КНИГА

Модераторы: morozov, mike@in-russia, Editor

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#46   morozov »

Gennadi Sardanashvily

Структурализм: от математики до живописи

sardanashvily
11 мая, 2011


Концепция структурализма возникла в философии и науке в начале XX века. В Философском словаре структурализм определяется как «конкретно-научная» методологическая ориентация, выдвигающая в качестве задачи научного исследования выявление структура объектов. Структурализм развивался в отношении ряда гуманитарных наук (лингвистики, литературоведения, психологии и математики (в том числе Гильбертом, а в целом как мыслительно-логическая концепция Ж. Пиаже).

В философии структура определяется как «строение и внутренняя форма организации системы, выступающая как единство устойчивых взаимосвязей между ее элементами».

В математике есть разные понятия структуры: род структуры в теории (весьма казуистически определяемый у Бурбаки), решетки (алгебраическое понятие, обобщающее булевы алгебры), топологическая структура, геометрическая структура и т. д. Для физических приложений я бы предложил математическое определение структуры как n-арного отношения на множестве, задаваемого некоторым подмножеством n-кратного декартова произведения этого множества. Это понятие некоторым образом коррелирует с определением Бурбаки и поглощает другие определения структуры. В частности, морфизмы множеств являются в этом смысле структурами.

В наиболее общем (философско-математическом) виде я бы сформулировал понятие структуры так: множество наделено структурой, когда на его элементах задано отношение, имеющее более одного класса, т.е. оно содержит хотя бы два элемента, не находящихся в этом отношении.

Современная теоретическая физика во многом развивается в духе структурализма.

Некоторые направления современной экономики несут отпечаток структурализма, например, перевернутая прагматическая концепция Р. Коуза.

Концепция Бога базируется на структурализме.

В искусстве инструментальная музыка – это структурализм (звуковой абстракционизм). В пении вокал сам по себе (без осмысления содержания, например, когда поют на итальянском) – это структурализм.

В визуальном искусстве абстракционизм (когда интересует только структура: линий, цвета, мазков и т.п., например в орнаменте) – это своего рода визуальный структурализм.

В чем основа явления структурализма, когда человека интересует только структура как таковая? Человеческое сознание включает «Я» и внутреннее осознаваемое «не-Я» – контент сознания, который составляют образы внешнего объективного мира и виртуального мира – продукта самого сознания. «Я» – это как бы структура на своем контенте – внутреннем «не-Я». Поэтому когда в человеческом сознании отражается другая структура, последняя может быть человеку «интересна» именно как структура. Происходит взаимодействие двух структур по каким-то своим законам «категории структур». Поэтому один «абстракционизм» (не только художественный, но, например, и математический) нравится, а другой – нет. Один «абстракционизм» талантливый, а другой – нет. Можно, наверное, говорить о новизне структуры, богатстве структуры и т.п.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#47   morozov »

