 SIPDIS SIPDIS DEPARTMENT ALSO FOR INR/B AND EUR/RUS E.O. 12958: DECL: 07/06/2017 TAGS: KIRF, KPAO, PGOV, PINR, RS, SCUL, SOCI, TSPL SUBJECT: ANDREY FURSENKO: THE PHYSICIST TURNED MINISTER REF: A. MOSCOW 551 B. MOSCOW 1974 Classified By: Charge d'Affairs Dan Russell. Reasons: 1.4 (b,d) 1. © SUMMARY. As Minister of Science and Education since 2004, Andrey Fursenko has evoked a storm of controversy with his efforts to reform Russia's tradition-bound science and education establishments. Fursenko is passionate about modernizing Russian science to make it more competitive and market oriented. He has pushed hard for Russian investment in nanotechnology, and he is in an ongoing battle for reform in the Academy of Sciences. Despite periodic rumors of his imminent resignation, Fursenko appears likely to remain in firm control of his ministry for as long as Putin remains president. With a long career as a research physicist in the Soviet period, Fursenko became an entrepreneur in the 1990s, founding companies that specialized in developing commercial applications for science. Fursenko entered government service to push reforms. He will likely return to the private sector when his tenure ends. END SUMMARY -------------------------------- Early Life ? a Soviet Physicist -------------------------------- 2. (U) Andrey Fursenko was born in 1949 into one of Leningrad's elite academic families. His father is Aleksandr Fursenko, a historian of American history and a full member of the Russian Academy of Sciences (RAS). Fursenko's early interests were in the hard sciences. In 1990, he received the highest degree offered by the Soviet academic system: a Doctor of Sciences in physics and mathematics. From 1971 through 1991, he worked at the Ioffe Physical Technical Institute, one of the leading RAS institutions for fundamental research in physics. Politically, as a student, Fursenko was an active member of the Komsomol, the Communist youth organization. Fursenko eventually became a full-fledged member of the Communist Party, which he left only after it was banned in August 1991. --------------- Fursenko's Rise --------------- 3. (U) In 1990?1991, Fursenko along with his Ioffe colleagues Yuriy Kovalchuk and Vladimir Yakunin founded several companies specializing in the development of applied uses for fundamental scientific discoveries. To support these new companies, they even created their own bank. (Yakunin today is at the helm of Russian Railroads.) Fursenko's rise was in part the result of his personal relationship with Vladimir Putin, which began in St. Petersburg in 1993. In 1995 Fursenko joined the ?Our Home is Russia? party, when Putin was chair of the St. Petersburg branch. In 1996, together with Yuriy Kovalchuk and six others, Putin and Fursenko formed Ozero (?The Lake?), a dacha cooperative society that allowed rising members of the new elite to work and relax together as well. --------------------------------- Minister of Education and Science --------------------------------- 4. (U) Fursenko entered government service in 2001, when he was named a Deputy Minister of Industry, Science, and Technology. When Fradkov replaced Kasyanov as Prime Minister in March 2004, President Putin appointed Fursenko to be Minister in the newly established Ministry of Education and Science. Fursenko later told the press that his appointment had come as a surprise, adding that ?I am much closer to matters of industry than to questions of education.? Fursenko quickly set about an extensive program of reforms that continue to shake the Russian education and scientific establishments. ?You have been placed here to destroy all that has not been destroyed already,? complained one caller in a passionate comment to Ekho Moskvy radio where Fursenko was giving an interview in 2004. ----------------------------------------- The Minister and His Initiatives: Science ----------------------------------------- 5. (U) Fursenko has sought to increase competitiveness in science by closing unproductive research institutes. Early this year, he stressed that ?only 50 scientific research institutes are engaged in active scientific activity? while ?in another 50, we can find some active working groups. However, there are 450 institutes in the Russian Federation.? Fursenko noted that the RAS opened 30 new institutes in the 1990s but that this only increased the administrative MOSCOW 00003775 002 OF 003 apparatus and service personnel, not the number of discoveries. He complains that the RAS has wasted funds, and some institutes must close. To increase competitiveness, Fursenko has encouraged more applied science. He also aims to change the way science is funded. According to Fursenko, over 70 percent of the funds for science come from the private sector in Japan and in the USA. The Russian private sector today only provides 40 percent of science funding. ---------------------------- The Minister and the Academy ---------------------------- 6. (U) Perhaps the greatest controversy surrounding Fursenko has been his conflict with the RAS (REF A). Reform of the RAS gets much attention because it is the main recipient of state funds for research, receiving a third of all scientific expenditures of the federal treasury. Fursenko believes, the government must be in charge of which projects receive funding and must have direct control. For the RAS, this means a cut in funding and loss of budgetary power as well as control over property and other assets. Fursenko's reforms also would lead to a much greater percentage of research conducted in universities outside the RAS system, a move that also mirrors U.S. and European practice. ------------------------------- The Minister and Nanotechnology ------------------------------- 7. (U) Fursenko is closely identified with Russia's declared intent to invest heavily in the development of nanotechnology. President Putin put a spotlight on nanotechnology in his 2007 state of the nation address (ref B), and Russia has committed to invest billions of dollars in research and development. Nanotechnology, with its many potential commercial and military applications, is a prime example of what Fursenko has been pushing for since he left the Ioffe Institute in 1991: science with applications to the needs of commerce and the national economy. ------------------------------------------- The Minister and His Initiatives: Education ------------------------------------------- 8. (SBU) Fursenko was the major Russian proponent of the May 2006 bilateral Memorandum of Understanding, which calls for greater U.S. -Russia education cooperation and exchange. As a result, the U.S. and Russia Ministry are jointly funding a first-ever university partnership program in the Fall 2007. 9. (U) Upon arriving in office, Fursenko inherited the process of transitioning Russian higher education from the current diplom-kandidat track to a Western style Bachelors-Masters-Ph.D system. This is part of the Bologna Process, which seeks to standardize European university standards through a ?European higher education zone.? Russia joined the Bologna Declaration in 2003. 10. (SBU) Fursenko also inherited the Unified State Exam (Yedinyi gosudarstvennyi ekhzamen or YeGE), a series of exams designed to serve as the primary criterion for entrance into higher education institutions. Subject-based, the YeGE exams are similar to Advanced Placement (AP) or SAT-II exams in the United States. First given on a trial basis in 2001, in 2006 the YeGE was given to more than 1 million high school students. Opponents such as Moscow State University rector Viktor Sadovinch argue that the YeGE should be only one element of admission. Fursenko was critical of the YeGE in the beginning, but he has become more pro-YeGE with time. Putin has signed legislation stating that the YeGE would be given throughout the RF starting in 2009, but the law also allows for exceptions whereby universities can admit students via other mechanisms. 11. (U) Teaching religion in schools is a controversial subject in Russia. Fursenko has said that he intended to introduce the study of religion into schools, but this was misinterpreted to mean that Fursenko wanted to bring Orthodox Christianity into the classroom. Fursenko has since clarified several times that he supports the teaching of the history and culture of world religions, not Orthodox Christian instruction. In fact, Fursenko has been critical of the unilateral decision by a number of regions to compulsorily teach the fundamentals of Orthodox Christianity. --------------------------------------------- ? Fursenko, the Man: His Style, and His Politics --------------------------------------------- ? MOSCOW 00003775 003 OF 003 12. (SBU) Fursenko is friendly, polite, and urbane. One Russian observer described him as ?a real European minister.? He projects well on television and generally seeks to operate by consensus. It is said he has a harder side to his personality that he only exhibits behind the scenes; he is intensely loyal to trusted colleagues such as his deputy Dmitriy Livanov, who under a hail of criticism was forced to leave his position earlier this year. Fursenko is fluent in English and frequently conducts meetings in English. Fursenko's management style is to delegate and share responsibility. 13. (SBU) Fursenko has often clashed with the Minister of Economic Development and Trade, German Gref. Also, many from scientific backgrounds do not respect his scientific credentials. Zhores Alferov, director of the Ioffe Institute where Fursenko worked for many years, has been vociferous in his criticism of Fursenko. Other scientists suggest, however, that Alferov's criticism is motivated mainly by sour grapes. 14. © Politically, Fursenko is moderate and pragmatic. Like many Russians, he supports the idea of a powerful president and believes that Russia needs more centralized control. 15. © At his core, Fursenko is passionate about modernizing Russian science to make it more competitive and market oriented. Many in the traditional scientific establishment oppose these reforms, but with continued Russian Government support, the reforms are likely to gain traction and become permanent. It is less clear where Fursenko's education reforms will lead. 16. © There have been periodic rumors that Fursenko intends to resign as Minister of Education and Science. Some of these rumors have even named specific dates, but so far none of these predictions have been borne out. For the time being Fursenko is firmly in control. When his tenure as minister ends, he is likely to return to the private sector that he left in 2001. RUSSELL
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#2   morozov » Пн июн 27, 2011 14:41

Дело ? труба

21 июня 2011 г. ТрВ ? 81, c. 15, "Авторская колонка"
Иван Экономов
Рубрика: Авторские колонки

Комментариев нет
229 просм., 26 - за сегодня

Уважаемая редакция!

Недобросовестными и злонамеренными личностями периодически инициируются разные нехорошие разговоры насчет Академии наук. Наиболее отмороженные говорят,что это бесполезное наследие тоталитарной эпохи и толку от нее ? как от козла молока. Другие утверждают, что в Академии возобладали застойные тенденции и Президиум РАН похож на брежневское Политбюро.

Говорящие так, на мой взгляд, льют воду на мельницу врагов нашего государства. Либо в силу недомыслия, либо, что еще хуже, по злому умыслу, поскольку, как очевидно всякому здравомыслящему человеку, в Академии сосредоточены лучшие интеллектуальные силы нашей страны и наезд на нее есть попрание интеллекта нации. Соответственно, разрушение Академии будет означать впадение России в интеллектуальное средневековье, когда на место ученых придут всякие алчные алхимики и алфизики вроде Петрика.

Если в чем и есть проблема Академии, так это в недостаточной востребованности ее интеллектуального потенциала государством и обществом. Точнее, проблема была, но сейчас появились все основания считать, что в скором будущем она разрешится.

Признаком резкого поворота к лучшему явились недавние перемены в одной из ключевых российских экономических структур ? компании ?Роснефть?, крупнейшей российской нефтяной компании. Там произошло знаковое событие: вместо могущественного и сведущего вице-премьера, способного в оригинале читать Камоэнса, главой Совета директоров компании был избран академик, вице-президент Российской академии наук Александр Некипелов.

Академик, экономист, специалист в области теории функционирования и управления экономических систем, председатель комиссии по управлению имущественным комплексом РАН, председатель координационного совета РАН по прогнозированию ? можно ли сделать лучший выбор человека, который должен вести к дальнейшему процветанию и развитию ключевую российскую компанию? Ведь, сколько ни говори слов про важность и приоритетность науки и инноваций, все мы прекрасно понимаем, что без нефти и газа России ? труба.

Состоявшееся назначение дает лишний повод присмотреться к уникальным личностям, управляющим судьбами нашей Академии. Понятно, что на должность главы нефтяной госкомпании могут допустить только проверенного, нашего товарища, но я не об этом. Возьмите какого-нибудь обычного ученого, математика, физика или биолога, что он делает? Правильно, доказывает всю жизнь теоремы или проводит эксперименты с крысами и протонами. Всю жизнь одно и то же, нет в этом никакого величия и разнообразия, потому и зарплата у него небольшая, и в академики его не выберут, и в ?Роснефть? не позовут.

А теперь посмотрим на судьбу того, кого выбирают и зовут. Уникальная разносторонность Александра Дмитриевича проявлялась смолоду: он не просто кропал труды по социалистической экономике, нет, создав тут интеллектуальный задел, он перешел на дипломатическую службу, оказавшись вторым секретарем нашего посольства в Румынии. Еще несколько лет ? и Александр Дмитриевич работает уже в Институте международных экономических и политических исследований, где перед распадом Советского Союза успевает защитить докторскую диссертацию на тему механизмов социалистической интеграции.

Осмыслив и отразив реалии социалистической экономики, Некипелов смог описать и процесс становления капитализма в стране ? от робинзонады до рыночной экономики, организовал Московскую школу экономики МГУ, был избран академиком и вице-президентом РАН и, наконец, стал главой Совета директоров ?Роснефти?.

Путь успехов Александр Дмитриевич продолжил и на новом месте: первые положительные результаты последовали практически мгновенно: новый совет директоров принял решение сократить число членов правления компании с семи до пяти. Естественно, с приходом столь крупного экономиста отпала нужда в лишних людях, и появилась возможность провести оптимизацию управленческой структуры.

Таков он ? интеллектуальный потенциал Академии! Надеюсь, вскоре последуют академические десанты в ?Газпром? и ?Автоваз?, и наша экономика получит мощный инновационный импульс, а Академия ? новый канал внебюджетного финансирования.

Ваш Иван Экономов
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#3   morozov » Пт авг 05, 2011 23:44

Симулякр поддержки науки

19 июля 2011 г. ТрВ ? 83, c. 5, "Бытие науки"
Михаил Родкин
Рубрика: Бытие науки

Один комментарий
661 просм., 46 - за сегодня

Ситуацию с РФФИ на собственном опыте анализирует Михаил Родкин, докт. физ-мат. наук, сотрудник Международного института теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН (МИТП РАН), Москва

К сожалению, в нашем Отечестве в последнее десятилетие непомерно развилась тенденция симуляции формально декларируемых видов деятельности. Такая компонента в работе почти всегда присутствует: надувать щеки и создавать видимость куда легче, чем действительно работать; но до почти полного вытеснения изначальной деятельности все же ранее обычно не доходило. Извращение в особо крупных размерах началось с запрещения тех или иных продуктов питания (как вредных для здоровья) по сугубо политическим основаниям,продолжилось тем, что парламент стал не местом для дискуссий, и достигло апогея развращенности в крышевании преступных группировок прокуратурой. Удобство и одномоментная эффективность использования таких методов (не только для ОПГ, но и для первых лиц государства) неоспоримы, но последствия их использования оказываются разрушительными. Ниже автор хотел бы обратиться к вопросу симуляции поддержки государством фундаментальной науки. В данном случае, ? по линии РФФИ. Не потому, что поддержка науки по линии РФФИ наименее эффективна. Наоборот, это наиболее эффективная в плане отношения результативность/затраты форма финансирования российской науки (формальным подтверждением тому являются результаты анализа цитируемости). Статья инициирована тем, что и в РФФИ в последнее время стали доминировать тенденции ?построения властной вертикали? и ?правильного деления ресурсов?. Со всеми вытекающими последствиями.
Изображение
Рис. И. Кийко

Формально вроде все по-прежнему. Растет разнообразие типов грантов. Это традиционные гранты для малых исследовательских коллективов, издательские проекты, гранты поддержки организации различного рода научных мероприятий и поездок на международные конференции, международные и региональные проекты, программы поддержки молодых ученых. Но во всё большей степени ресурсы РФФИ идут на административно ориентированные проекты по развитию материально-технического обеспечения и фундаментально ориентированные проекты. Специфика таких проектов в том, что выделяемые на них суммы намного больше, а их получателями фактически могут быть только организации или группы, возглавляемые руководителями институтов. В этом нет, может быть, и ничего плохого (кроме определенного искажения изначального смысла РФФИ в смысле способа финансирования науки безотносительно к ее административной структуре). Но на практике ситуация иная.

Ее фундаментальное изменение в том, что не только относительная ценность грантов РФФИ, но даже и их абсолютная величина за последний десяток лет имеют стойкую тенденцию к уменьшению. Они резко снижаются в годы кризиса, но продолжают потихоньку усыхать и в тучные периоды. Если отвлечься от специальным образом ориентированных грантов, то типичная величина финансируемых РФФИ исследовательских проектов упала с некогда почти достигнутого уровня в 500 тыс. руб. до 300 и даже до 200 тыс.

Но дело даже не только в величине грантов. Их использование всё более обставляется такими дополнительными препятствиями, что становится весьма утомительной и унизительной процедурой. Начну с моего опыта совместного проекта с Индией (это еще относительно хороший случай, защищенный какими-никакими международными соглашениями). Изначально декларировалось предоставление фиксированной (равной с индийской стороной) суммы в 500 тыс. руб. в год. Индийская сторона действительно всё время выполнения проекта получала такую сумму и могла ею реально распоряжаться. Но не так у нас. Начнем с того, что суммы были урезаны до 350 и 320 тыс. соответственно. Но и эти урезанные суммы предоставлялись в режиме ?наибольшего неблагоприятствования?. Формально считается, что годовой этап работ по проекту продолжается с апреля по март. Но реально средства поступали на счет института в конце июня, а в ноябре следовало по ним уже полностью отчитаться. Итого: суммы финансирования (по сравнению с индийской стороной и исходными условиями предоставления грантов) уменьшились чуть ли не вдвое, и срок действия проекта также был урезан вдвое. Отсюда целый ряд ограничений даже на сроки планируемых и необходимых для выполнения проекта взаимных поездок в Индию и Россию. Индийские участники проекта не вполне понимали, как это может быть, и склонны были подозревать своих русских коллег в различного рода ?грехах?, что, согласитесь, не очень приятно.

Дальше ? больше. В текущем 2011 г. на начало июля средства по грантам РФФИ еще не поступали (и непонятно, когда придут). С целью дополнительной эффективной задержки этого процесса новое руководство РФФИ оттянуло вопрос о ставшей обязательной регистрации грантов в Центре информационных технологий и систем органов исполнительной власти РФ до июня. Раньше проинформировать об этом руководителей грантов было никак нельзя? Или задержка в переводе денег, ситуация когда деньги длительно отлеживаются в банке, кому-то греет душу (и может не только душу) предпочтительнее? А то, что от этого срываются полевые работы ? не важно? Все же никогда раньше (даже в ?лихих 90-х?) подобных задержек не бывало. Непонятно, регуляризация и совершенствование административно-бюрократической структуры ? это для дела? Или это против дела?

Дальше ? еще больше. Для получения денег требуется предоставление руководителями грантов ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ сметы расходов. Это значит, что в начале июня руководитель гранта должен до рубля предусмотреть расходы по билетам, проживанию в командировках и на приобретение оборудование и расходных материалов в течение всего года выполнения проекта. Все, что не влезет в эту смету, заботливое государство конфискует для иных своих неотложных нужд. Или может эти суммы пойдут на заслуженные премии сэкономившим государственную копеечку чиновникам?

Процедура покупки оборудования так же, насколько это возможно, осложнена. От продавца требуется выдача товара до его реальной оплаты институтом (оплата должна производиться по факту). По своему опыту я не знаю фирмы, которая идет на это. В лучшем случае магазин соглашается ?как бы? отгрузить товар и предоставляют справку, где руководитель проекта подписывается в ?как бы? получении товара. После этого ?по факту получения товара? институт РАН производит оплату, и только после этого группа может получить вожделенный компьютер или принтер. Иногда это происходит уже в следующем году. И это не самый плохой вариант. Многие торговые компании отказываются предоставлять фиктивные справки, что они ?как бы? уже отпустили товар. Это вступает в противоречие с наличием товара на складе и, вообще говоря, наказуемо. В подобных случаях необходимое оборудование приходится покупать за наличные, что с налогами обходится примерно в 1,5 раза дороже. Учитывая, что редкая бумажка предоставляется бухгалтерией и плановым отделом института правильно с первого раза, занимающийся этой приятной процедурой сотрудник еще и поездит между магазином и институтом. Заметим, что даже при безупречной подготовке документов означенная процедура предполагает полдюжины поездок (пересылка документов по факсу, естественно, запрещена). Автор знает это всё не понаслышке, GPS для работы в экспедициях ему пришлось покупать и за наличные, переплачивая в полтора раза. Такова сложившаяся практика, и год от года становится всё хуже.

В сложившихся условиях ценность получения гранта РФФИ для коллективов исследователей, естественно, падает, следует ожидать, что падает и качество оформления заявок и отчетов. Проблематичной постепенно становится и сама возможность реальной работы по проекту. Во всяком случае руководитель проекта лишен уже возможности заметным образом финансово стимулировать работу группы. Хватило бы на командировочные расходы и на покупку текущей техники и расходных материалов (чтобы не обивать пороги администрации с просьбами выделить пачку бумаги, что, согласитесь, не доставляет особого удовольствия, да и не всегда означенную бумагу дадут). Указанные неоправданные организационные проблемы отбивают охоту к такому, еще более-менее эффективному использованию грантов РФФИ; во всяком случае, приобретение сколь либо дорогой и нестандартной техники оказывается практически невозможным. Остается вариант как-то разбросать полученную от РФФИ сумму между активными участниками проекта; и со всеми вмененными налогами эта сумма вырождается в несущественную годовую премию. Вообще говоря, при желании скоро будет не сложно доказать, что декларируемые в проектах планы работ и рабочие группы по 5-10 человек в большинстве случаев реально являются фикциями, и на этом основании и вовсе прекратить их финансирование. Возможно, такое решение оказалось бы последним гвоздем в гроб российской науки.

У сторонников охранительной линии есть дежурное защитное возражение: критиковать легко, а вы скажите, как надо сделать, чтобы это было лучше, но просто и недорого. В данном случае это даже вполне нетрудно. Прежде всего надо поднять моральную ответственность за выполнение проектов (и не только по линии РФФИ, но аналогично и проектов Президиума РАН и всяких других). Для этого все финальные отчеты по проектам должны быть доступны для научной общественности на соответствующем сайте (РФФИ или ином). Здесь имеется в виду не краткий отчет, где в пределах разрешенной полстраницы несложно написать вполне непонятно, а полный отчет со списком опубликованных работ и иных фактических результатов выполнения проекта. В результате может оказаться просто стыдно писать в отчетах откровенную липу.