Gennadi Sardanashvily

История советской физики: Наука под эгидой Марса

sardanashvily
14 мая, 2011


Сейчас модно всему, что бы ни было, «навешивать» святого покровителя. В таком случае, святым покровителем советской науки стал бы древнегреческий бог войны Арес (Марс). Потому что стратегической целью Советской власти и ее науки была война, причем война не оборонная, а агрессивная. Другим кандидатом в небесные патроны советской науки мог бы быть христианский Георгий Победоносец, но особых побед эта наука не снискала и, в конце концов, проиграла гонку вооружений американскому «змию».
Советские лидеры, что бы они публично ни заявляли, с самого начала знали твердо, что социализм в одной стране, такой как Россия, построить невозможно. Поражение революционного движения в Германии и Венгрии в 1919 г. ясно показало, что на революцию в Европе рассчитывать не приходится и Европу надо завоевывать. Главной задачей столь превозносимой у нас всеми индустриализации 30-х годов была подготовка к войне. Достаточно посмотреть, что выпускали вновь построенные заводы, например так называемые тракторные и паровозные: сталинградский и харьковский. Они производили танки. Приход Гитлера к власти и реваншизм Германии дали Сталину шанс. Не столь важно, кто и что тогда в действительности намеревался делать. Важен результат: в 1945 г. СССР оккупировал половину Европы, а в 1948 г. сделал ее советской. Но этого было недостаточно. Советский Союз и в таком окружении не мог устоять в мирном соревновании (он и не устоял). Поэтому СССР продолжал готовиться к войне. Задачей-минимум было установить ядерный паритет с США, а задачей-максимум – парализовать США, нанеся им ядерным ударом «неприемлемый урон», и оккупировать Европу. Об этом однозначно свидетельствовали количество, структура и размещение гор вооружения, оставленных Советским Союзом, когда он ушел из Восточной Европы.
Советский Союз так и не смог достигнуть ядерного паритета с США и проигрывал гонку вооружений. Долгое время нам удавалось блефовать, но к 80-м годам отставание стало настолько очевидным, что это понял тогдашний американский президент Рональд Рейган и предвосхитил крах СССР. И уж конечно, об этом знало советское руководство, и именно это дало толчок горбачевской перестройке. Но кризис оказался системным. Советский строй рухнул.
Фактически СССР с первого до последнего своего дня перманентно находился в состоянии мобилизации или войны, горячей или холодной, и советская наука на 70 – 80% была завязана на так называемую «оборонку». Например, знаменитые научные центры в Дубне и Протвино никогда не относились к Академии Наук, а подчинялись и подчиняются соответствующему министерству по ядерным вооружениям. В советское время это был «средмаш» (Министерство среднего машиностроения).
Кибернетику стали развивать только потому, что надо было производить трудоемкие расчеты по кинетике ядерных взрывов.
Когда в 1948 г., после печально известной сессии ВАСХНИЛ, разогнали уже упоминавшихся «вейсманистов-морганистов», некоторых из них приютили у себя физики-ядерщики под предлогом необходимости исследования воздействия радиационного излучения ядерного взрыва на живые организмы.
Ведущие физические институты – «курчатник» и «капичник», ФИАН и ИТЭФ, МИФИ и Физтех в Долгопрудном – обслуживали «оборонку». Да что перечислять – все физические, а также химические институты были «оборонными». На кафедрах физфака МГУ с готовностью брались за договорные работы с военными: они хорошо оплачивались. Студентам тоже доплачивали, и они охотно шли на такие кафедры.
Звания, премии, награды, льготы, пайки и другие преференции давали именно за «оборонные» работы. Многие знаменитые советские физики (если не большинство), ставшие в 40-е годы и позднее академиками, многократными лауреатами и орденоносцами, все звания получили за «оборонку». Курчатову персонально выделили место академика, когда он возглавил атомный проект. Ландау получил Звезду Героя за математические расчеты чего-то там для бомбы. А вот Н.Н. Боголюбов после пары лет пребывания в «Арзамас-16» увильнул, но все же стал в 1953 г. за что-то подобное академиком.
Хрестоматийный пример – А.Д. Сахаров, академик, трижды Герой Соцтруда, лауреат Ленинской и Государственной премий. Его главное научное достижение – придумал удачную упаковку термоядерного заряда, какую-то «слойку». Это даже не прикладная, а техническая физика. Потом он вернулся в теоретический отдел ФИАНа, занимался теорфизикой, гравитацией. Ничего особенного в теорфизике он не сделал. Одну его действительно неплохую работу по гравитационному вакууму сильно раздували на Западе, явно по конъюнктурным соображениям: ученый-диссидент и пр.
Еще больше регалий имел Я.Б. Зельдович, академик, трижды Герой Соцтруда, лауреат Ленинской и четырех Государственных премий. Он начинал как химический физик и еще в 1939 – 40 годах, совместно с Ю.Б. Харитоном, дал расчет (неправильный) цепной ядерной реакции. Потом участвовал в создании ядерной и термоядерной бомб, за что и получил все свои знаки отличия. После 1953 г. активно занялся физикой элементарных частиц, теоретической физикой, а в начале 60-х – астрофизикой и космологией. Он был вполне грамотным гравитационистом в рамках стандартной ОТО (но не сравнить, например, с В.А. Фоком), причем активно использовал свой «догравитационный» административный ресурс академика, трижды Героя и т. п.
Такого рода примеры были не единичны: когда по сути технический физик со званиями и регалиями вдруг предъявлял себя как крупный теоретик. Звания и регалии очень много значили в иерархической советской науке, и такой новоиспеченный теоретик вольно или невольно перекрывал путь профессиональным теоретикам. В результате отечественная теоретическая физика скатывалась к дилетантству.
Доминирование «оборонки» фатально деформировало советскую науку.
Во-первых, оборонная тематика не предполагала творчества. Никаких открытий, никаких новых законов и явлений. Давалось жесткое техническое задание, в рамках которого свобода творчества сводилась к тому, чтобы, фигурально говоря, «что-то получше упаковать».
Во-вторых, «оборонка» подавляла творчество, ибо собственные разработки откладывались «на потом». Первостепенной задачей ставилось «не отстать». Общий уровень отечественной науки был низким, поэтому в основном занимались копированием, адаптацией к нашим техническим и производственным реалиям уже существующих зарубежных образцов.
Например, купив в 1936 г. американский пассажирский самолет Douglas DC-3, наши конструкторы столкнулись с главной проблемой: перевести все размеры из дюймов и пр. в метрическую систему мер и адаптировать его производство к отечественным материалам. Когда это сделали в 1940 г., получился отечественный ПС-84, в дальнейшем (с сентября 1942 г.) – наш широко известный Ли-2. В войну советские истребители Як-1/3/7/9 и ЛаГГ-3, а также пикирующий бомбардировщик Пе-2 летали на модификациях М-105 двигателя Hispana-Suiza 12Y, полученного в 1935 г. из Франции; истребитель Ла-5 и уже упоминавшийся Ли-2 – на модификациях АШ-62ИР и АШ-82 американского мотора WrightR-1820 (1931 г.). Двигателями отечественного происхождения были АМ35 для МиГ-3 и АМ38 для Ил-2 А.А. Микулина, но серийный АМ35 вырабатывал только 20 – 30 часов вместо требуемых 100. Выпуск МиГ-3 по ряду причин был вскоре прекращен, формально – чтобы увеличить объем производства моторов для Ил-2. Эти самолеты несли колоссальные потери из-за своей тихоходности (400 км/ч). Мощность их двигателя АМ38 не превышала 1700 л.с., тогда как, например, двигатель американского истребителя-бомбардировщика Republic P-47 Thunderbolt развивал мощность 2500 л.с.
Развитием американского танка M1940 стала довоенная линейка наших танков БТ и танк Т-34 (БТ-20 или А-20). Его первоначальным создателем был А.Я. Дик, разработавший геометрию машины. Но после сдачи проекта его по доносу арестовали и посадили на 10 лет, а проект перешел к М.И. Кошкину, который до этого провалил программу по БТ-9. При несомненных достоинствах конструкции сам танк имел множество недостатков. Цельная литая башня Т-34 долго (до 1944 г.) не получалась. Поэтому ее делали из двух частей, наваривая их на вставную балку. Была проблема с коробкой передач. Дизельный двигатель БД-2 даже на стенде не вырабатывал половины из положенных 100 часов и т. д. В начальный период войны Т-34 действительно был лучшим танком, пока весной 1942 г. немцы не оснастили свой средний танк T-IV длинноствольной пушкой калибра 75 мм. Летом 1943 г. у немцев появились средние «пантеры» и тяжелые «тигры». Поразить «тигра» Т-34 мог только с расстояния до 100 м. В 1944 г. на фронт стал поступать модифицированный Т-34-85 с пушкой калибра 85 мм, но на поле боя обычной была картина: подбитый немецкий «тигр», а вокруг него несколько горящих «тридцатичетверок». Соответственно соотносились потери, но людей не берегли. Подбитыми нашими танками были усеяны и ущелья Карпат, и предполье Берлина.
Я подробно остановился на наших самолетах и танках периода Отечественной войны, поскольку именно эти «бренды» обычно представляют как несомненное свидетельство достижений советской научной, конструкторской, технической и прочих «мыслей» наряду с атомной бомбой и космосом. Правда, Л.П. Капицу отстранили от атомного проекта, потому что он не хотел в точности повторять американский, а С.П. Королеву приказали для начала скопировать трофейную немецкую ракету Фау, хотя у него были уже свои наработки.
В СССР существовала так называемая Научно-техническая комиссия при Совмине. На ее заседаниях решали, что нам нужно достать из-за границы, на что разведке следует обратить внимание, что купить, что украсть. Конечно, упор на заимствование часто был утилитарно эффективен. Но как стратегия он завел советскую науку в тупик, когда стало более важным не то, как сделано, но и то, из чего сделано. Можно заимствовать, что и куда прикрутить, но нельзя скопировать технологию изготовления какого-нибудь композита. Поэтому все наши моторы всегда плохие, поэтому у нас нет электроники, и мы даже не можем сделать «вечный» нож для нарезки лимона, хотя летаем в космос. Дважды руководство страны из соображений престижа ставило задачу построить автомобиль как для «Формулы-1», и всякий раз по массе и габаритам получалось что-то вроде танкетки.
Если говорить о технических ресурсах, то собственно советского в Советской стране было мало. Очень много осталось от царской России, которая начала индустриализацию еще в конце XIX века. Даже в 70-е годы на заводах то и дело можно было встретить дореволюционное оборудование. До войны очень много купили или украли за рубежом (доставали 1-2 образца, копировали по мере умения и запускали в производство под «пролетарским» названием без какой-либо лицензии). Немало получили от союзников во время войны по ленд-лизу (практически весь автомобильный парк Советской армии был американским). После победы «под метелку» вычистили доставшуюся нам часть Германии, а также кое-что прихватили и у итальянцев (военный и гражданский морской флот). Позже большим подспорьем для СССР стали технически более передовые социалистические союзники: ГДР, Венгрия, Чехословакия (чего стоили только военные заводы Шкода). При этом советская наука функционировала как своеобразный желудочно-кишечный тракт: все это разжевывала, глотала, переваривала, пока не подавилась, когда западный «продукт», например элементная база для электроники, стал ей «не по зубам».
В-третьих, военные технологии не способствуют развитию прикладной науки, поскольку они плохо трансформируются в технологии производства продуктов общего потребления. Слишком разные предъявляются требования. Потребительский продукт должен быть легким, компактным, дешевым, надежным в эксплуатации и привлекательным по дизайну. Военным все это не очень важно. Например, туристу необходим определитель местоположения величиной с мобильник. Армии определитель местоположения нужен прежде всего для кораблей и мобильных ракетных комплексов. Он может быть размером со шкаф. Среднее время жизни самолета на фронте было около недели, а двигатель танка не вырабатывал и 100 часов. Зачем делать их долговечными? И за ценой, конечно же, никто не постоит. Как вспоминают, даже «продвинутый» председатель Совмина А.Н. Косыгин, якобы зачинатель экономической либерализации в конце 60-х годов, приходил в ярость от слова «себестоимость»: «Сколько сапог надо, столько и произведем». О дизайне и речи нет. Поэтому в науке, ориентированной на оборонку, заведомо ограничивается спектр возможного применения того или иного научного открытия и принижается его значение.
Например, Нобелевскую премию в 2000 г. получили американец Джек Килби (1/2 премии) за интегральные схемы, наш Ж.И. Алферов и немец Герберт Кремер (по 1/4 премии) за исследования полупроводниковых гетероструктур. В 1963 г. Г. Кремер разработал принципы лазеров на двойных гетероструктурах. Эти работы получили продолжение в 80-е с развитием технологии эпитаксии и созданием полупроводниковых лазеров, которые могут быть очень малых размеров. Такие лазеры находят применение, например, в оптоэлектронике. Хотя из всего вышесказанного читатель, возможно, ничего не понял, он использует результаты открытия Алферова и Кремера едва ли не ежедневно, например когда вставляет CD или DVD в плеер или компьютер. CD были разработаны в 1979 г. компаниями Philips и Sony, а их массовое производство началось в 1982 г. Первый коммерческий музыкальный CD с альбомом группы ABBA был анонсирован в июне 1982 г. Но наши военные были от всего этого далеко, и все это создали не у нас. А что у нас? Если что-то и появилось, то очень секретное: в 1972 г. Ж.И. Алферов получил Ленинскую премию, в 1973 г. он возглавил кафедру оптоэлектроники Ленинградского электротехнического института, а в 1979 г. стал академиком.
Когда в 90-е годы военные заводы вынуждены были переходить на производство «мирной» продукции, все, что они смогли выпускать, – это кастрюли и сковородки. Фактически конверсия нашей военной промышленности провалилась. Поэтому прибегли к такому трюку. Российское правительство договаривается с какой-нибудь страной типа Ливии, Венесуэлы и т. п. о поставках им нашего вооружения на наши же кредиты. Всем заранее ясно, что эти кредиты не вернут и мы фактически заказываем военную продукцию на склад, расположенный в Венесуэле.
В-четвертых, военные технологии порой и технологиями не назовешь, так что и конверсировать нечего. Их неотъемлемыми атрибутами были: госприемка, регламентный контроль и доводка. Доводка: допустим, надо произвести боевой (в смысле реальный) пуск некоего «изделия» (это официальный термин), тогда приезжает команда «умельцев» и «на коленке» доводит это «изделие», как говорится, «до ума». Регламентный контроль: представьте, что вы купили автомобиль и вам надо строго по инструкции по несколько часов ежедневно в нем что-то проверять, подвинчивать и подмазывать. Впрочем, владельцам первых выпусков «Москвичей» и «Волг» это было хорошо знакомо. Госприемка: некий завод выпускает военную продукцию, которую сначала проверяет заводская приемка (несколько десятков, а то и сотен девочек), а потом еще и военная (капитаны и майоры от Минобороны). Их задача – отобрать из всей массы произведенного то, что фактически случайно получилось с требуемыми характеристиками.
Я много лет дружил с Сергеем Михайловичем Чудиновым. Он был профессором кафедры физики низких температур на физфаке МГУ, сотрудничал с А.А. Абрикосовым, потом стал заведующим кафедрой физики кристаллов, но в начале 90-х его соблазнили итальянцы переехать в университет Camerino, куда я тоже наезжал. В частности, он мне рассказывал, что нужную их кафедре сверхпроводящую проволоку они получали по знакомству на одном из оборонных заводов из отвалов такой госприемки. И там действительно сидели около сотни девочек, отбиравших те несколько процентов продукции, которые удовлетворяли техническим требованиям военных.
В-пятых, науке досаждала секретность. Если что-то не имело прямого оборонного значения, то все равно считалось государственно-важным. Таким образом, вся наука была государственно-важной, и над всем висел покров секретности. Можно привести сколько угодно курьезных примеров. Секретность превратилась в паранойю. «Стукачи» были во всех студенческих группах, на всех кафедрах, везде. Некоторые штатные должности в отделе кадров, иностранном отделе, должность начальника «по режиму» и, уж конечно, в так называемом 1-м отделе могли занимать только сотрудники КГБ. О любом контакте с иностранцем надо было докладывать, пишущую машинку приходилось регистрировать в милиции и т. д. и т. п.
Впрочем, лично меня как чистого теоретика вся эта секретность напрямую не очень касалась, кроме одного – ограничения с публикациями. Даже в 30-е (годы террора) и в разгар войны статью в зарубежный журнал можно было послать просто по почте, как обычное письмо. Кроме того, в стране издавались научные журналы сначала на немецком, а потом на английском языках. После войны Сталину надо было «закрутить гайки»: люди на фронте подрастеряли страх и за рубежом много чего понагляделись. Но главное, он уже готовил страну к новым войнам, сначала локальным: в Греции, Италии, Китае, Корее, а потом – с созданием ядерной бомбы, и к мировой войне за всю Европу. Придравшись к какому-то случаю, он в июле 1947 г. приказал ввести драконовские правила для публикации научных статей вообще, а за границей – тем более.
По этим правилам, прежде чем направить статью в отечественный журнал или сборник, ее автор должен был оформить так называемый акт экспертизы, в котором устанавливалось: что материал статьи представляет собой законченное исследование, что он не содержит ничего нового (!), что в статье не разглашаются секретные сведения, что ее публикация не нанесет ущерб и т. д. Статья в зарубежный журнал могла быть послана только через ВААП. Причем, в письме в журнал надо было обязательно написать, что автор сохраняет все авторские права за собой, а это противоречило правилам большинства журналов. Кроме того, за публикацию статьи в таких ведущих журналах, как «Physical Review», «Journal of Mathematical Physics» и ряд других, надо было платить. А как? Хотя эти журналы шли на поблажки и порой печатали бесплатно; хотя существовали всякие уловки, чтобы обойти ВААП – в целом все эти обстоятельства кардинально ограничили возможность отечественных авторов печататься за рубежом.
Например, Д.Д. Иваненко и А.А. Соколов в 1948 г. первыми получили выражение для спектра синхротронного излучения, но из-за вышеупомянутых драконовских правил их результат был опубликован только на русском языке, и когда через год вышла статья Ю. Швингера с аналогичной формулой, ее стали называть формулой Швингера.
В результате советская наука оказалась изолирована от мировой. Мы, тогда еще молодые ученые, были полностью ориентированы на публикации в отечественных журналах. Хотя многие наши журналы, пусть и с запозданием, переводились на английский, но их уровень в целом был не очень высоким, хотя бы потому, что в них опять же печатались только советские авторы. А когда готовишь статью, неизбежно ориентируешься на уровень журнала и (зачем стараться?) невольно «снижаешь планку». Кроме того, статьи наших авторов, даже переведенные на английский, оставались почти неизвестными и мало цитировались.
В-шестых… Впрочем, подведу итог, перефразируя Николая I: советской науке, работавшей на «оборонку», не нужны были таланты – ей нужны были грамотные исполнители.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

эдя псковский
Сообщения: 1552
Зарегистрирован: Ср фев 04, 2009 13:09
Откуда: Пскопские мы

Re: КНИГА

Номер сообщения:#48   эдя псковский »

"При этом я наблюдаю определенную особенность менталитета ученых из Индии и Китая. Им чуждо понятие истины, они трактуют истину как мнение. Если статья ошибочна и ее автор получает отказ, он считает, что у меня или рецензента просто другое мнение. Это не удивительно. В Индии и Китае свои великие культуры, и древние греки им «не указ»."

Можно подумать, Протагор - негр. Я тут с ним пива попил. А чего? Если чел хочет, что бы его читали, с ним можно и после смерти пива попить. Оказалось, я его давно знаю!!!
"Видным представителем старших софистов являлся Протагор (V в. до н.э.). Свое философское кредо Протагор выразил в высказывании: «Человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, и несуществующих, что они не существуют». Это означает, что в качестве критерия оценки окружающей действительности, хорошего и плохого софисты выдвинули субъективное мнение человека:
1.вне человеческого сознания ничего не существует;
2.нет ничего раз и навсегда данного;
3.что хорошо для человека сегодня, то и есть хорошее в действительности;
4.если завтра то, что хорошо сегодня станет плохим, то, значит, оно является вредным и плохим в действительности;
5.вся окружающая действительность зависит от чувственного восприятия человека («То, что здоровому человеку покажется сладким, больному покажется горьким»);
6.окружающий мир относителен;
7.объективное (истинное) познание недостижимо;
8.существует только мир мнения."

Здесь все верно как отправная точка рассуждений.
Например п. 1. Безусловно. Любой разум может питаться воображаемой курицей, пока не умрет. Но, мы все умираем, это не есть АБСОЛЮТНЫЙ критерий. А , п.6 вообще объясняет ВСЕ. Об объективности п.7. Объективно, никто из нас Вселенной на фиг не нужен. Но, любой, кто встанет на эту точку зрения, должен пустить себе пулю в лоб, что бы не мучиться. Жить (и познавать) можно только признав СЕБЯ равновеликим Вселенной или ее ИЗБРАННИКОМ. Но, это - необъективно.
п.8. Безусловно, и хочется уточнить. Истина не абсолютна, но она обладает инерционностью, МАССОЙ. Качественную истину трудно спихнуть с пьедестала, но когда-нибудь это происходит. Временно все, кроме движения. Может быть. Потому, что у движения ДВЕ противоположности - неподвижность и Хаос. :D Меня всегда пугало случайное движение пешки по бесконечной доске, у нее всегда есть шанс оказаться в ЛЮБОЙ точке. Она не может накапливать прогресс.

"Приход Гитлера к власти и реваншизм Германии дали Сталину шанс. Не столь важно, кто и что тогда в действительности намеревался делать. Важен результат: в 1945 г. СССР оккупировал половину Европы" Поговорил бы автор так в физике. Если перевести на общедоступный - вырежем кусочек истории в 1933 по 1945й потому, что из него ничего полезного для моей концепции не вытекает. :D :D :D Вот поэтому НИКАКОЙ политической роли "советские ученые" не играли и не могут играть. Ни одному ученому не приходит в голову мысль, что существует масса неформализованных знаний, которые воспроизводятся не школьными методами, которые ГЛОБАЛЬНО важны, и о которые можно очень сильно стукнуться самоуверенной головой. При том, что ЛЮБОМУ это простят, но именно ученому - нет. Вот таки Сахаров - самоуверенный хам. Я сам такой, но мне можно. Вот сколько он потратил на политику своего РАБОЧЕГО ВРЕМЕНИ? Он научно проверил результаты своих выводов? Нет! Он залез на трибуну как на хобби! А залезть на такую трибуну, как бомбу взорвать. Королев в свое время хобби позанимался, засадил ракетой по бункеру с военпредами. После краткого курса лесоруба стал великим. Если бы не это так и остался бы ведущим фантазером. Как я. Кстати, тот кто время от времени гордится своим слесарным прошлым, должен как минимум подозревать, что в чем то я прав. ИЗРЕДКА надо крутить гайки или копать картошку, тогда не умрешь в 66. Это не тело, это мозг лечит. Там от упертости иногда нехорошее происходит. Вот автор создал теорию, что будет творить до 65. Естественно, отсюда следует логический вывод дальше не жить. Все закончил и в ящик. Нельзя так себе во всем верить. Не первый случай и именно среди ученых. Не делайте так, вы нам нужны!!!