Что касается относительно больших грантов по материально-техническому обеспечению, то неплохо бы проверить используемость этого оборудования. Не открою, полагаю, тайны, если скажу, что часты случаи, когда дорогое оборудование тешит самолюбие руководителей институтов, но реально используется плохо. Возможно, такая проверка стимулировала бы шаги по лучшему его использованию. Научная общественность (как часть всего гражданского общества) достаточно созрела, чтобы одним неформальным общественным мнением заметно способствовать улучшению климата в российской науке. Наконец, повторю многократно уже декларировашееся ? размеры грантов должны быть резко увеличены. Хотя бы до того относительного уровня, какими они были в 1990-е годы. Гранты должны быть таковы, чтобы за них имело смысл конкурировать реальным малым научным коллективам без административных паровозов. Конечно, крайне желательно было бы использовать независимую международную экспертизу (как это принято почти во всех странах), по крайней мере, для крупных проектов.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#4   morozov » Вс авг 07, 2011 0:36

Зачем нужна фундаментальная наука?

28 сентября 2010 г. ТрВ ? 63, c. 4, "Наука и жизнь"
Зураб Силагадзе, Ксения Филипчук
Рубрика: Бытие науки

13 комментариев
7135 просм., 44 - за сегодня
Изображение
Зураб Силагадзе

В последнее время часто слышишь этот вопрос. Замечательный ответ на него дал Роберт Ратбан Вильсон, первый директор Национальной лаборатории ускорителей им. Ферми (США). Когда в 1969 г. в комссии Конгресса США по атомной энергии обсуждался вопрос о выделении денег на постройку лаборатории им. Ферми и его спросили, какое отношение имеет этот дорогостоящий проект к увеличению обороноспособности страны, он ответил: ?Он имеет отношение только к уважению, с которым мы относимся друг другу, к достоинству человека, к нашей любви к культуре. Он имеет отношение к тому, хорошие ли мы художники и скульпторы, великие ли мы поэты. Я имею в виду все, что мы действительно чтим в нашей стране и к чему испытываем патриотические чувства. Он не имеет ничего общего с непосредственной защитой страны, за исключением того, чтобы сделать страну достойной защиты? [1].
Изображение
Ксения Филипчук

Но в наш меркантильный век ?рыночных ценностей?, когда телевидение и другие СМИ, словно Франкенштейн, порожденный наукой, ?как всепогубляющая саранча, нападают на сердце людей повсюду? [2], оболванивают их и вдалбливают эти сомнительные ?ценности?, боюсь, высокопарные слова Вильсона будут восприняты как еще одно доказательство, что ученые ? всего лишь болтуны и тунеядцы, зря проедают народные деньги, удовлетворяют свое любопытство за государственный счет, думая о том, ?сколько ангелов может танцевать на булавочной головке?? [3], а пользы от них, как со свиньи ? шерсти: визгу много, а обороноспособность страны не обеспечена.

Хотя можно привести ?множество примеров, которые демонстрируют практическую и экономическую пользу фундаментальных исследований? [4], обыватель все равно не понимает, зачем государству вкладывать деньги в дорогостоящие научные проекты, если заранее не известно, какие ?нанотех-нологии? от них получатся.

Хотя такая логика и содержит долю разумного государственного прагматизма, беда в том, что в науке, как правило, заранее не известно, какая практическая польза получится от конкретного научного исследования, и ученые так устроены, что редко подлинно фундаментальные научные исследования, которые потом имели революционные практические последствия, проводились с целью получения материальной выгоды.

?Я всегда следовал своим интересам, не думая ни о том, во что они для меня выльются, ни об их ценности для мира. Я потратил уйму времени на совершенно бесполезные вещи... Мне просто было интересно, как эти вещи устроены? [5]. Эти слова принадлежит К. Шеннону, который умер 1 марта 2001 г. в массачусетском доме для престарелых, забытый почти всеми. И несведущий человек не поверит, что вся современная многомиллиардная индустрия цифровой передачи данных основана на его идеях.

Поиск темной материи, как ни странно, дает хороший пример неожиданного практического выхода фундаментальных научных исследований. Поиск темной материи, безусловно, принадлежит чистой науке, и трудно поверить, что такие чисто академические изыскания могут привести к чему-либо полезному с точки зрения практической жизни. Когда европейские ученые в Гран-Сассо начинали проектирование и постройку криогенного детектора темной материи CRESST, они бы не поверили, что их исследования найдут практическое применение. Но вот что получилось [6].

Детектор был построен, и в 1999 г. начались первые эксперименты. Темная материя чрезвычайно слабо взаимодействует с обычной материей. Поэтому, во-первых, детектор должен быть очень чувствительным, и, во-вторых, фон, например от естественной радиации, должен быть низким, всего лишь несколько событий в сутки. Но CRESST регистрировал, к ужасу экспериментаторов, тысячи событий в час.

Начались разбирательства. После нескольких месяцев лихорадочных поисков, когда было перепробовано множество правдоподобных и не очень гипотез, причина высокой загрузки детектора наконец была найдена.
Изображение
Роберт Вильсон

Детектор представлял собой кристалл сапфира, который крепился с помощью небольших, около миллиметра в диаметре шариков сапфира жестко, чтобы избежать так называемого ?микрофонного эффекта?. Из-за жесткого крепления в местах контакта с шариками в кристалле время от времени возникали трещины, что и регистрировалось как фоновые события. Когда сапфировые шарики заменили на пластиковые, фон сразу упал до ожидаемого уровня. Все вздохнули с облегчением, и, казалось, это конец истории.

Однако несколько лет спустя ученые вдруг осознали, что они имеют уникальный экспериментальный материал по образованию трещин. Так как скорость счета снизилась с тысяч событий в час до нескольких в день, практически все импульсы, записанные ранее, должны были быть обусловлены образованием трещин. И это были многие, многие тысячи событий, записанные с хорошим энергетическим и временным разрешением, в условиях низкого фона. Такая великолепная коллекция наблюдений трещин должна была представлять интерес для кого-нибудь из ученых. Действительно, еще несколько лет спустя, в Финляндии, они нашли соответствующих специалистов и начали анализировать данные.

В результате анализа стало ясно, что криодетекторы дают возможность развить новые технологии для изучения микроразрушений с непревзойденной чувствительностью, в десять миллионов раз выше, чем все предыдущие методы. Это уже уровень одного атома, т.е. можно зафиксировать разрыв всего лишь одной атомарной связи. Следовательно, в процессе изучения темной материи ученые неожиданно получили уникальный инструмент для исследований в материаловедении на уровне нанотехнологий.

Анализ показал, что в статистических свойствах возникновения микроразрушений есть поразительное сходство с землетрясениями. Несмотря на огромную разницу в шкале энергий и большие различия сапфира от земной коры, просматриваются даже количественные совпадения. Это удивительно и является вызовом для теории, так как, возможно, указывает на существование некоторого универсального механизма. Не исключено, что, если мы разберемся в данном механизме, это поможет лучше предсказывать землетрясения.

Это еще не вся история. По счастливому стечению обстоятельств, брат одного из лидеров коллаборации CRESST был микробиологом. Масс-спектрометрия с макромолекулами является ценным и часто используемым инструментом в молекулярной биологии. Но большие молекулы имеют маленькую скорость, и их очень трудно регистрировать обычными методами, которые требуют первичной ионизации в детекторе. Возникла идея для этой цели использовать криодетектор, для которого не важна скорость макромолекулы, а важно только количество выделенной ею энергии в детекторе. В этом смысле макромолекула с энергией 20 кэВ для криодетектора ничем не отличается от электрона с такой же энергией.

Таким образом, простая идея, что 20 кэВ=20 кэВ, привела к производству коммерческих устройств, которые очень перспективны в микробиологии и в медицине [6,7]. Можно привести и другие примеры практической пользы от фундаментальной науки [4], но это не главный ответ на вопрос ?зачем нужна фундаментальная наука??.

На самом деле наличие фундаментальной науки гораздо сильнее влияет на жизнь общества чем это можно предположить чисто из технологических соображений. Дело в том, что фундаментальная наука -это важная часть общей культуры общества. Ее наличие указывает на высокоразвитое общество, на совсем другой уровень образования, мотиваций и жизненных установок членов этого общества. Иначе эту самую фундаментальную науку нельзя привить и культивировать. В примитивном обществе нет фундаментальной науки. Лживое коррумпированное общество не может поддерживать фундаментальную науку. Ее нельзя создать никакими средствами, получится всего лишь ?наука самолетопоклонников?, имитация настоящей науки: ?У тихоокеанских островитян есть религия самолетопоклонников. Во время войны они видели, как приземляются самолеты, полные всяких хороших вещей, и они хотят, чтобы так было и теперь. Поэтому они устроили что-то вроде взлетно-посадочных полос, по сторонам их разложили костры, построили деревянную хижину, в которой сидит человек с деревяшками в форме наушников на голове и бамбуковыми палочками, торчащими, как антенны, -он диспетчер, ? и они ждут, когда прилетят самолеты. Они делают все правильно. По форме все верно. Все выглядит так же, как и раньше, но все это не действует. Самолеты не садятся? [8].

Дело в том, что человеческое сознание, которое определяет поступки, ? дело тонкое. ?Дурак видит не то же самое дерево, которое видит мудрец? (афоризм У. Блэйка). . И от того, каким содержанием наполняется коллективное бессознательное общества, зависит вся жизнь общества. Если из этого коллективного бессознательного изгнана фундаментальная наука, не будет и других проявлений культуры: ?Рейтинг ? это послание тупых тупым. Любую звезду можно сделать популярной, только что это за известность? Вот у Высоцкого был высочайший рейтинг и бешеная популярность. Так этот рейтинг был совершенно особенный, не такой, как сейчас. Рейтинг талантливого человека среди умных людей. Я же присматривался, я видел ? он сам не осознавал масштабов своей популярности. И кто нам его представил? Кто нам его показал? Не он сам. Нам его подарила научная интеллигенция, для которой он начал петь! Эти все люди, которые делали атомную бомбу, эти все люди, которые оружие вырабатывали в борьбе с Америкой в почтовых ящиках, его услышали, записали и ? подарили всем! Потому что рабочий класс, при всем преклонении перед Высоцким сегодня, не мог сразу его ?раскусить?. Это могло сделать только высшее жюри ? молодые люди, ученые, красивые, интеллектуальные. Чьи имена были в американских научных книгах. Которые сейчас живут где-то в Сан-Франциско, потому что уехали. И Высоцкого второго нет ? потому что их тоже нет! Не может появиться второй Высоцкий, если нет такой публики! Как говорится, ?рассмешить могу ? смеяться некому!?

Они создавали и меня, они создавали Окуджаву. Сейчас их нет. Сейчас взамен ученой и интеллигентной публики прибыли администраторы радио, телевидения - порочный народ! Из такой породы ? ?всё ел, всё пил, всех имел?!? (М. Жванецкий) [9].