Это в богатых странах наука может жить на объедках с барского стола. В бедной стране претендующей на науку, ученых ВСЕГДА будут в той или иной форме водить строем в столовую.

Вот зачем АКАДЕМИК рассуждает на уровне "Техники молодежи"? Что бы ОГРОМНОМУ количеству спецов стало понятно, что он не в теме? :wall:
"Развитием американского танка M1940 стала довоенная линейка наших танков БТ и танк Т-34 (БТ-20 или А-20). ...При несомненных достоинствах конструкции сам танк имел множество недостатков. Цельная литая башня Т-34 долго (до 1944 г.) не получалась. Поэтому ее делали из двух частей, наваривая их на вставную балку. Была проблема с коробкой передач. Дизельный двигатель БД-2 даже на стенде не вырабатывал половины из положенных 100 часов и т. д. В начальный период войны Т-34 действительно был лучшим танком, пока весной 1942 г. немцы не оснастили свой средний танк T-IV длинноствольной пушкой калибра 75 мм. Летом 1943 г. у немцев появились средние «пантеры» и тяжелые «тигры». Поразить «тигра» Т-34 мог только с расстояния до 100 м."

70% танков уничтожено артиллерией. Есть еще авиация, мины. Вроде только 10-15% танков уничтожены танками. А в дуэли с пушкой важен ВЕС снаряда. Почему же автор сравнивает танки по ВСПОМОГАТЕЛЬНОМУ параметру? А еще есть стоимость, технологии. Т-34 выпускался РОБОТАМИ (на роторных линиях). Немцев завалили металлом и технологиями, а не людьми. Что касается развития БТ-2, то с таким же успехом Т34 является развитием французкого "Рено". Это даже не смешно. И главное - что у нас ЭТАЛОН? С чем сравниваем наши технологию, науку, станочный парк? Что там в Франции,Германии,Англии? :D :D :D Во Франции все французкое? В Англии все английское? :D :D :D
Я не знаю, что есть вращение.

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#49   morozov »

Gennadi Sardanashvily

"Теоретическая" экономика: экономическая метафора энергии

sardanashvily
22 мая, 2011


В начале XX века большую популярность получила концепция энергетизма, раскритикованная Лениным (дилетантски с точки зрения физики) в «Материализм и эмпириокритицизм». Она получила выход и в экономическую науку, до сих пор время от времени там всплывает.

Энергия – это сущностная характеристика физических систем. Если выполняется некоторое условие, универсально формулируемое для всех физических систем, то физическая система характеризуется некоторой сохраняющейся величиной, которая называется энергией. Если это условие не выполняется, то физическая система все равно характеризуется энергией, величина которой просто считается непостоянной.

Есть другое школьное (в школьных учебниках) определение энергии: энергия – это способность тел (физической системы) совершать работу. Строго говоря, это определение – тавтология, потому что работа – это затраченная энергия на совершение какого-то действия. Но если это действие рассматривать не абстрактно с энергетической точки зрения, а как какой-то «потребительский» результат, то энергия, как способность совершить «потребительское» действие, не является сущностной характеристикой, хотя и универсальной, поскольку применима во многих ситуациях. В этом школьном (а также научно-популярном) определении энергия – это метафора цены.

Характеризуемая как чисто экономическая структура в духе структурализма, экономическая система имеет своими объектами собственности, т. е. собственность в экономике определяется как объект экономической системы и носитель экономической структуры. Экономические операции – экономический обмен – это операции с собственностями. Производство – это появление новой собственности, а потребление – убывание собственности. Цена – это то, что нужно затратить, чтобы совершить экономическую операцию. Цена не является сущностной характеристикой собственности, а производная договоренности – отношений между людьми. Цена – не вполне универсальная характеристика. Она стала более или менее универсальной с появлением механизма денег, а при натуральном обмене (бартере) цена всегда конкретна по тому, что на что меняется.

В отличие от цены, стоимость – сущностная характеристика собственности, при всех ее различных определениях. Если бы в экономике стоимость и цена совпадали, то энергия в первом (строгом) определении была бы метафорой такой цены-стоимости.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

эдя псковский
Сообщения: 1552
Зарегистрирован: Ср фев 04, 2009 13:09
Откуда: Пскопские мы

Re: КНИГА

Номер сообщения:#50   эдя псковский »

Энергия это- мера движения материи. Это - объем преобразования одного вида материи в другой или мера преобразования причины в следствие. И разумеется потенциал объема такого преобразования тоже измеряется джоулями. Т.о. закон сохранения есть контролька того, что преобразование описано правильно. И из такого определения вытекает положение, что закон сохранения нарушаться не может. Ибо энергия "до" и энергия "после" это одна и та же мера. Т.е. такое определение - рабочее.
Вот потенциал - дело темное. Сколько нарыл, все твое. По идее открытие новых взаимодействий ведет к увеличению разведанных запасов энергии. Но, очевидно, что энергия не определяет интенсивность событий в информационном измерении, благодаря эволюции каждый бит события значимого для человека тратит все меньше и меньше энергии. Мир замерзнет, но мы будем мыслить. Более того, если бильярдные шары пропорционально будут замедлять скорость, ни один из них (или наблюдатель с мерой основанной на движении шаров) этого не заметит. Их траектории и события в виде столкновений сохранятся при таком отводе энергии вовне и только изменится масштаб времени для внешнего наблюдателя. Т.е. энергия относительна.

А экономика это - движение труда. Человек - мерило всего. Нельзя стоимость и прочее отрывать от человека. В частности собственность индивида это - его власть поддержанная обществом. Поэтому хорошее описание экономики невозможно без описания человека. Первый, но недостаточный, шаг к этому - политэкономия. Которая сейчас официально проклята научным сообществом.
Я не знаю, что есть вращение.

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#51   morozov »

Вот зачем АКАДЕМИК рассуждает на уровне "Техники молодежи"?
Академик? Его шеф не заработал член-кора... может по трудам и потянул бы, да характер склочный, потому репутация ни к черту. Бесцеремонный в высшей степени...
С уважением, Морозов Валерий Борисович

эдя псковский
Сообщения: 1552
Зарегистрирован: Ср фев 04, 2009 13:09
Откуда: Пскопские мы

Re: КНИГА

Номер сообщения:#52   эдя псковский »

morozov писал(а):
Вс май 07, 2017 1:04
Вот зачем АКАДЕМИК рассуждает на уровне "Техники молодежи"?
Академик? Его шеф не заработал член-кора... может по трудам и потянул бы, да характер склочный, потому репутация ни к черту. Бесцеремонный в высшей степени...
Предполагаю, что это следствие перфекционизма, стремления к абсолютной истине (видно из текста), которое при перегрузке приводит к обратному результату. Человек кусал других, а в отсутствие оных себя. Не корысти ради, а ради истины. Получил блестящий результат, но себя загнал в 66 лет. Потому, что не перестал быть отличником. Здесь могущество мозга и самодисциплина не помогают. Сон разума - необходимость, а чудовища - мелочь. Кстати, попадаются интересные экземпляры. И распи...дяйство тоже - необходимость. Это затягивает и опасно, но, я ,например, смелый человек.
Уважаю автора, но так не только не могу, но и не хочу. Поэтому не завидую. Я завидую тем, кто гармоничен.
Я не знаю, что есть вращение.

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#53   morozov »

Gennadi Sardanashvily

Ревизия логики I

sardanashvily
25 мая, 2011

В книге ("Я - ученый. Заметки теорфизика") я отмечал "антропоморфность" формальной логики, которая составляет основу нашей математики и вообще научного анализа.

В процессе эволюции нервная система животных формировалась как информационно-управляющая система, основанная на чувственном восприятии, задачей которой является обеспечение существования живого организма. Для ее решения достаточно не полного, а утилитарно необходимого отражения реальности. Однако сама возможность эволюции предполагает превышение возможностей нервной системы организма над ее текущими задачами. Поэтому при чувственном восприятии нервная система из всей совокупность возникающих ощущений (чувственного образа) отсеивает ненужную сенсорную информацию, не осознает ее, а выделяет те или иные характерные детали отражения реальности, которые составляют часть чувственного образа. Назовем это чувственным символом. Разные чувственные образы могут порождать один и тот же чувственный символ и, более того, их множество не фиксировано. Таким образом, чувственное отражение (восприятие) реальности нервной системой организма является символическим. Его контентом являются чувственные символы.