Для общества опасно, когда министр образования и науки РФ считает, что ?высшая математика убивает креативность? [10]. Вы даже не представляете, насколько это опасно. Высшая математика, конечно, убивает креативность. Некоторое время назад мы смотрели фильм ?Рейд на Энтеббе? о контртерористической операции израильских спецслужб в Уганде, куда террористы посадили угнанный самолет (об этой операции можно прочитать, например, в [11]).

Самым запоминающимся персонажем в этом фильме был угандийский диктатор Иди Амин (в исполнении американского актера Яфета Котто). Легендарный Иди Амин. Вот точно у кого высшая математика не подавляла креативности. До службы в британской армии он вообще был безграмотным. Но ничего, все равно оказался ?не дурее других?. Даже стал президентом Уганды. Правил страной он экстравагантно, на основе откровений, озаряющих его. Провозгласил себя пожизненным президентом Уганды. Присвоил много пышных титулов, таких, как ?Завоеватель Британской империи в Африке вообще, и в Уганде в частности?, ?Король Шотландии? [12], ?Повелитель всех зверей на земле и рыб в море?. Был отменным спортсменом и большим шутником. Например, объявил войну Соединенным Штатам Америки всего лишь для того, чтобы на следующий день объявить себя победителем. Если вы думаете, что угандийскому народу жилось весело при таком эксцентричном правителе, посмотрите биографию Иди Амина [13], чтобы понять, что может случиться в стране, где человеческую ?креативность? не ограничивает высшая математика.

Так мы подходим к основному ответу на вопрос ?зачем нужна фундаментальная наука?? Фундаментальная наука нужна для того, чтобы в один прекрасный день мы, проснувшись, не обнаружили, что нами правит ?Повелитель всех зверей на земле и рыб в море?. Но это, в сущности, тот же самый ответ, что дал Роберт Ратбан Вильсон американскому Конгрессу.

1. A. Silverman. The magician: Robert Rathbun Wilson 1914?2000, CERN Courier, Mar 7, 2000, http://cerncourier.com/cws/article/cern/28180

2. Н.В. Гоголь. Светлое Воскресенье, http://www.pravoslavie.ru/put/biblio/gogol/gogol29.htm

3. З.К. Силагадзе. Сколько ангелов может танцевать на булавочной головке? http://www.scientific.ru/journal/transl ... angel.html

4. C.H. Llewellyn Smith (former Director-General of CERN). The use of basic science http://public.web.cern.ch/public/en/Abo ... e1-en.html

Русский перевод: К. Льювеллин Смит, Чем полезна фундаментальная наука? http://www.jinr.ru/section.asp?sd_id=94

5. Б. Киви. Книга о странном. Гл. 5.4, http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sc ... ivi/22.php

6. L. Stodolsky. Some Practical Applications of Dark Matter Research, http://arxiv.org/abs/0810.4446

7. E Previtali. 20 years of cryogenic particle detectors: past, present and future, http://www.bo.infn.it/sminiato/sm04/pa- ... vitali.pdf

8. Р. Фейнман. Наука самолетопо-клонников, http://www.skeptik.net/pseudo/feynman1.htm

9. М. Жванецкий. Голые женщины страну не спасут! http://www.peoples.ru/art/literature/pr ... tory7.html

10. Фурсенко хочет избавить российских школьников от высшей математики, http://www.rian.ru/society/20090211/161744109.html

11. Ури Дан. Операция ?Энтеббе?, http://lib.ru/MEMUARY/MEADEAST/dan.txt

12. Можно прочитать роман Ж. Фодена ?Последний король Шотландии? http://amphora.ru/book.php?id=1736 или посмотреть одноименный фильм. За роль Иди Амина в этом фильме американский актер Форест Уитакер получил ?Оскара?.

13. Амин Иди. Статья в Википедии,
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#5   morozov » Чт апр 05, 2012 10:49

Выступление М. Гельфанда на конференции РАСН, 24 января 2011 г

13 марта 2012 г.
Михаил Гельфанд
Рубрика: «Троицкий вариант» онлайн

24 января 2012 года в Общественной палате РФ состоялась первая конференция Российской ассоциации содействия науке (РАСН). Публикуем несколько выступлений на этом форуме.

Михаил Сергеевич Гельфанд:

Евгений Павлович начал сегодня с метафоры младенца, который должен издать первый крик. Для этого его шлепают. Я попробую выполнить эту функцию, и констатировать, что российская наука находится в системном кризисе. Этот кризис проявляется сразу на всех уровнях: это отсутствие спроса на науку в той сырьевой экономике, которая у нас имеется; отсутствие спроса на разработки, и тем более, отсутствие спроса на поисковые исследования. Это и отсутствие спроса на образованные кадры, особенно с естестеннонаучным и техническим образованием.

Я несколько лет назад имел довольно продолжительную беседу с одним достаточно высокопоставленным чиновником в Минобрнауки, он фактически отвечает за все конкурсы по НИР и НИОКР. Мы довольно долго разговаривали, начали с некоторой конфронтации, потом стало спокойнее. Он спросил: «Ну хорошо, есть в России компании, которые ваши научные разработки готовы воспринимать и дальше как-то внедрять?» Я ответил: «Наверное, есть, но очень мало, конечно. – А в Америке есть? – Ну, в Америке, конечно, есть. – А Вы говорите, что статьи надо печатать в международных журналах. Вот и пользоваться этим будут там, а не здесь». То есть получается, что любое развитие фундаментальной науки в России, с точки зрения чиновника который именно за это отвечает, – это антигосударственно, это кормление американских компаний на российские деньги.

Второе проявление этого кризиса – это волюнтаризм в принятии решений. Примеров этому очень много, последний можно почитать в свежем номере «Троицкого варианта» (имеется в виду ситуация, сложившаяся в результате передачи ИТЭФ в состав Курчатовского центра – см. «Троицкий вариант – Наука» от 17 февраля 2012 г.). Иногда эти волюнтаристские решения, вроде бы, ведут к чему-то хорошему. Программа мегагрантов, при всех оговорках, все-таки привела к созданию слоя независимых и очень сильных людей, и в этом смысле, по-видимому, была очень полезной.

http://www.youtube.com/watch?v=15PTbVUP ... edded#t=0s

Но в качестве контрпримера, я позволю себе проявить бестактность и отметить – я подозреваю, что никто не знает, как происходило обсуждение мегапроектов в области физики и высоких энергий, большинство из которых приземлились в Курчатовском институте. Не было никакого публичного обсуждения этих проектов, а их бюджет больше, чем, например, бюджет Российского фонда фундаментальных исследований.

И я считаю, кстати, немного забегая вперед, что одна из основных функций будущей организации – это как раз публичное обсуждение вот таких больших мегапроектов государственного уровня.

И третье проявление кризиса – это спазматические попытки реформ без яркого продумывания последствий. Например, та же самая программа мегагрантов – когда она буквально за недели вводилась в действие, никто не думал, что с этими лабораториями будет через два года, когда эта программа закончится.

Пример с другой стороны – я в декабре заполнял вопросник по программе развития развития Российской академии наук на 20 лет, присланный в наш институт из Президиума. И для того, чтоб продумать перспективы моей науки – это биоинформатика, одна из самых активно развивающихся наук – так вот, чтобы понять перспективы развития этой науки на 20 лет, мне была дана неделя. Потом, по-видимому, это было как-то формально суммировано, и было выдано за программу развития, за государственный документ.

Следующая серьезная проблема – это отсутствие нормальной конкурентной среды и системы экспертизы. И это проявляется совершенно по-разному. В Академии наук действует административный ресурс. В Министерстве образования и науки это проявляется, и как общий низкий уровень научной экспертизы, и как существование любимчиков. Я в свое время ради интереса посмотрел статистику Калининградского университета имени И.Канта. Он, по-моему, не проиграл ни одного конкурса, в котором участвовал.

И это прямая коррупция. Скажем, есть такая организация Академинторг, которая работает как посредник и продает приборы институтам РАН с большой накруткой. Про конкурсы МОН тоже есть очень забавные истории, когда выигрывает ничтожная фирма, создавшаяся только что, и потом просто приходит к проигравшей академической группе, и предлагает им сделать ту же самую работу за полцены. Я вижу, что кто-то люди кивают – по-видимому, многие с этим сталкивались.

Все это приводит, в частности, к быстрой деградации даже тех проектов, которые хорошо начинались. Федеральная целевая программа «Кадры» задумывалась как средство поддержки активно работающих, конкретных научных групп, и за три года своего существования, она полностью деградировала. Там уже практически не осталось механизмов поддержки научных групп, оттуда выкачали средства на развитие университетов целиком. Прежние широкие конкурсы – а при старте этой программы конкурсы объявлялись по молекулярно-клеточной биологии вообще, по общей биологии вообще, по математике вообще – прекратились, теперь конкурсы как правило выпиливаются лобзиком под конкретную группу, которая должна этот конкурс выиграть.

То же самое мы наблюдаем в РФФИ. Есть «замечательная» программа ориентированных фундаментальных исследований междисциплинарных, ОФИ-М, в которой можно просто при объявлении конкурса написать, кто должен выиграть этот конкурс. А список тем, по-моему, биекцию со списком членов совета РФФИ. Во втором раунде, в 2011 году, это было не совсем так, есть все-таки отдельные исключения, но в целом это так.

С другой стороны, происходит резкое повышение бюрократической науки на реально работающих ученых. В РФФИ долго отчетность была разумная, но и там все портится, скажем, уже требуется подробная смета в начале года. Я не могу в марте знать, примут мой доклад на конференцию, которая пройдет в октябре, или нет. А от меня требуют подробно расписать затраты на билеты, гостиницу, оргвзнос, и все по разным графам.

Придуманы абсолютно нелепые индикаторы в среднесрочной программе РФФИ, я не знаю, многие ли из присутствующих его читали, но для интереса можно посмотреть. Предлагается, например, чтобы 60% исполнителей были 39 лет и младше, суммарно, со степенями и без, а 34% фундаментальных исследований по завершении проекта должны уходить на опытно-конструкторские разработки. Даже не на НИР, а на опытно-конструкторские уже. Я не знаю, кто это сочинял. И все это происходит на фоне резкого уменьшения бюджета того же РФФИ.

Точно такая же ситуация в Минобрнауки. Там – отчеты, десятки форм минимум два раза в год, я думаю, многие из присутствующих их писали. Министерство из-за отсутствия экспертизы не может выбрать достойных победителей, и наблюдая, что происходит что-то не то, пытается обложить тех, кто эти средства получает, большим количеством бумажек, чтобы невозможно было ничего пустить налево.

Так ведь настоящие ученые налево деньги не пускают. Ученый, который получил грант – он не будет себе на него покупать Мерседес, он себе приборы купит. На митинге ученых на Пушкинской площади в Москве, 13 октября 2011 года один из основных лозунгов был – «У себя не украдем». А кто хочет украсть, тем эти формы не мешают.