С общей точки зрения можно выделить два режима функционирования нервной системы: режим ответа на сенсорное возбуждение и режим самодействия.

Простейшим вариантом режима ответа является рефлекс, когда на стандартное воздействие следует всегда одна и та же стандартная, хотя, возможно, сложно скоординированная реакция. Характерной особенностью рефлекторной реакции является ее безошибочная многократная повторяемость. Это указывает на то, что рефлекторные реакции определяются врожденной анатомией нервной системы. Поэтому, например, приобретенные рефлексы не относятся к истинным рефлекторным реакциям – их надо закреплять, они замедляются, забываются и сопровождаются ошибками.

Качественно более сложным является многовариантный режим ответа, когда может быть много вариантов воздействия. Поэтому тот или иной его вариант необходимо сначала распознать. При этом реакция на него может быть неоднозначной, в частности зависеть от каких-либо других внутренних и внешних факторов. Функционирование нервной системы в многовариантном режиме представляет собой нерефлекторный психический процесс. При этом невозможно, чтобы механизм запуска каждой многовариантной реакции был эксклюзивным: увидел жучка – один механизм, а червячка – другой. Поэтому выработались универсальные схему запуска – состояния нервной системы, которые мы называем внутренними ощущениями: удовольствие, страх, голод, боль, беспокойство, любопытство и т. д. Эти состояния и мотивированные ими действия соответствуют режиму самодействия. В частности, чувствуя голод, кошка проявляет беспокойство и начинает беспорядочный поиск пищи, обнюхивая все вокруг. Характеризуя мотивацию животного в режиме самодействия, говорят, что оно «хочет», а существование у животного режима «хотеть» трактуется как наличие «воли».

Деятельность нервной системы в рамках символического чувственного отражения реальности требует запоминания комплекса ощущений, составляющего символ. Собственно, именно эта память и является символом. Пока не ясно, каковы механизмы запоминания и распознания символа, а также сопоставления разных символов. Из общих соображений можно предположить, что носителем чувственного символа является какая-то нейронная сеть, находящаяся в статическом или динамическом предвозбужденном или предрасположенном к возбуждению состоянии, которая активируется при поступлении специфичного внешнего или спонтанного внутреннего (например, во сне) сенсорного сигнала. Чувственный символ может порождаться и неспецифичным нервным сигналом. Например, у шизофреников возникают сложные галлюцинации, провоцируемые неспецифичной электрической активностью какого-то участка головного мозга. Более того, специфичный сигнал, обладая определенной структурой, по-видимому, осуществляет также торможение, организуя и подавляя «глюки». Например, известно, что у человека, помещенного в абсолютно темную без всяких звуков комнату (т. е. лишенного специфичных чувственных сигналов), развивается нервозность, появляются видения и т.п. Но это присуще только человеку и, возможно, некоторым высшим млекопитающим. Вообще у животных, как можно предположить, чувственные символы активируются только при ощущениях и, тем самым, отождествляются с чувственными образами. Поэтому у животных нет сознания.

Деятельность нервной системы при символическом чувственном восприятии предполагает запоминание корреляции символов (например, их причинно-следственного упорядочивания), в том числе при нерефлекторных психических операциях. Такая корреляционная память наделяет систему символов структурой, которая характеризуется как целостность восприятия.

Отличие человека от животных состоит в том, что его мозг содержит не только чувственные символы.

В режиме самодействия чувственному символу может сопоставляться другой чувственный символ, например определенный набор звуков – слово. Такой символ можно активировать, чтобы передать (произнести) и при этом самому услышать произнесенное. Но можно его активировать опять же в режиме самодействия, не направляя сигнал на моторные нейроны или посылая ослабленный сигнал (некоторые люди шевелят губами, когда читают или думают).

Происходит отчуждение чувственного символа от ощущения. Чувственный символ, отчужденный от ощущения, становится понятием.

В результате нескольких мутаций, изменивших анатомию некоего вида гоминид, они приобрели возможность, во-первых, усложнить свою деятельность и тем самым увеличить потребность в обмене информацией и, во-вторых, произносить разнообразные комбинации звуков, а их мозг оказался способен справиться с этими задачами, начав оперировать понятиями. Нерефлекторные психические операции, перенесенные на понятия, составляют процесс мышления. В результате появился человек, обладающий сознанием, контент которого образуют понятия, объединенные мышлением.

Отчуждение чувственного символа является ключевым для формирования понятия. Это не происходит без социального контакта с другими людьми. Известны несколько случаев реальных «маугли» – детей, проведших свои первые годы без общения с людьми. Они не обладали какими-либо элементами человеческого сознания, и, более того, все последующие попытки привить им что-то человеческое оказались безрезультатными.

Понятие как отчужденный чувственный символ уже не тождественно последнему. Понятие может охватывать разные чувственные символы, множество которых, вообще говоря, не фиксировано. Более того, при наличии сознания меняется также процесс чувственного восприятия. Чувственное ощущение сопоставляется не только с находящимися в памяти чувственными символами, но и с понятиями. Когда человек видит слона, он воспринимает не только его конкретный образ, но и распознает его как «слон». Таким образом, чувственное восприятие оказывается отчужденным от сознания. Это относится и к внутренним ощущениям. Когда у животного что-то болит, ему просто плохо в этом месте. Когда болит у человека, он понимает, что это – «боль». В результате человеческое сознание выступает как «Я», отчужденное от чувственной картины окружающего мира, воспринимаемого как «не-Я».

Таким образом, первичными понятиями, составляющими контент человеческого сознания, являются производными чувственных символов, отчужденные от них и возникшие в процессе обмена информацией и при других формах социального контакта. Из них возникают производные понятия и т. д., но и они так или иначе привязаны к чувственному опыту. Поэтому понятие в человеческом сознании изначально ассоциативно: оно ассоциировано с некоторым (не вполне определенном и меняющемся) множеством чувственных символов и основано на (коллективном и индивидуальном) опыте обыденной жизни. Они «антропоморфны». Такие понятия не поддаются строгому определению, а если и поддаются то через другие понятия, которые сами являются ассоциативными, например «дерево» или даже «окружность». Есть математическое определение окружности, как множества точек плоскости, равноудаленных от некоторой фиксированной точки этой плоскости. Но смысл едва ли ни каждого слова в этом определении является ассоциативным.

Более того, например, у древних египтян вообще не было понятия «круглый» и не было понятия «сравнение». Поэтому они не говорили, что луна круглая или что луна – как лепешка, а говорили, что луна – это лепешка. В качестве другого примера напомним, что у древних греков не было понятия цвета.

Если понятия по своей природе ассоциативны, «не строги», то можно ли на них построить строгую логику?

Пусть дано некоторое множество понятий. Чтобы построить на них как на объектах некоторую логическую систему, смысл этих понятий не столь важен. Важны задаваемые на них операции. В нашей «антропоморфной» логике они тоже взяты «из жизни» и представляют собой перенесенные на понятия нерефлекторные психические операции. Ключевая из них – это высказывание (или суждение). Почему? Обмен информацией между людьми состоит из высказываний. Соответственно мышление человека складывается из суждений. Поэтому «антропоморфность» нашей логики состоит прежде всего в том, что это логика суждений.

Кроме того, если содержание исходных понятий не существенно для построения логической системы, то не ясно, каков смысл получаемых в ее рамках производных понятий? С чем их ассоциировать, возвращаясь к реальной системе? Поэтому априорная применимость нашей логики для познания весьма условна. Она успешна апостериори в «обыденной» жизни и в ситуациях, где адекватны основанные на повседневном опыте представления. В физике это классическая механика и теория поля, частично квантовая механика, но, по-видимому, не квантовая теория поля.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#54   morozov »

Gennadi Sardanashvily

История советской физики: Наука с партбилетом

sardanashvily
28 мая, 2011

Советской власти слишком умные были не нужны, и она от них так или иначе избавлялась. Я пишу о 60 – 80-х годах, когда ученых не репрессировали и не убивали, если дело напрямую не касалось политики. Но, за исключением А.Д. Сахарова, ученые в политику не вторгались, потому что это уже были советские ученые. Кстати, пример Сахарова был намеренно запугивающим: для власти, мол, никакие заслуги, звания и награды, да и просто уважение к интеллекту, ничего не значат и она любому «скрутит голову». Хотя в научном сообществе Сахарова не одобряли: он – ученый, может быть даже гений, его дело – наука, а не драка «на кулачках».
Но в 60-е годы власть могла уже не беспокоиться. Само научное сообщество отторгало талантливых и креативных. В 30 – 50-е годы, несмотря на репрессии, в отечественной науке доминировала дореволюционная профессура и ее «непролетарские» ученики 20-х – начала 30-х годов. Именно они – истинные авторы «выдающихся побед советской науки». Если где-то их изгоняли, то только при непосредственном участии власти: буквально или фигурально выстрелом в затылок. Однако к концу 50-х в результате естественной смены поколений и целенаправленной кадровой политики наросла критическая масса других, советских, ученых и отечественная наука стала истинно «советской».
Главным принципом кадровой политики, которая трансформировала просто науку в советскую науку, была партийность. Я не касаюсь здесь идеологии и прочих «высоких материй». Я сосредоточусь только на кадрах, но кадры, как говаривал Сталин, «решают все».
Партийность в кадровой политике формулировалась просто: членство в КПСС является дополнительным, а с некоторого уровня и необходимым фактором карьерного роста ученого. Преимущество также имели бывшие фронтовики. Что тут уж очень страшного? В США, например, тоже есть программы поддержки профессионального роста разных социальных и национальных меньшинств. Даже шутят, что там самое выгодное – «быть одноногой негритянкой, которая к тому же мать-одиночка с нестандартной сексуальной ориентацией». Правда, в США не требуют, чтобы все директора институтов были такими «одноногими негритянками». А у нас директора обязательно должны были быть, конечно не негритянками, но членами КПСС. Ну и что? Сейчас директора институтов сплошь беспартийные, а наука лучше не стала.
Проблема состояла в том, что партийность была не только не профессиональным, но, более того, антипрофессиональным фактором научной карьеры. Чем сильнее этот фактор действовал, тем хуже было для науки.
Следует отдать должное партийным кадровикам: они «за версту» чувствовали «не своего», старались отбирать только «системных». «Системным» для партии и Советской власти считался тот, кто мог солгать сам себе и свято поверить в эту ложь. А что солгать, партия всегда скажет. «Системный» человек должен не только осознавать «объективную необходимость», но и любить ее (вопрос на собеседовании: «Вы любите Ленина? Нет, вы не любите Ленина!»). Циники и прожженные лгуны, например, не подходили. Такой ради карьеры сделает что угодно, а потом обманет. Настоящие ученые тоже не подходили. Если он врет, то всегда знает, что врет. Прикинуться не удавалось: не хватало искренности. Как, например, изобразить искреннюю любовь к Ленину? Поэтому рано или поздно раскусят и высоко не пустят – так и будешь в парткоме заниматься народной дружиной или овощными базами.
На физфаке партийцев даже с тройками принимали в аспирантуру. После аспирантуры их, как правило, оставляли работать на факультете, даже если не было московской прописки (находили решение). Не могу сказать, что членам партии как-то специально помогали защищать диссертации, но заведомо никогда не препятствовали, а остальным по тем или иным соображениям иногда мешали, затягивали защиту. Почти все заведующие кафедрами, все руководство факультета были членами партии. С точки зрения организации управления это было весьма рационально: на партийцев был дополнительный рычаг воздействия, причем неформальный. Партийцу и чисто по-человечески было удобнее иметь дело со «своим», партийцем. В результате складывалась своего рода корпорация партийцев, помимо официальной партийной организации. Да и официально они у себя в парткоме или на партгруппе собирались, что-то обсуждали, а до остальных доносили уже принятые решения.
Поскольку руководство наукой, начиная с заведующих кафедрами, лабораториями и отделами, стало партийным, для него нужны были кадры со степенями: доктора наук и профессора. Не знаю, как конкретно, но это было обеспечено, и тогда наука стала по-настоящему советской.
«Советизации» нашей науки очень поспособствовала ее изолированность. Зачем соотносить свои и чужие результаты с мировым уровнем? Это не приветствовалось. Печатайся в отечественных журналах среди таких же, как сам, и не умничай. «Ты меня уважаешь, я тебя уважаю – мы уважаемые люди», доктора наук и профессора.
Когда в науке наросла критическая масса партийных («системных») ученых, еще и руководящих, научное сообщество стало уже инстинктивно, помимо специальных решений и указаний, отторгать неординарных, талантливых, да просто слишком умных людей. Такие люди раздражали «системную» массу даже по мелочам, просто своей свободой.
Война и Победа нанесли колоссальный вред отечественный науке. А разве могло быть иначе? В принципе могло. Ведь на науке США война очень хорошо сказалась. Неплохо восстановилась после войны и наука в Германии: 22 Нобелевских премий за последние 40 лет. Хотя разгром немецкой науки был страшным: ее «ариизация» и эмиграция ученых до войны, сама война и вывоз немецких ученых в США и СССР после войны.
Я не буду говорить о тех, кто погиб. Они остались в 45-м, а я пишу о 60-х. Однако те, кто вернулся с войны, так и не смогли полностью отдаться мирной жизни. Кем бы они потом ни стали и чем бы ни занимались, для них звездный час был уже позади, в весеннем 45-м. Они остались пленниками своей победы. Конечно, фронтовики заслужили преференции. Это могли быть жилье, медицинское обслуживание, пособия, повышенные пенсии и т. д. Ничего этого государство им не дало, но звание фронтовика (а потом ветерана) стало дополнительным фактором карьерного роста. К тому же большинство фронтовиков (офицеры – поголовно) были партийцами.
После демобилизации в 1945 – 1947 гг. в вузы пошла фронтовая молодежь. Это были и школьники, сразу ушедшие на фронт, и студенты, призванные во время войны из вузов – всего пять-шесть возрастов. После окончания институтов, многие из ребят-фронтовиков остались в аспирантуре и пошли в науку. Они образовали целую волну ученых, которые в 60 – 70-е стали докторами наук и профессорами, то есть составили костяк научных кадров. В целом это весьма негативно сказалось на отечественной науке. Она «посерела».
Дело в том, что мозг человека продолжает развиваться до 20-22 лет: наращивается и усложняется система связей между нейронами. Именно она определяет ум человека. Причем в возрасте 18 – 22 года этот процесс «поумнения» может быть весьма интенсивным. Известно много примеров (тот же А. Эйнштейн), когда человек до 15-16 лет ничем особенным не выделялся, а к 25 годам становился едва ли не гением. У молодежи 1921 – 1925 годов рождения этот возраст пришелся на войну. В среднем это не могло не сказаться на их развитии.
Война не только убила миллионы наших соотечественников, но и покорежила судьбы победителей. Победа оказалась пирровой.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#55   morozov »

Gennadi Sardanashvily

"Полувысшее" образование

sardanashvily
30 мая, 2011


В современной России фактически нет высшего образования, и началось это не вчера.

«Чтобы преодолеть невежество, надо сначала его осознать» - сказал кто-то из «великих». Нельзя сказать, что по уровню образования наша страна как-то особенно невежественна в сравнении с цивилизованными странами. Но в России невежество является воинствующим. Почему?

Во-первых, географическая и экономическая изолированность России на протяжении всей ее истории. Поэтому сиди себе на болотной кочке и мни себя центром мироздания. Тем более что это мнение особенно никто не оспаривает. Но не потому, что оно верно, а просто: поставляй пушнину, зерно, нефть или газ и думай о себе, что хочешь.

Во-вторых, после падения Византии русская православная церковь возложила на себя миссию главного носителя истинной веры и противостоятеля «латинской ереси». Обычное дело, если ограничиться религией. Каждый чукотский или африканский шаман считает свою веру единственно правильной. Но с какого-то бодуна Россия возомнила, что и во всем остальном она - «третий Рим, и четвертому не быть». Поскольку же с XV-го века всё (!) образование идет в Россию с Запада, оно заведомо подразумевается «антироссийским» и ему надо противодействовать.

Всю мою научную жизнь меня не оставляет досада, что, окончив физфак МГУ, я не получил достаточного систематического высшего образования.

Обучение на физфаке продолжается пять лет, и полгода дается на дипломную работу. Однако в совокупности около года съели военная подготовка, курс общественных наук, обязательные занятия физкультурой и т. д. Таким образом, по специальности я учился всего четыре года. Вот вам и «полувысшее» образование с «красным» дипломом физфака МГУ. Конечно, со второго курса я занялся самообучением. Казалось бы, если что-то необходимо, сядь и выучи, ничего сложного. Но проблема в том, что, не получив систематического образования, я не знаю, чего я не знаю и что мне надо выучить.

При этом я вполне удовлетворен своим школьным образованием, конечно благодаря 2-й математической школе, но и в ней это были всего два уникальных выпуска 1966 и 1967 гг. И я совершенно не согласен с доминирующим мнением о высоком уровне советского школьного образования. Почему?