Все это приводит к моральной деградации самого научного сообщества. Это усталость от попыток реформ, потому что реформы проваливаются и обычно приносят лишь написание лишних бумажек. Это неприятие всего нового. Это очень сильная ностальгия по условно великой советской науке, когда вроде бы все было хорошо и денег всем хватало. Это отсутствие гамбургского счета, это потеря института научных репутаций.

Это потеря независимости и полная утрата сопротивляемости, что ведет, например, к тем же самым сложностям с экспертизой. Я занимался экспертизами молодежных проектов в Московском университете, сейчас, осенью, и я столкнулся с тем, что в отдельных науках люди говорят: «Этот проект очень плохой, но отзыв я писать не буду. – Я говорю, – У нас анонимная экспертиза, мы отзывы возвращаем, но не показываем имен экспертов никому. – Они говорят, – А вдруг как-то протечет, что это я писал, нет, я лучше не буду. Но вы имейте в виду, что проект плохой, – Я говорю – Мы же возвращаем отзывы заявителям, я не могу просто написать, что грант не дадим, потому что проект плохой, без всякого обоснования». А иногда совсем позорные истории происходят, как например визит группы академиков к Петрику. И как раз тот вице-президент, который особо отличился в похвалах этому персонажу, а потом сказал, что он так шутил, теперь председатель комиссии по оценке академических институтов.

Теперь предложения, которые из этого, как мне кажется, следуют. Я думаю, что Ассоциация должна сформулировать, зачем государству нужна наука. Это вещь, которая на самом деле совершенно не очевидна. Есть одно, что понятно всем – вот ученые что-то такое придумают, а потом инженеры что-то такое сделают, и у нас получатся новые чайники лучше, чем в Японии – это цитата тоже, это не я придумал. По-моему, автор этого высказывания сейчас замминистра.

Надо объяснять, что наука нужна не только для открытий, которые переходят в разработки, что это на самом деле процесс длительный, фундаментальная наука – это не «производительная сила», как нас учили, она именно что закладывает фундамент. Кроме того, она нужна для подготовки кадров высшей квалификации, в том числе для инновационных областей, для экспертизы государственных проектов, для отслеживания мировых тенденций. Трагедия начнется не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature. И наука, в конце концов, есть элемент государственного престижа.

Следующее, за что следует бороться – это гласность и открытость, особенно при обсуждении больших таких проектов, которые оттягивают на себя заметную долю научного финансирования. РАСН вполне может стать площадкой для таких обсуждений. По-видимому, нужна аттестация учреждений научных и лабораторий, потому что сейчас у нас полимиллиона ученых, но мы на самом деле не знаем, сколько из этих ученых реально работают.

В принципе, это не так сложно сделать. И деньги на это есть, если вспомнить про колоссальный бюджет Минобрнауки на мониторинг, форсайт и всякие такие мероприятия. Только опять-таки, это не должно превращаться в сбор очередных бессмысленных форм, как сейчас в РАН, когда собирется масса разнообразной невнятной статистики, а потом все институты объявляются передовыми и лидирующими в мире.

Необходимо развитие грантовой системы и параллельно с этим – снижение бюрократической нагрузки. Крайне существенная вещь – это повышение мобильности, особенно молодых ученых. В Москве это не так критично, а для городов, где всего есть 2-3 института и университета, это на самом деле вещь абсолютно необходимая. Надо существенно облегчить создание новых групп, потому что классическая российская система, когда человек становится завлабом, когда умирает предыдущий завлаб, а до этого 50 лет ждет – так нельзя. Современные молодые люди так жить не согласны.

И, несомненно, науке необходима интеграция с высшим образованием. Система, когда лаборатории отдельно, а аудитории отдельно – в современном мире не работает. Только надо хорошо продумывать, как это делать, потому что существующий подход – тупой перенос финанирования из Академии в университеты – не работает совершенно.

Что из этого следует непосредственно для Ассоциации? Во-первых, у меня есть совершенно техническое предложение. Уже упоминалось, что надо привлекать к работе молодых людей. У нас уже сейчас в списках членов ассоциации есть молодые люди, которые все прошлое лето, как на работу ходили в Минэкономразвития и занимались тем, что прожимали правильную формулировку поправки в 94 Федеральный закон, которая выводит из-под конкурсов покупку приборов и расходников за грантовые деньги. Это ребята из Московского университета и из институтов РАН, я троих из них лично уговорил подать заявления. Их очень полезно было бы не отпугнуть и привлечь остальных.

Я уже говорил про программу мегагрантов, и то, что в результате ее сложился слой абсолютно независимых людей, которые на встрече с президентом инициировали принятие этих поправок к 94-му закону. Мне бы казалось очень полезным наладить контакты с теми из них, кто интересуется не просто наукой, но и судьбой науки в России, и попробовать их уговорить, что то, что здесь происходит – это не очередной бюрократический, или общественно-бюрократический выверт, а что-то более серьезное. Они люди крайне недоверчивые, но некоторые из них все-таки поддаются на уговоры.

И есть вещи, которые, мне кажется, надо вынести на общественное обсуждение, и как раз дело Ассоциации этим заняться. Потому что в научном сообществе по некоторым проблемам есть существенные разногласия, они должны быть сделаны явными и обсуждены.

В частности, это вопрос о соотношении гарантированного и грантового финансирования. Есть сметная система, у нас – основная, есть практически не существующее в России, кроме РФФИ, грантовое финансирование, и есть абсолютно разные точки зрения по поводу того, каково должно быть соотношение одного и другого. Кто-то любит германскую модель, даже французскую скорее, такую социалистическую, с учеными как государственными служащими с гарантированной зарплатой, кто-то любит американскую модель, когда ученый получает деньги за преподавание, а науку делает на гранты, которые выигрывает по конкурсу. Это проблема, которая должна быть обсуждена, тут есть разные точки зрения в сообществе.

Вопрос о том, нужны ли российской науке сейчас мегапроекты. Может быть, в том состоянии, в котором мы находимся, надо не сочинять очередной спутник, который все равно упадет, и не накачивать деньги в мега-нано-био-инфо-когни неизвестно что. А вместо этого существенно увеличить бюджет РФФИ, разумеется, с одновременным улучшением самой процедуры и руководства РФФИ. Организовать еще фонды. И поддерживать относительно недорогую науку, которая еще сохранилась. В России еще есть некоторое количество, не очень большое, групп, которые работают на мировом уровне. Эти группы просто-напросто надо не потерять – это неотложная, на самом деле, задача.

Надо обсуждать вопрос об интеграции науки и образования, и о том, нужен ли перенос науки в университеты. Сейчас это решается просто закачиванием колоссальных денег в университеты с надеждой, что если все залить золотом, то наука оттуда когда-то прорастет – совершенно не очевидно, что это произойдет. Я думаю, что все разделяют ту точку зрения, что, наука с высшим образованием должна быть тесно интегрирована, но в какой форме это должно происходить – это предмет обсуждения. По этому поводу в сообществе также есть очень разные точки зрения.

Вещь, которую полезно понимать – что Ассоциация на самом деле создается не на пустом месте. Я уж не говорю про Санкт-Петербургский союз ученых, но, скажем, был в свое время – он и сейчас есть, но только выродился – такой Совет по делам научной молодежи при президентском Совете по науке и технологиям. Первый доклад этого молодежного совета содержал некоторый вполне внятный план реформирования российской науки целиком. Были продуманы совершенно конкретные меры, вплоть до примерных оценок, сколько времени это займет.

Это был 2007 год, пять лет назад. Этот доклад до сих пор абсолютно актуален во всех главных пунктах. Было бы полезно в какой-то момент его посмотреть, и его авторы – это были молодые люди, не все из них уехали, и все живы, к счастью. Спасибо, я закончил.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
zblsv
Сообщения: 800
Зарегистрирован: Пт сен 25, 2009 3:59
Откуда: Иваново

Re: Российская наука

Номер сообщения:#6   zblsv » Чт апр 05, 2012 17:56

morozov писал(а):Зачем нужна фундаментальная наука?

28 сентября 2010 г. ТрВ ? 63, c. 4, "Наука и жизнь"
Зураб Силагадзе, Ксения Филипчук
Зачем не нужна фундаментальная наука
Если полистать СМИ, и уж тем более поскрести по Сети, то можно найти подозрительно много материалов на тему зачем нужна фундаментальная наука и чем же она занимается. В целом все они подозрительно дружно проводят одну и ту же линию, как например тут: http://trv-science.ru/2010/09/28/zachem ... aya-nauka/ Игорь Иванов тоже например, говоря о пользе науки заводит всё ту же шарманку: http://igorivanov.blogspot.com/2005/07/blog-post.html Да что там, устанешь перечислять ссылки на эту лирику. Я считаю, что такая манера отвечать на вопрос — это, конечно же, вражеская попытка выработать у народа стойкое отвращение к фундаментальной науке. Диверсанты информационных войн в действии, так сказать. (...)
Слова уносит ветер...

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#7   morozov » Чт апр 05, 2012 18:55

Что бы было о чем говорить процитирую Игоря Иванова к которому очень хорошо отношусь.
среда, Июль 06, 2005
О том, зачем нужна наука
Я для себя придумал такую аналогию.
Наука для человечества -- это примерно как физическая бодрость, здоровье для человека, помогающая справляться с непредвиденными препятствиями.

Поясню.
В современном (западном) обществе человек зачастую может жить в свое удовольствие, не прикладывая особых физических усилий. Он может ездить на работу, домой, по магазинам на машине, подниматься на лифте, а не по ступенькам, никогда не бегать, может не выполнять физический труд. Возможные недомогания лечить по мере возможностей лекарствами. В такой ситуации вполне естественным выглядит нежелание заниматься зарядкой и вообще напрягать организм каким-либо образом: холодный душ, длинные пешие прогулки, подвижные развлечения и т.д -- все это кажется бесполезным. Для приятной размеренной жизни это не требуется.

Однако в такой ситуации человек теряет минимальную физическую форму для непредвиденных ситуаций, которые случаются даже при самой размеренной жизни. Пришлось вдруг срочно подняться на два этажа выше -- и в ушах шумит, голова кружится. Не заметил ступеньку -- растяжение связок. Отрубился, например, кондиционер в машине -- и жара доводит до околообморочного состояния. В общем, человек теряет адаптацию, способность справляться с переменчивыми условиями.

Аналогичную роль выполняет наука для человечества. В спокойном благополучном состоянии, когда равновесие поддерживается само собой за счет старых достижений, занятие наукой может показаться абсолютно бессмысленной растратой сил общества. И лишь когда переменчивый окружающий мир (не только природа, не только катаклизм, но и просто неуправляемое развитие самого общества) вдруг "вдарит", вот тогда может оказаться, что без фундаментальной науки потерялась способность справляться с такими препятствиями, находить выход из кризиса.

(На всякий случай поясню: ученые, как правило, занимаются наукой вовсе не ради этой общечеловеческой идеи. Они занимаются, потому что это жутко интересно. Я лишь говорю, почему наука полезна для общества.)
Позволю себе не согласиться с этим мнением и другими мнениями. Все это важно и без фундаментальной науки не будет науки вообще (о чем сказал Миша Гельфанд), а следовательно не будет новых лекарств и примочек... без которых остановится прогресс.