В советской школе, как и во всем советском обществе, господствовал принцип: всегда во всем есть одно правильное мнение, а все остальные мнения неправильны. Этот принцип был политически мотивирован и опирался на одну из основ марксистской гносеологии – утверждение, что объективная истина, хотя и всегда относительна, но единственна, поскольку единственна реальность. Это ошибочно даже для естественных наук и заведомо неправильно в отношении социума. Однако такая, казалось бы, абстрактная гносеологическая ошибка имела вполне конкретное следствие: этот принцип внедрялся тотально. Его даже самое невинное нарушение могло породить цепную реакцию. Поэтому «разномыслие» в советском обществе выпалывалось на корню, где бы то ни было. При этом главной задачей советской науки ставилось выработать научно обоснованное правильное мнение (фактически же, обосновать мнение советского руководства), а советского среднего и высшего образования – безальтернативно утвердить это мнение в сознании людей.

Правда, в СССР в какой-то мере был культ образования, хотя только до определенного уровня – грамотных исполнителей. Но подавляющее большинство привлекала в образовании прежде всего его статусность («корочки», должность), а не содержание, знание и уж тем более не креативность и интеллект. Гуманитарное же образование в СССР (за исключением каких-нибудь филологов) вообще сегодня нельзя считать образованием. Ради интереса, я посмотрел списки публикаций ведущих специалистов «Вышки» – практически нет работ в авторитетных мировых журналах.

Громадный вред стране нанесла чрезвычайно широкая практика в СССР заочного высшего образования. Очень большое количество людей имело дипломы, занимало высокие посты, но фактически было без высшего образования. И дело не в отсутствии специальных знаний, а в том, что высшее образование дает навык работы со сложными и многовариантными системами. Оно прививает автоматизм анализирования всего: слов, дел, явлений, событий. Поэтому человек с высшим образованием, но даже работающий по другой специальности – человек другого уровня. Ему труднее «повесить лапшу на уши», он сможет уловить алогичность фразы, даже если мало что понимает в ее содержании. Кстати, едва ли ни большинство судей в стране – заочники. И среди «элиты» страны, как они себя мнят, большинство людей фактически без высшего или с «недовысшим» (троечники) образованием. Поинтересуйтесь, что и как они закончили, посмотрите список предметов, которые они изучали, опять же темы их дипломных работ и диссертаций: какая-нибудь «Оптимизация критериев социалистического соревнования работников коммунального хозяйства».

Что вообще сейчас следует считать действительно высшим образованием? Современная наука основана на применении весьма продвинутых и изощренных методов. Она радикально отличается от науки гениальных догадок и простых формул времен Эйнштейна и Гейзенберга. Фронт науки уходит за горизонт. От дипломников и аспирантов толку мало, они его не могут достигнуть. Сегодня хоть какая-то компетентность в науке начинается с уровня postdoc (кандидата наук). Это и есть реальное высшее образование. Вообще, фронт знаний настолько ушел вперед, что дипломы вузов нельзя считать высшим образованием. Высшее образование начинается с Ph.D. и наших кандидатских. Более того, вся существующая градация начального, среднего и высшего образования потеряла смысл. Начальное образование (4-5 классы) сейчас не дает человеку никакой возможности вписаться в современное общество, устроится на достойную работу и т. п. Поэтому это не образование, а только подготовка к образованию. Средняя школа обеспечивает минимум образования, с которым человек сейчас может как-то жить и работать, причем без профессии. Поэтому это только начальное образование. Вузы дают некоторую среднего уровня профессиональную подготовку, базу для дальнейшего роста или профессиональной мобильности, но выпускники вузов еще не профессионалы в своей области. Поэтому вузовское образование – это сейчас «полувысшее», а фактически среднее образование рядового члена общества. Это надо ясно осознавать тем, кто стремится сегодня делать карьеру.

Я не понимаю, что сейчас происходит в средней школе. Современные дошколята – умные, продвинутые, они читают, считают, владеют компьютером и всякой техникой (мои внуки – дошколята). Но уровень тех, кто приходит из школы в вузы настолько низок, что им заведомо невозможно дать высшее образование. Они просто тупы, их знания сводятся к некоему набору ключевых слов по специализации, никакой вариабельности и никакого общего образования. Они уже не могут учиться. Как следствие в вузах даже уменьшилась коррупция. Почему? Можно взимать мзду с 10% - 20% «незнаек», но не тогда, когда их фактически 100%. Поэтому вузовские преподаватели теперь просто ставят всем положительные оценки, и «да ну их …».

Не на высоте и сами российские вузы. Вот данные одного из мировых рейтингов «QS Top University Ranking”, в котором 750 университетов. В 2010 г. лучший российский вуз, МГУ, занял в нем 93-е место с коэффициентом 66.12 из 100. В этом рейтинге из российских вузов, помимо МГУ, присутствуют еще только: Новосибирский университет – 375-е место, Томский университет на 401-450-ом местах, «Вышка» - на 451-500-ом местах, Казанский университет – на 501-550-ом местах и МГИМО – после 600-го места. В первой сотне мировых университетов – 34 из США, 18 – Великобритания, 7 – Австралия, 5 – Германии и Япония, 4 – Нидерланды, 3 – Канада, Швейцария и Гонконг, 2 – Швеция, Южная Корея, Сингапур, Франция, Дания и Китай. Причем, среди первых 20 университетов – 13 из США, 4 – Великобритания и по одному – из Швейцарии, Канады и Австралии.

Еще десять лет назад из страны уезжали «за знанием» в основном после вуза, теперь уже детей вывозят и до вуза, и до школы (и называют это «эвакуацией на учебу»).

Впрочем, даже при наилучшей системе высшего образования ни одна страна не может сейчас обеспечить себя отечественными кадрами высшей квалификации. Проблема чисто биологическая. Из разных оценок следует, что потенциально очень умных людей рождается примерно один на 10000 тыс. Даже если все они реализуются, это очень мало. У нас их не более 15000 тыс., а фактически гораздо меньше. Поэтому надо привлекать талантливых иностранцев, беззастенчиво оголяя другие страны. Гораздо более успешно, чем кто-либо другой, это делают США: всасывают умников со всего мира. В Европе гораздо менее активно, но всё же – Англия, Франция, Германия. Из России таланты высасывают (вернее, они сами разбегаются по всему миру, как тараканы), и по многим причинам никаких перспектив, чтобы изменить эту ситуацию, нет.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

эдя псковский
Сообщения: 1552
Зарегистрирован: Ср фев 04, 2009 13:09
Откуда: Пскопские мы

Re: КНИГА

Номер сообщения:#56   эдя псковский »

"Таким образом, первичными понятиями, составляющими контент человеческого сознания, являются производными чувственных символов, отчужденные от них и возникшие в процессе обмена информацией и при других формах социального контакта. Из них возникают производные понятия и т. д., но и они так или иначе привязаны к чувственному опыту. Поэтому понятие в человеческом сознании изначально ассоциативно: оно ассоциировано с некоторым (не вполне определенном и меняющемся) множеством чувственных символов и основано на (коллективном и индивидуальном) опыте обыденной жизни. Они «антропоморфны». Такие понятия не поддаются строгому определению, а если и поддаются то через другие понятия, которые сами являются ассоциативными, например «дерево» или даже «окружность». Есть математическое определение окружности, как множества точек плоскости, равноудаленных от некоторой фиксированной точки этой плоскости. Но смысл едва ли ни каждого слова в этом определении является ассоциативным."

Это- единственное с чем могу согласиться. Таки честнее рассуждать о разуме дав ему определение.
С моей точки зрения это, как первое приближение - алгоритм распознающий код поощрения. Очевидно при таком определении и условие существования разума. Как только код разгадан, так разум умирает, если код не меняется. Если код меняется слишком быстро, разум умирает так же. Т.о., только при соответствующей динамике изменения кода и способности анализировать у разума, возможно существование разума.

" Известно много примеров (тот же А. Эйнштейн), когда человек до 15-16 лет ничем особенным не выделялся, а к 25 годам становился едва ли не гением."
Простой вопрос - кто как и чем измерял Эйнштейна? Не? Тогда о чем разговор? Где у ученого научная методология, когда он браконьерствует в чужом лесу? Есть тезис "все познается в сравнении". Как можно критиковать советскую науку вне ЭТАЛОНА? С чем мы ее сравниваем? С Царствием Божьим? С Академией Иисуса Христа? Есть любопытная статистика. Там например указаны затраты на одно изобретение по разным странам. Так вот по этому показателю самые тупые - израильтяне, а самые умные - южные корейцы. Россияне, украинцы и белорусы на третьем, четвертом и пятом месте. Развитых стран в призерах по этому показателю нет. Но у них самые высокие показатели по изобретениям на душу населения при бешеных затратах на науку и технологии.