Главное не это хотя, конечно важно победить болезни и улучшить аромат туалетной бумаги. Главное то что человек без фундаментальной науки уподобляется жирному кастрированному коту, нажравшемуся вискаса и наблюдающего телевизор.

Немощь недоучек, отсутствие интереса к окружающему миру и не способность сложить два и два. В этом направлении развивается современное общество... к сожалению.

"Самая прекрасная вещь, которую мы можем испытать — это тайна. Именно она — источник настоящего искусства и науки. Того, кому чужды эти эмоции, кто уже не может удивляться и замирать в благоговении, можно считать мертвецом : глаза его закрыты. Проникновение в тайну жизни, сопряженное со страхом, дало толчек для возникновения религии. Знать, что непостижимое действительно существует, проявляя себя через величайшую мудрость и самую совершенную красоту, которую наши ограниченные способности могут постичь только в самых примитивных формах, — это знание, это чувство и служит основой настоящей религиозности."

Альберт Эйнштейн

лучше не скажешь!
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
zblsv
Сообщения: 800
Зарегистрирован: Пт сен 25, 2009 3:59
Откуда: Иваново

Re: Российская наука

Номер сообщения:#8   zblsv » Пт апр 06, 2012 19:42

morozov писал(а):Главное то что человек без фундаментальной науки уподобляется жирному кастрированному коту, нажравшемуся вискаса и наблюдающего телевизор.
Теперь я заменю в этой фразе понимание фундаментальной науки как "части культуры" на понимание как "средства производства".
Для этого я "научный работник" заменю на "дворник".
Вот, тогда это будет звучать так: главное, что без дворников человек уподобится скоту, который привык, где ест, там и гадить.
Думаю, так проще понять, что, как скотское состояние не имеет никакого отношения к работе дворников, так и мещанство не имеет никакого отношения к образованию и тем более к фундаментальной науке.
Слова уносит ветер...

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#9   morozov » Пт апр 06, 2012 19:56

Не в обиду. Рад буду ошибиться.

Ваш пост отличный пример алогичных рассуждений обывателя, презирающего труд дворников и людей науки.
Пробел в образовании, а именно в фундаментальном, конкретно в математике.

Типичное рассуждение фрика: ученые быдло, ремесленники не способные его понять гениальные идеи....

Впрочем нет ничего нового
......Я узнал, кто его и учители. Вижу наперед, какому грамотею ему быть надобно, учася у Кутейкина, и какому математику, учася у Цыфиркина. (К Правдину.) Любопытен бы я был послушать, чему немец-то его выучил.
Г-жа Простакова. Всем наукам, батюшка.
Простаков. Всему, мой отец. Митрофан. Всему, чему изволишь.
Правдин (Митрофану). Чему ж бы, например?
Митрофан (подает ему книгу).
Вот, грамматике.
Правдин (взяв книгу). Вижу. Это грамматика. Что ж вы в ней знаете?
Митрофан. Много. Существительна да прилагательна...
Правдин. Дверь, например, какое имя: существительное или прилагательное? Митрофан. Дверь? Котора дверь?
Правдин. Котора дверь! Вот эта.
Митрофан. Эта? Прилагательна.
Правдин. Почему ж? Митрофан.
Потому что она приложена к своему месту. Вон у чулана шеста неделя дверь стоит еще не навешена: так та покамест существительна.
Стародум. Так поэтому у тебя слово дурак прилагательное, потому что оно прилагается к глупому человеку?
Митрофан. И ведомо.
Г-жа Простакова. Что, каково, мой батюшка?
Простаков. Каково, мой отец?
Правдин. Нельзя лучше. В грамматике он силен.
Милон. Я думаю, не меньше и в истории.
Г-жа Простакова. То, мой батюшка, он еще сызмала к историям охотник.
Скотинин. Митрофан по мне. Я сам без того глаз не сведу, чтоб выборный не рассказывал мне истории. Мастер, собачий сын, откуда что берется!
Г-жа Простакова. Однако все-таки не придет против Адама Адамыча. Правдин (Митрофану). А далеко ли вы в истории?
Митрофан. Далеко ль? Какова история.
В иной залетишь за тридевять земель, за тридесято царство.
Правдин. А! так этой-то истории учит вас Вральман? Стародум. Вральман! Имя что-то знакомое.
Митрофан. Нет. Наш Адам Адамыч истории не рассказывает; он, что я же, сам охотник слушать.
Г-жа Простакова. Они оба заставляют себе рассказывать истории скотницу Хавронью.
Правдин. Да не у ней ли оба учились и географии?
Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?
Митрофан (тихо матери). А я почем знаю.
Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.
Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.
Г-жа Простакова (Правдину). Как, батюшка, назвал ты науку-то?
Правдин. География. Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.
Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.
Г-жа Простакова (Правдину). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет.
Правдин. Описание земли.
Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?
Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.
Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это-таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.
Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.
Г-жа Простакова. Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что- нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю, покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! Каково это?
Стародум. Препохвально. Надобно быть Скотинину, чтоб вкусить такую блаженную картину.
Скотинин. Да коль доказывать, что ученье вздор, так возьмем дядю Вавилу Фалалеича. О грамоте никто от него не слыхивал, ни он ни от кого слышать не хотел. А какова была головушка!
Правдин. Что ж такое?
Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею* , и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли ворота?
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#10   morozov » Сб апр 07, 2012 1:07

zblsv писал(а):Было бы смешно, да ведь дураки искренне думают, раз филармонию и музеи государство на халяву содержит, то и их должно так же на халяву содержать, они ж тоже "часть культуры".
Конечно должно, что б не оказаться в заднице... не дураков конечно, для этого есть фонды, которые держат их в напряжении. Требуется результат, а будет ли он "бесполезным" или кто-то на нем бабки заработает это уже дело десятое. Никто ни ждет от коллайдеров и исследования фонового излучения прибыли. Прибыль в другом - понимании и ничего больше не требуется....
Между прочим небольшие фирмы и корпорации позволяют себе финансировать фундаментальные исследования, это престижно и демонстрирует возможности технологий. Нобелевские премии и просто фундаментальные результаты единственный профит этих изысканий. Это началось не сейчас Габор и Казимир работали в мелких фирмочках.
zblsv писал(а): Никто на науку не наезжает.
Может быть... только засунули в задницу, месте с образованием.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
zblsv
Сообщения: 800
Зарегистрирован: Пт сен 25, 2009 3:59
Откуда: Иваново

Re: Российская наука

Номер сообщения:#11   zblsv » Сб апр 07, 2012 1:31

morozov писал(а):Прибыль в другом - понимании и ничего больше не требуется....
Верно; понимание и есть конечная продукция фундаментальной науки.
Так каким же нужно быть, извините, чудаком, чтобы говорить, что учёный ради лишь собственного любопытства работает, не понимая, кому и где его понимание нужно?
Это ж как далёким от научной-то кухни нужно быть, чтоб такое вещать да на полном серьёзе?
morozov писал(а):Между прочим небольшие фирмы и корпорации позволяют себе финансировать фундаментальные исследования
Я знаю пример, как биржа финансировала фундаментальные исследования в обрасти нейрокомпьютеров.
Слова уносит ветер...

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#12   morozov » Сб апр 07, 2012 19:06

Я знаю несколько примеров когда работники фирм получали нобелевские премии. Это конечно Габор. Который изобрел бесполезную тогда голографию. По овети ее надо было поделить Денисюком, который сделал независимо другую разновидность голографии и тоже до изобретения лазера. И таких случаев (не присуждения) было многовато...
Из того что помню интересно признание работника Дженерал Электрик, инженера по образованию, которого пригласили и сказали "занимайся наукой" и в результате эта группа получила нобелевскую премию, не помню за что... Ну, и конечно работники IBM Бендоц и Мюллер отрывшие ВТСП, над разгадкой природы которой бьются уже более двадцати лет. Ну а по части "бесполезности" открытий примеров тьма. Хотя бывают открытия, которые сразу делают переворот в технике, например гигантский магниторезистивный эффект.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Ущеко.В
Сообщения: 116
Зарегистрирован: Чт сен 02, 2010 14:43
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#13   Ущеко.В » Пн апр 09, 2012 9:05

morozov писал(а):
zblsv писал(а):Было бы смешно, да ведь дураки искренне думают, раз филармонию и музеи государство на халяву содержит, то и их должно так же на халяву содержать, они ж тоже "часть культуры".
Конечно должно, что б не оказаться в заднице... не дураков конечно, для этого есть фонды, которые держат их в напряжении. Требуется результат, а будет ли он "бесполезным" или кто-то на нем бабки заработает это уже дело десятое. Никто ни ждет от коллайдеров и исследования фонового излучения прибыли. Прибыль в другом - понимании и ничего больше не требуется....
Между прочим небольшие фирмы и корпорации позволяют себе финансировать фундаментальные исследования, это престижно и демонстрирует возможности технологий. Нобелевские премии и просто фундаментальные результаты единственный профит этих изысканий. Это началось не сейчас Габор и Казимир работали в мелких фирмочках.
zblsv писал(а): Никто на науку не наезжает.
Может быть... только засунули в задницу, месте с образованием.
Позвольте заметить, не только науку, а и всех жителей совместно.
Науку «на десерт» засовывали…

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 32440
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: Российская наука

Номер сообщения:#14   morozov » Пн апр 09, 2012 14:41

Эксперты о науке и политике

Газета «ТрВ-Наука» обратилась к известным российским ученым с тремя вопросами:

1. Стоит ли ждать крупных научных прорывов в вашей области науки в 2012 году? Если да, то каких?

2. Какова наиболее актуальная проблема науки в России на сегодняшний день, на Ваш взгляд?

3. Оказывают ли политические события в нашей стране влияние на Вашу работу?

Публикуем поступившие ответы.
* * *
Изображение
Николай Решетихин, математический физик, докт. физ. -мат. наук, профессор факультета математики Калифорнийского университета (США), профессор Института математики Университета Амстердама (Нидерланды), бывший сотрудник СПб отделения Математического института РАН

1. В математической физике нужно ожидать много очень интересных развитий. Например, всё больше становится понятна математическая структура квантовой теории поля. В этой области следует отметить постоянный прогресс в интегрируемых моделях квантовой теории поля, включая конформную теорию поля, и применение интегрируемых методов в теории струн.

Среди имен российских и бывших российских ученых, за работами которых я буду следить в этой области, сразу приходят в голову: Владимир Казаков, Ринат Кашаев, Павел Мнев, Никита Некрасов, Андрей Окуньков, Станислав Смирнов, Федор Смирнов, Леон Тахтаджян, Самсон Шаташвили. Конечно, этот список далеко не полон и отражает лишь мои научные интересы (а также пробелы в памяти).

2. Мне кажется, что актуальных проблем науки в России по крайней мере две. Первая — это непонимание (или нежелание понимать) руководством страны и Академией наук структурных проблем организации науки и того, как с ними работать. Конечно, есть и успешные проекты. На мой взгляд, мега-гранты были правильным решением (в целом) с успешным внедрением этой идеи. Я надеюсь, что ситуация в науке изменится к лучшему. При этом не то чтобы не хватало россиян, которые понимают эти проблемы достаточно хорошо. Вопрос в том, кого власть слушает, а кого нет.

Вторая главная проблема — это всё то же самое в области образования. Если настоящая ситуация в образовании будет продолжаться, то науки в России не будет. Например, когда окончательно уйдет поколение преподавателей, учивших наше поколение, картина существенно изменится к худшему. А это, к сожалению, произойдет в течение следующих 5-6 лет. Единственный способ выйти из этого кризисного положения — это платить хорошие зарплаты молодым людям, которые публикуются в хороших международных журналах. Стратегия должна быть направлена на поддержку и отбор талантливых людей, а не на дорогое оборудование.

3. На работе политические события в России пока не сказываются, и надеюсь, что они не будут настолько драматичными, что будут сказываться. Конечно, мне совсем не безразлично то, что происходит сейчас в стране. К сожалению, есть очень неприятные исторические ассоциации. Особенно в связи с прошедшими выборами в парламент и выборами президента. Приходит в голову параллель между политикой Николая II по отношению к конституционной монархии, принципы которой он ясно высказал во время коронации, и политикой администрации Путина. В первом случае хорошо известно, куда привела такая политика Россию, Николая II и его семью. Глупо обвинять большевиков в том, что они смогли захватить власть, обвинять нужно тех, кто привел к этой ситуации. То же самое произошло недавно на Ближнем Востоке. В нашем случае, по-моему, появились первые серьезные признаки того, что политика концентрации власти заводит страну в политический тупик. Как известно, в истории безболезненных выходов из таких тупиков нет. Лучше туда просто не ходить, а планомерно создавать общество с работающей демократической политической системой.
* * *
Изображение
Сергей Гуриев, экономист, докт. эконом. наук, канд. физмат. наук, ректор, профессор Российской экономической школы

1. Я бы предпочел не отвечать на этот вопрос. Открытия трудно прогнозировать на год вперед. Скорее можно говорить о трендах на 5-10 лет вперед.

2. Изоляция от мировой науки.

3. Труднее привлекать и удерживать ученых (как российских, так и иностранных) для постоянной работы в России. Впрочем, протесты показывают, что застоя не будет: либо власть изменится, либо будет заменена.
* * *
Изображение
Владимир Ядов, социолог, докт. философ. наук, профессор, декан факультета социологии Государственного академического университета гуманитарных наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН

1. Как правило, крупным открытием в социологии считается предложение некоторой новой теории, появление каковой предсказать затруднительно.

Из социологических концепций, которые показались мне наиболее значимыми за последнее время, наибольшее впечатление производит развиваемая американским профессором Джефри Александером культуральная теория. Он, в частности, пишет, что такая социология «может быть столь же практичной и критической, как и материалистическая социология». В центр методов культуральной социологии помещают коллективные эмоции и идеи людей, так как представляется, что часто «именно эти субъективные и внутренние чувства управляют миром».Такой подход великолепно объясняет последние события на площадях Москвы и других городов. Именно чувства и представления людей об организации выборов разделяют граждан России и побуждают часть из них демонстративно выразить свое отношение к ним.

2. В социально-экономическом блоке наук «кричащая» проблема такова: как сократить глубокий разрыв между бедными и малоимущими гражданами (примерно 60% населения) и богатыми и сверхбогатыми.

3. Несомненно, политические процессы и события влияют на работу социологов: они образуют значительную долю общего проблемного поля нашей области знания.

По обыкновению закончу анекдотом, расскажу один из эстонских, более или менее подходящий к нашей ситуации. Корова плывет по реке и кричит парню с удочкой: «Эй, пойка (парень), какой берег правый и какой левый?» Тот отвечает, что ловит рыбу на левом берегу. Через короткое время корова плывет в обратную сторону и снова задает свой вопрос. Парень снова объясняет, и так повторяется много раз. Наконец, корова проплывает молча. Рыбак спрашивает: «Поняла теперь?». Корова: «Ой, я уже такая пьяная, что мне все равно».

Не хотелось бы, чтобы гражданам стало безразлично, что далее будет делать президент нашего государства. Надо сохранять трезвость в оценках его действий и реагировать соответственно.
* * *
Изображение
Дмитрий Дьяконов, докт. физ. -мат. наук, зав. сектором Петербургского института ядерной физики, профессор Санкт-Петербургского академического университета

1. Все ждут «запланированное» открытие на Большом адрон-ном коллайдере (БАК) в Женеве -так называемый «бозон Хиггса» с массой в 135 раз больше протона. С одной стороны, то, что и так ожидают,— вроде и не открытие, но, с другой стороны, остается шанс, что бозона Хиггса нет или он есть, но не с теми массой и свойствами, как ожидают. Тогда будет по-настоящему интересно.

Кроме того, если его всё же обнаружат таким, как ожидается, — это тоже будет важным шагом в познании природы на самом фундаментальном, микроскопическом уровне. Значит, будут отметены альтернативные возможности, и мы завоюем еще один рубеж, чтобы двигаться дальше.

На самом деле, на БАКе чуть ли не каждую неделю обнаруживается что-то новое, что мы еще не знали. Но публике, конечно, подавай «Хиггса», о котором весь мир наслышан.

2. Угасание науки в России и большое число личностей, которые этому в убыстряющемся темпе способствуют.

3. Оказывают.
* * *
Изображение
Евгений Шеваль, канд. биол. наук, старший научный сотрудник НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского МГУ

1. Говорят, что чем дальше полученный результат от ожидаемого, тем ближе он к Нобелевской премии. Поэтому очень хочется надеяться, что в 2012 году произойдет что-то неожиданное, что даже и вообразить сейчас сложно. Последние годы меня не расстраивали. Клеточная биология развивается бурно

и непредсказуемо. Этот раздел науки является благодатным полем для работы. Как мне представляется, сейчас намечается серьезный прогресс сразу в нескольких областях клеточной биологии (исследования механизмов формирования клеточных структур, клеточные технологии, исследования механизмов развития опухолей). Но предсказывать какие-либо сроки я не возьмусь.

2. Состояние науки в России проще всего оценить по тому унынию среди ученых, с которым в последнее время приходится сталкиваться все чаще и чаще. И это уныние объективно становится тормозом при попытках решить хотя бы малую часть из имеющихся проблем. Да, есть совершенно чудовищная забюрокраченность, массовый отъезд молодых и перспективных сотрудников из России, отсутствие грантовой системы с хотя бы относительно честной экспертизой, отсутствие перспектив карьерного роста, проблемы с таможней, проблемы с закупками... Перечислять можно до бесконечности, и это всё правда, пугающая правда.

Но страшнее всего становится тогда, когда кто-то проявляет инициативу и берется на свой страх и риск решить хотя бы одну, пускай маленькую и не главную проблему, а окружающие или не поддерживают его, или, что еще хуже, начинают активно вставлять палки в колеса. И аргумент в таких случаях один: «Всё равно ничего из этого не выйдет, будет только хуже». Но хуже будет, только если ничего не делать. Пора просыпаться, если мы не хотим, чтобы в какой-то момент о российской науке сказали, что она уже мертва.

3. Для меня очевидно, что жить в России и пытаться полностью изолировать себя от ее забот и тревог — путь абсолютно тупиковый. В конечном итоге наука — неотъемлемая часть страны. По частным проблемам внутри научного сообщества можно совершенно точно описать всё, что происходит во всей стране. Решение многих общегосударственных проблем могло бы активизировать и решение научных проблем, и, наоборот, решая наши частные проблемы, можно индуцировать изменения в рамках всего государства. Но, тем не менее, наука остается для меня главным жизненным приоритетом, а потому сосредоточиться на ней мне может помешать только отсутствие необходимого реактива, но никак не какое-то политическое событие. К несчастью, первое случается чаще, чем второе.
* * *
Изображение
Дмитрий Вибе, астрофизик, докт. физ. -мат. наук, ведущий научный сотрудник, зав. отделом физики и эволюции звезд Института астрономии РАН

1. Ждать крупных прорывов стоит всегда. Я думаю, что потенциал природы по части одаре-ния нас прорывами далеко еще не исчерпан. Иное дело, что вряд ли стоит ожидать их именно в 2012 году. Может ли быть таким уж крупным прорыв, наступление которого можно спрогнозировать с точностью до нескольких месяцев?

Предпосылки есть, конечно. В прошлом году начал работать интерферометр субмиллиметрового диапазона ALMA; в этом году на нем разворачиваются полномасштабные научные наблюдения. Весь год на орбите у Меркурия будет работать КА «Мессенджер». Наконец, в августе на Марс прилетит Mars Science Laboratory.

2. Не думаю, что буду очень оригинален. Во-первых, это недостаточное финансирование, отсутствие внятной глобальной системы его распределения и во многих случаях отсутствие нормальной возможности потратить полученные средства. Последнее хочется особо подчеркнуть: понятно, что денег дают мало и дают не тем, но и дать умеют так, что лучше бы не давали. Во-вторых, это отсутствие систематической пропаганды науки и попустительство пропаганде всяческой ахинеи, наподобие пророчеств майя. Очень печально, что масштаб второй проблемы сильно недооценивается. Решение первой проблемы— это работа на настоящее. Решение второй проблемы — работа на будущее. Если не работать на будущее, то и с настоящим тоже можно особо не убиваться.

3. Я по натуре консерватор. То есть я не то чтобы «за стабильность», но и изменения ради изменений меня тоже не привлекают. Поэтому за политическими событиями я наблюдаю довольно отстраненно.
* * *
Изображение
Ревекка Фрумкина, психолингвист, докт. филол. наук, главный научный сотрудник Института языкознания РАН

1.В моей области прорывы если и бывают, то осознаются сильно postfactum.

2. Желающему продолжать быть ученым локти стали нужнее, чем голова.

3. Оказывают.
* * *
Изображение
Михаил Кацнельсон, эксперт в области физики конденсированного состояния и наноструктур, докт. физ. -мат. наук, профессор Университета Радбауда (Нидерланды)

1. Ну, крупные научные прорывы — это не каждый год. И если их можно ожидать, они, по определению, не научные. Научная задача — это которая неизвестно — имеет решение или нет. Остальное — технология.

2. Только что в ТрВ-Наука опубликовано мое длинное интервью, где про это. Если совсем коротко, наиболее актуальная проблема российской жизни — это принцип: «ты начальник — я дурак, я начальник — ты дурак». Относится не только к науке, но в науке совсем уж нетерпимо.