"Из России таланты высасывают (вернее, они сами разбегаются по всему миру, как тараканы), и по многим причинам никаких перспектив, чтобы изменить эту ситуацию, нет." Простой вопрос, у Российской империи были перспективы для рывка СССР? Социум штука непредсказуемая.

"В 2010 г. лучший российский вуз, МГУ, занял в нем 93-е место с коэффициентом 66."
Вот интересно, по мнению автора в этом виноват Сталин или Грозный? :D :D :D

"В 30 – 50-е годы, несмотря на репрессии, в отечественной науке доминировала дореволюционная профессура и ее «непролетарские» ученики 20-х – начала 30-х годов. Именно они – истинные авторы «выдающихся побед советской науки»."
Т.е. научно и честно как отправную точку взять тезис, что именно период хождения строем в сталинскую столовую порождает прогресс в науке. Так как в царской России люди той же формации такого эффекта не дали. Честным надо быть однако. :D :D :D БЛАГОДАРЯ РЕПРЕССИЯМ согласно автору и формальной логике достигается прогресс в науке. Я даже не смею предположить, что репрессий как таковых не было. Кстати, вот Ньютон своих научных противников отправлял на эшафот. Это считается репрессиями?

"Однако к концу 50-х в результате естественной смены поколений и целенаправленной кадровой политики наросла критическая масса других, советских, ученых и отечественная наука стала истинно «советской»." Как? Торжество оттепели, демократии и хрущевских свобод обвалило науку? :D :D :D
Последний раз редактировалось эдя псковский Вс май 07, 2017 23:49, всего редактировалось 1 раз.
Я не знаю, что есть вращение.

FENIMUS
Сообщения: 999
Зарегистрирован: Пн мар 31, 2008 11:57
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#57   FENIMUS »

эдя псковский писал(а):
Вс май 07, 2017 18:56
" Известно много примеров (тот же А. Эйнштейн), когда человек до 15-16 лет ничем особенным не выделялся, а к 25 годам становился едва ли не гением."
Здесь компромис, кошки и собаки становятся самостоятельными быстрее человека, но у них потолок интеллекта ниже чем у человека. Тупые люди развиваются быстрее, у кого большой потенциал медленее, бывают настолько медленно, что вообще учатся на двойки и идут работать строителями и грузчиками. Если у человека в голове "много проводов", ему нужно больше времени чтобы проверить, как работают все эти провода, и думать ему тяжелее, потому как все нейроны работают одновременно и тратят больше энергии. Девочки начинают говорить быстрее мальчиков, потому что они глупее мальчиков. Девочки в большинстве случаев не могут выиграть у мальчиков в компьютерные игры, потому что они глупее, но они компенсируют это хитростью, потому как размышления их дляться не долго, и после размышлений у них остается больше времени на составление простых и быстрых вариантов развития действий (что у них получается, тем и пользуются).
У умного человека потенциал больше, потому что при размышлении у него возникает больше асосоциаций и предметов для размышления. У тупого человека нервных связей меньше, асоциаций у него возникает меньше, по причине, что просто отсутствует часть нейронов, которая могла бы вызвать эти ассоциации. И соответственно тупой человек видит мир не так как умный, но ему хватает его ассоциаций для ориентации в мире и выполнения базовых функций.

Аватара пользователя
Кисантий
Сообщения: 7552
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 18:57

Re: КНИГА

Номер сообщения:#58   Кисантий »

FENIMUS писал(а):
Вс май 07, 2017 20:12
эдя псковский писал(а):
Вс май 07, 2017 18:56
" Известно много примеров (тот же А. Эйнштейн), когда человек до 15-16 лет ничем особенным не выделялся, а к 25 годам становился едва ли не гением."
Здесь компромис, кошки и собаки становятся самостоятельными быстрее человека, но у них потолок интеллекта ниже чем у человека. Тупые люди развиваются быстрее, у кого большой потенциал медленее, бывают настолько медленно, что вообще учатся на двойки и идут работать строителями и грузчиками. Если у человека в голове "много проводов", ему нужно больше времени чтобы проверить, как работают все эти провода, и думать ему тяжелее, потому как все нейроны работают одновременно и тратят больше энергии. Девочки начинают говорить быстрее мальчиков, потому что они глупее мальчиков. Девочки в большинстве случаев не могут выиграть у мальчиков в компьютерные игры, потому что они глупее, но они компенсируют это хитростью, потому как размышления их дляться не долго, и после размышлений у них остается больше времени на составление простых и быстрых вариантов развития действий (что у них получается, тем и пользуются).
У умного человека потенциал больше, потому что при размышлении у него возникает больше асосоциаций и предметов для размышления. У тупого человека нервных связей меньше, асоциаций у него возникает меньше, по причине, что просто отсутствует часть нейронов, которая могла бы вызвать эти ассоциации. И соответственно тупой человек видит мир не так как умный, но ему хватает его ассоциаций для ориентации в мире и выполнения базовых функций.
>но у них потолок интеллекта ниже чем у человека.
вы что собака :?: :shock:
Кот это очень древнее и неприкосновенное животное. Кот спас жизнь хозяину, позвонив в 911

FENIMUS
Сообщения: 999
Зарегистрирован: Пн мар 31, 2008 11:57
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#59   FENIMUS »

Кисантий писал(а):
Вс май 07, 2017 22:04
FENIMUS писал(а):
Вс май 07, 2017 20:12
эдя псковский писал(а):
Вс май 07, 2017 18:56
" Известно много примеров (тот же А. Эйнштейн), когда человек до 15-16 лет ничем особенным не выделялся, а к 25 годам становился едва ли не гением."
Здесь компромис, кошки и собаки становятся самостоятельными быстрее человека, но у них потолок интеллекта ниже чем у человека. Тупые люди развиваются быстрее, у кого большой потенциал медленее, бывают настолько медленно, что вообще учатся на двойки и идут работать строителями и грузчиками. Если у человека в голове "много проводов", ему нужно больше времени чтобы проверить, как работают все эти провода, и думать ему тяжелее, потому как все нейроны работают одновременно и тратят больше энергии. Девочки начинают говорить быстрее мальчиков, потому что они глупее мальчиков. Девочки в большинстве случаев не могут выиграть у мальчиков в компьютерные игры, потому что они глупее, но они компенсируют это хитростью, потому как размышления их дляться не долго, и после размышлений у них остается больше времени на составление простых и быстрых вариантов развития действий (что у них получается, тем и пользуются).
У умного человека потенциал больше, потому что при размышлении у него возникает больше асосоциаций и предметов для размышления. У тупого человека нервных связей меньше, асоциаций у него возникает меньше, по причине, что просто отсутствует часть нейронов, которая могла бы вызвать эти ассоциации. И соответственно тупой человек видит мир не так как умный, но ему хватает его ассоциаций для ориентации в мире и выполнения базовых функций.
>но у них потолок интеллекта ниже чем у человека.
вы что собака :?: :shock:
Ты бараном как был, так и останешься, не встрявай во взрослые разговоры.

Аватара пользователя
morozov
Сообщения: 34603
Зарегистрирован: Вт май 17, 2005 18:44
Откуда: с Уралу
Контактная информация:

Re: КНИГА

Номер сообщения:#60   morozov »

Gennadi Sardanashvily

Мои десять заповедей как ученого-материалиста

sardanashvily
17 апреля, 2011


Главная


Противоречие – предпосылка развития.



О смыслах жизни

Смысл жизни – в самом ее существовании.

Условия жизни придают значимость самому ее существованию.

Бог создал человека для того, чтобы он создал то, что не может создать сам Бог.



Об истине

Любая система суждений или неполна, или противоречива.

Объективная истина многовариантна.

Предметом познания является только воспроизводящаяся реальность.



О Боге

Бог – это трансцендентный абсолют (если он есть) или идея трансцендентного абсолюта (если его нет). Существование такого Бога в принципе не доказуемо и не опровергаемо, а потому правомерна гипотеза его существования.

Если Бог есть, мир предстает ему через мозаику человеческих и других разумных «Я», которые составляют содержательный контент Бога. Поэтому ученый, познавая мир, угоден Богу, даже если в него не верит.

Религия – неотъемлемый атрибут любой разумной жизни как форма преодоления отчуждения между «Я» и «не-Я», но всякая конкретная религия ложна и не имеет отношения к Богу, есть он или его нет.
С уважением, Морозов Валерий Борисович

Ответить

Вернуться в «Дискуссионный клуб / Debating-Society»