3. Слушайте, я наукой еще в Советском Союзе занимался. В брежневское время, в андроповское. Даже при Черненко. И вполне сосредоточенно. Это уровень, в смысле политических событий, до которого нам еще падать и падать. Если уж тогда не мешали, сейчас вообще говорить не о чем.
* * *
* * *
Изображение
Эдуард Гирш, математик, канд. физ. -мат. наук, зам. заведующего кафедрой математических и информационных технологий [по научной работе] в Санкт-Петербургском академическом университете РАН, ведущий научный сотрудник лаборатории математической логики Санкт-Петербургского отделения Математического института (ПОМИ РАН) им. В.А.Стеклова

1. Год — слишком маленький интервал для математики. Посмотрим, например, как обстоит дело с нижними оценками сложности вычислений , т.е. с доказательством того, что какие-нибудь вычислительные задачи невозможно решить за определенное время. Это важно, например, для криптографии — ведь мы не хотим, чтобы взломщик мог быстро взломать шифр. В таких задачах обычно требуется доказать экспоненциальную сложность.

Однако что мы можем доказать сейчас? Если рассматривать в качестве модели вычислений булевы схемы (они содержат логические «и», «или», «ксор» и прочие логические связки — это то, как, грубо говоря, устроены процессоры), оказывается, что всё, что мы умеем доказывать для явно заданной булевой функции, — это линейная оценка, близкая 3n с конкретной константой 3, и это результат Блюма начала 1980-х годов. И это несмотря на то, что существование сложных функций доказать просто; а вот предъявить конкретную — увы.

За прошедшие тридцать лет не только экспоненциальной оценки не доказали, не только нелинейной оценки не доказали, но даже константу 3 не удалось улучшить! Я думаю, что если в ближайшее десятилетие удастся доказать хотя бы нелинейную оценку, то это будет большой прорыв (и надежды на это есть).

2. Отсутствие притока зарубежных кадров, особенно молодежи. Причина — в бюрократических препонах, невозможности платить аспирантские стипендии иностранцам и в неконкурентоспособных зарплатах (последний вопрос постепенно решается). Отток научных кадров невозможно остановить ни из одной страны мира; но он должен компенсироваться аналогичным притоком.

3. Косвенное: по части организации науки страна топчется на месте (см. п.2).
* * *
Изображение
Артем Оганов, кристаллограф, Ph.D. в кристаллографии University College London, Habilitation Швейцарского федерального политехнического института в Цюрихе, профессор Университета штата Нью-Йорк, адъюнкт-профессор МГУ

1. Да, прорывы будут. Во-первых, появятся новые методы предсказания кристаллической структуры, а также структуры наночастиц и поверхности кристаллов. В частности, большие продвижения сделаны моей группой, мы придумали несколько новых методов. Я думаю, будут сделаны серьезные шаги в решении другой важнейшей задачи — предсказания оптимальных путей синтеза материалов. Кроме того, будут открыты новые типы химических соединений (в частности, под давлением), которые еще совсем недавно казались экзотическими или даже невозможными. Актуальной станет задача объяснений новых и неожиданных фактов.

2. Отсутствие четкой связи между научными достижениями и финансированием и карьерным ростом. Сломанная система, в которой более впечатляющих успехов можно достичь личными знакомствами, интригами, а не научными достижениями, убивает стремление к научной работе и плодит бюрократов от науки. Бюрократов у нас и так предостаточно (а талантливых менеджеров среди них слишком мало), а науке в первую очередь нужны ученые. А ученым нужно финансирование проектов, карьерный рост, достойные условия жизни. Но всё это получают, как правило, люди, имеющие к науке только номинальное отношение.

3. Нет, уже давно не смотрю телевизор (никакой — ни российские, ни западные каналы) и от политики очень далек. Политика — это мишура, мусор нашей жизни, а мусору место на свалке. Это азартная игра, в которой честные люди всегда проигрывают. После нечестного референдума 1991 года и нечестных выборов 1996 года я дал себе слово никогда не ходить на выборы. Но в этом году свое слово нарушил и тихо (без митингов и демонстраций) пошел голосовать на президентские выборы, правда, мой голос ничего не изменил. Вот и вся политическая активность. Вместо того, чтобы думать о политике, я предпочитаю проводить время за научной работой, чтением книг, общением с близкими.
* * *
Изображение
Николай Колдунов, океанолог, PhD, Postdoc, Институт океанографии Университета Гамбурга (Германия)

1. В океанологии прорывов ждать, скорее всего, не стоит. Конечно, возможно, экспедиции в 2012 году и обнаружат какие-то новые замечательные факты, но «прорывами» им стать вряд ли удастся. Однако есть несколько направлений, для которых можно ожидать интересные результаты.

В этом и в прошлом году были работы, в которых данные со спутников подвергались «нестандартной» обработке, изначально не предусмотренной программой исследований, в результате чего получались интересные продукты. Так, например, данные со спутника SMOS, предназначенного для измерения влажности почвы и солености поверхностного слоя океана, оказалось возможным использовать для определения толщины тонкого (до полуметра) льда в Арктике [1]. Возможно, и в этом году спутниковым океанологам удастся удивить чем-нибудь подобным.

Во многих институтах, занимающихся науками о Земле, полным ходом идет подготовка к следующему отчету IPCC, который планируется выпустить в конце 2013 года. Уже закончены модельные расчеты, и сейчас идет их анализ, соответственно появляются статьи с результатами перспективных оценок будущего климата. В этот раз активно используются так называемые Модели земной системы (Earth system models), которые кроме стандартных компонентов, отвечающих за циркуляцию атмосферы и океана, включают также компоненты, описывающие биохимические и биофизические процессы на суше, биогеохимические процессы в океане, фотохимические процессы и динамику аэрозолей в атмосфере.

Весь этот невероятный клубок различных модулей работает вместе, компоненты модели постоянно обмениваются информацией, позволяя лучше описывать реальные процессы, происходящие на планете. Вполне вероятно, в результате этих расчетов удастся узнать что-нибудь совсем новое о нашей климатической системе.

Еще одно направление, в котором сейчас работает много ученых, являющееся также одним из основных для будущего доклада IPCC, — это декадные прогнозы. Дело в том, что мы можем хорошо предсказывать погоду на срок до двух недель и также вполне уверенно делать оценки состояния климата на срок в несколько десятилетий. Однако наиболее сложной и пока не решенной задачей являются прогнозы на срок до десяти лет. Сейчас идет работа по определению принципиальных границ предсказуемости различных компонентов климатической системы (в масштабе десятилетия) и созданию моделей, способных делать прогнозы на несколько лет вперед, для начала на качественном уровне (например, холодная или теплая будет зима). В этом направлении предстоит проделать еще долгий и непростой путь, мы в самом его начале, но, возможно, и здесь в этом году будут какие-то сюрпризы.

2. Я не живу в России уже шесть лет, поэтому основывать свои суждения по этому поводу могу лишь на рассказах коллег, всё еще работающих на Родине, да на публикациях в прессе и Интернете. Мне видится, что главная проблема — это плохое управление, и в частности неумение правильно распределять деньги (например, практическое отсутствие нормального рецензирования проектов) и контролировать то, как они тратятся (очень много бестолкового микроконтроля).

На второе место я бы поставил «виртуальную реальность», в которой живет большинство руководителей организаций науки и образования, на полном серьезе считающих свои университеты и кафедры «одними из лучших в мире», а институты — «работающими на переднем крае науки». Эти их тезисы зачастую подкреплены только дутыми отчетами и собственноручно изобретенными рейтингами, но этого, как показывает практика, вполне достаточно для переноса руководителя в «мир грез». Первый шаг к решению проблемы — это признание того, что она есть. Однако единственная проблема, которую универсально признает практически любой бюрократ от науки, — это недофинансирование, а в плане эффективности управления, качества образования и собственно научных результатов обычно у них «проблем нет».

3. Да, поток новостей с Родины иногда мешал сконцентрироваться собственно на работе, но после выборов полегчало :)

l. http://www.oceanographers.ru/index.php? ... sk=view&id =1759&Itemid=139
* * *
Изображение
Андрей Цатурян, биомеханик, докт. физ. -мат. наук, ведущий научный сотрудник Лаборатории биомеханики НИИ механики МГУ

1. Давно занимаюсь механизмом работы миозинового белкового мотора, который обеспечивает работу всех мышц — скелетных, сердечной и гладких и некоторые виды клеточных движений. Для совершения механической работы миозин использует универсальное биологическое «горючее», АТФ, а движется этот мотор по «рельсам» — нитям диаметром 10 нм, образующимся в результате полимеризации другого белка, актина. Атомные структуры актина и миозина были определены двадцать лет назад с помощью белковой кристаллографии, а вот кристаллизовать комплекс миозина с актином никому не удается.

Пока мы не знаем структуру этого комплекса, очень трудно понять механику работы мотора, а именно то, как происходит скоординированное взаимодействие между тремя удаленными друг от друга частями миозиновой молекулы: центрами связывания актина, АТФ и длинным «рычагом», через который сила передается другим структурам клетки. В январе пришло приглашение на доклад об электронно-микроскопической структуре актин-миозинового комплекса на семинаре в Кентербери (Великобритания). Поехать по понятным причинам не получилось. Судя по аннотации, авторам удалось добиться достаточно высокого разрешения, чтобы ответить на некоторые принципиальные вопросы. Теперь жду, когда их статья будет принята к публикации,— сразу после этого обещали прислать координаты.

2. Среди основных проблем — архаичная феодально-бюрократическая система управления и непривлекательность профессии для молодежи. Кроме того, у меня вызывает опасение нарастающий отрыв от мировой науки, точнее, опасное разделение оставшихся в стране исследователей на тех, кто старается угнаться за зарубежными коллегами (в частности, путем сотрудничества с ними), и большинство, махнувшее на все рукой или по каким-то причинам не готовое к конкуренции и сотрудничеству.

Из-за этого, даже если у «высокого» начальства появится политическая воля к серьезному реформированию науки, необходимые преобразования могут задохнуться из-за противодействия значительной части научного истеблишмента, которое будет поддержано «снизу». Поэтому с каждым годом шансы на успех преобразований падают.

3. Поневоле задумываюсь, с чем останутся дети, внуки и ученики, благо никто из них не уехал за границу. Поэтому отвлекаюсь — то погулять по морозной Москве, то постоять на Садовом кольце в веселой молодежной компании, то понаблюдать за выборами.

Подготовила Наталия Демина

Фотографии:

С. Гуриев — с сайта rusventure.ru, В. Ядов — с сайта ВШЭ, Е. Шеваль — Н. Четвериковой («Полит.ру»),

Р. Фрумкина — А. Артамонова, остальные — из личных архивов ученых.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

igorb4
Сообщения: 90
Зарегистрирован: Сб фев 02, 2008 13:39
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Российская наука

Номер сообщения:#15   igorb4 » Пт апр 27, 2012 11:01

Уверен, есть более адекватные интервью с Ж.И.Алфёровым, но это (скандальное) сейчас в ТОПе:
http://www.youtube.com/watch?v=Y8BRJFsvNzY

Ответить

Вернуться в «Дискуссионный клуб / Debating-Society»